II. Соперничество Афин и Спарты и Афинский морской союз

130. Переход гегемонии от Спарты к Афинам

Во время войны с персами большая часть государств Средней и Южной Греции находились между собою в союзе, и между Спартою и Афинами существовало своего рода, соглашение, благодаря которому только и был возможен самый этот союз. В сущности, однако, Спарта и Афины не могли долго находиться в дружбе между собою, во‑первых, потому, что после афинских побед между обоими государствами должно было возникнуть соперничество, а во‑вторых, и в виду различия в их внутреннем устройстве, тем более, что Афины в это время перешли к полной демократии. (Не нужно забывать, что перед самым началом греко‑персидских войн между спартанцами и афинянами существовали довольно враждебные отношения). Уже после Платейской битвы Спарта стала обнаруживать зависть по отношение к Афинам. Когда афиняне задумали обнести свой город и гавань Пирей стенами на случай нового нападения персов, спартанцы воспротивились этому, говоря, что такие укрепления могут только послужить на пользу персам при повторении попытки завоевать Грецию. Фемистокл поехал сам в Спарту для переговоров по этому делу и старался успокоить спартанцев, но нарочно вел это дело очень медленно, чтобы афиняне успели возвести стены до такой высоты, при которой они могли бы уже служить защитой в случае нападения. Вскоре одно обстоятельство сильно повредило спартанцам в глазах других союзников. Их полководец Павзаний, отправившийся во главе греческого флота для освобождения островов Эгейского моря и берегов Фракии, вооружил против себя союзников надменным обращением и изменою общему греческому делу. После взятия Византии он начал вести себя, как персидский сатрап, и даже вступил в тайные сношения с Ксерксом, предлагая ему свои услуги в деле покорения Греции. Союзники обратились с жалобою на Павзания к афинским полководцам, а те довели обо всем деле до сведения спартанцев. Павзаний был отозван в Спарту, но не только не прекратил своих сношений с Персией, а стал даже пытаться при помощи илотов произвести государственный переворот в самой Спарте. Это повлекло за собою приказ эфоров о взятии изменника под стражу. Павзаний искал убежища в одном храме, где умер голодною смертью, потому что эфоры велели заложить наглухо все входы в храм. Отозвание Павзания с театра войны имело своим следствием и удаление всех пелопонесских союзников Спарты. Дальнейшую борьбу с персами вели теперь уже афиняне в союзе с островами Эгейского моря и ионийскими колониями Малой Азии. Спарта прислала было на место Павзания нового военачальника, но у союзников уже был общий вождь в лице афинского полководца Аристида и присланный Спартой полководец не был принят. Так совершился переход на море гегемонии к Афинам. Спарта же должна была ограничиться прежней своей гегемонией в Пелопоннесе. Однако, этим все‑таки еще не был нарушен прежний союз обоих городов. Когда несколько лет спустя (464) Спарту разрушило землетрясение и этим воспользовались илоты и восстали против своих притеснителей, афиняне, по просьбе спартанцев, послали им на помощь войско. Только после того, как, заподозрив афинян в коварстве, спартанцы отправили назад их отряд, Афины объявили свой военный союз со Спартою расторгнутым.

 

131. Афинская симмахия

Самое превращение борьбы с персами в войну преимущественно морскую не позволяло Спарте с её пелопонесскими союзниками оставаться во главе всех греков, потому что на море, не имея флота, они ничего не значили. Остальные союзники сами просили афинян взять предводительство над ними в свои руки, и следствием этого было образование морской афинской симмахии (морского союза). Главным организатором этого союза явился Аристид, честность которого доставила ему всеобщее доверие. Все участники афинского морского союза должны были иметь равные права и одинаковый голос в решении общих дел на съездах своих уполномоченных, которые собирались на острове Делосе. Здесь был храм Аполлона, считавшийся общею святынею ионийского племени, и потому этот остров был избран, как сборный пункт союза и место для хранения общей казны. Отсюда и первоначальное название союза – делосской симмахией. Участники симмахии были обязаны поставлять известное количество кораблей или заменят их денежными взносами, и с самого же начала многие города предпочитали пользоваться вторым способом исполнения своих союзных обязанностей. Первое распределение, сколько кто должен был вносить денег в общую казну, было произведено Аристидом. Эта‑то симмахия, в которой участвовало в эпоху наибольшего её развития около трехсот городов, и вела войну с персами до самого конца.

Эллинская трирема

Эллинская трирема эпохи Первого афинского морского союза

Автор изображения - Deutsches Museum, Munich, Germany

 

Ввиду того, что большинство членов находило более удобным платить только деньги, не участвуя в войне своими кораблями, мало-помалу первенство Афин в союзе превратилось в главенство. Афиняне, руководившие войною, распоряжались союзною казною, как им казалось лучше, и прямо по своему усмотрению предпринимали те или другие военный действия. Их талантливый полководец Кимон в это время одерживал одну победу за другою и этим еще более поднимал значение Афин. Союзный съезд стал утрачивать свое значение, и афиняне начали смотреть на союзников, как на данников. Когда отдельные города, тяготясь таким положением, делали попытки выйти из симмахии, афиняне объявляли их изменниками и усмиряли силою, в виде наказания превращая их в подвластные общины. В конце концов афинский союз превратился в афинскую державу (άρχή). Во главе этой морской державы в качестве высшего её правителя стояла Афинская республика, сосредоточившая в своих руках все власти. Афиняне посылали в отдельные города своих уполномоченных, которые должны были иметь надзор за их управлением, а иногда и вводить в них угодные афинянам перемены. Вместе с этим во многих городах стояли афинские гарнизоны, наблюдавшие за спокойствием и верностью этих союзников. У местных судов были отняты все особенно важные дела, и процессы по ним должны были вестись в Афинах. Определение количества взноса в общую казну зависело также только от афинян, и наконец они в 454 г. прямо перенесли казну с острова Делоса в свой город. Победив персов, афиняне протянули руку восставшему против Персии Египту, но потерпели в этом предприятии неудачу. Боясь нового вторжения персов на острова Эгейского моря, они и решили перенести к себе союзную казну. Это было как бы завершением процесса, превратившего союз равноправных городов в державу одного города.

 

132. Стремление Афин утвердиться на материке

Афины не удовольствовались одною морскою гегемонией, но начали стремиться и к тому, чтобы получить преобладание на суше. Пелопонесские греки давно уже тяготились господством Спарты, и во многих местах полуострова произошли демократические движения. Афиняне стали поощрять врагов Спарты и заключать союзы с такими государствами, как Аргос и Мегара; кроме того, к союзу присоединилась и Фессалия. Вскоре затем (457) афиняне принудили силою Беотию и Фокиду примкнуть к их державе и высылать им вспомогательные войска, но здесь им не удалось прочно утвердиться, и через десять лет Средняя Греция освободилась от их власти. Спарта, где только могла, всегда противодействовала Афинам, и дело кончилось тем, что в 445 г. между Афинами и спартанским союзом был заключен на тридцать лет мир, по которому каждая сторона должна была оставаться при своих владениях, а государствам, стоявшим вне обоих союзов, предоставлено было право присоединяться к любому из них.

В течение полустолетия, отделяющего реформу Клисфена от превращения афинской республики в большую морскую державу, внутри самих Афин произошли большие перемены, которые имели своим следствием полное развитие демократии.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.