Ганнибал

если вам нужны КРАТКИЕ сведения по этой теме, прочтите статью Ганнибал - краткая биография 
Ганнибал

Ганнибал

– сын Гамилькара Барки, один из величайших полководцев и государственных мужей древности. Ганнибал родился в 247 г. до Р. Х.. Ему было 9 лет, когда отец взял его с собою в Испанию, где искал для Карфагена вознаграждения за потери, понесенные после Первой Пунической войны в Сицилии. По словам Полибия и других историков, перед отправлением в поход Гамилькар Барка заставил мальчика-Ганнибала поклясться перед алтарем, что он всю жизнь будет непримиримым врагом Рима. Эту клятву Ганнибал сдержал полностью. Его выдающиеся способности, необыкновенные условия его воспитания подготовляли в нем достойного преемника своего отца, достойного наследника его замыслов, гения и ненависти. Свои полководческие дарования Ганнибал обнаружил сразу после смерти отца (229 г.), став в возрасте 21 года начальником конницы у зятя своего Газдрубала, который после Гамилькара принял главное начальство в Испании. Когда в 221 г. пал от руки убийц и Газдрубал, испанская армия избрала Ганнибала своим главным полководцем.

 

Замыслы Ганнибала

Верный своей клятве, унаследовав отцовскую отвагу, Ганнибал замыслил возобновить борьбу с Римом, от которой заботливо уклонялся осторожный Газдрубал. Ганнибалу давно было ясно, что шаткий мир с Римом не может продержаться долго; его проницательный ум понимал, что за совершенным покорением галлов Северной Италии скоро последует вмешательство римлян в испанские дела. Нельзя было в бездействии ждать, пока храбрейшие галльские воины погибнут в битвах и соплеменники их покорятся игу Рима. Ганнибалу надобно было остановить римлян теперь, или навсегда отказаться от надежды остановить их стремление к владычеству над всеми народами. Карфагенское войско в Испании было многочисленно, искусно и храбро, было предано полководцу Ганнибалу и его роду. Рим покупал свои победы и завоевания кровью своих граждан; испанская война стоила мало крови Карфагену; у Ганнибала было много денег в войсковой кассе, много военных запасов, потому он мог легко пополнять новыми наемниками убыль, какую будут производить битвы в рядах воинов его, мог всегда сохранять войско многочисленным. Людей, готовых сражаться для получения жалованья и добычи, было достаточно в Испании. Во многих из государств, принужденных вступить в союз с Римом, еще были живы воспоминания о прежней независимости; горькое чувство национального унижения еще оставалось во многих италийцах. В своих полководческих замыслах Ганнибал мог рассчитывать, что если ему удастся поднять против Рима все недовольные города, все покоренные народы, соединить на войну с римлянами всех их врагов от Альп до Сицилийского пролива и в Сицилии, если все эти враждебные Риму силы присоединятся к многочисленному карфагенскому войску под его отважным управлением, то Рим, при всей своей энергии, не устоит против стольких врагов. Мысль, что Карфаген займет тогда место Рима, не могла пугать италийские племена. Отдаленный торговый город, в котором нет единодушия между гражданами, сельские подданные которого недовольны его управлением, не мог быть страшен пастухам и поселянам, живущим вдали от моря. Эти соображения привели Ганнибала к решимости немедленно начать с Римом войну, которая во всяком случае неизбежно должна была раньше или позже начаться. Ганнибал не хотел ждать, пока владычество Рима над всей Италией упрочится, и все племена её примирятся с подчинением своим Риму. Сам ли Ганнибал пришел к этому замыслу, или он был получена по наследству от отца, но он действовал в духе отцовской отваги.

 

Характер Ганнибала

Еще никогда такой враг с таким сильным войском не заставал своим нападением Рим в такой неготовности к борьбе. У римлян было много искусных полководцев, но ни один из них не равнялся Ганнибалу характером, военными талантами, находчивостью ума, быстротой и верностью взгляда; он вырос в стане, был воспитанником своего великого отца, был подле него, когда он получил смертельную рану; в этой школе Ганнибал приобрел все доблести храброго воина, всю опытность искусного полководца. Ни один из его товарищей по оружию не превосходил его быстротою бега, никто не умел ездить верхом и фехтовать лучше его; крепкое, стройное тело его могло выносить все труды и лишения. В те годы, когда главнокомандующим был муж его сестры, Газдрубал, Ганнибал, начальствуя конницею, превосходил всех других полководцев храбростью и предприимчивостью, и свойственными его характеру приветливостью и спокойной твердостью приобрел любовь и уважение войска.

 

Тит Ливий о Ганнибале

Старым воинам, говорит Тит Ливий, казалось, что в Ганнибале они видят его отца таким, каким был Гамилькар в молодости: у него были та же живость взгляда, тот же огонь в глазах, те же черты лица. Но скоро сходство с отцом стало наименьшим из прав Ганнибала на любовь воинов. По словам Тита Ливия, никогда не было человека, более способного к исполнению противоположных обязанностей повиновения и начальствования: потому он был одинаково дорог и главнокомандующему и войску; не было человека, которому Газдрубал так охотно поручал бы начальство в предприятиях, требовавших отваги; не было полководца, под командою которого воины были бы так смелы, которому они так доверяли бы. С величайшей отвагой шел Ганнибал в опасность, держал себя в ней с величайшим спокойствием; никакие трудности похода не утомляли его тела, не колебали его мужества. Одинаково легко переносил он зной и холод; он ел и пил не для удовольствия, а лишь по требованию природы. Согласно Ливию, время сна определялось у Ганнибала не разницею дня и ночи; когда оставалось ему время от дел, тогда он спал, и чтобы заснуть, ему не было нужно ни мягкой постели, ни тишины. Часто видели его спящим под коротким военным плащом на голой земле между часовыми. По одежде Ганнибал не отличался от других воинов; но оружие и конь были у него замечательно хороши. Он лучше всех воинов ездил верхом, неутомимее всех ходил пешком. Впереди всех шел он в битву и выходил из неё последний. Но Тит Ливий говорит, что с этими превосходными качествами соединялись в Ганнибале очень дурные: бесчеловечная жестокость и такое вероломство, какое было редко даже между карфагенянами; он презирал правдивость; для него не было ничего священного; он ставил ни во что богов, клятвы, совесть. Одаренный такими достоинствами, обладая такими пороками, Ганнибал три года служил под начальством Газдрубала, внимательно изучая все то, что нужно делать и знать человеку, желающему стать великим полководцем.

В том, что повествует Ливий о дурных качествах Ганнибала, есть преувеличение, порожденное римской ненавистью к нему. Полибий говорит, что Ганнибал вовсе не был жесток. Нибур (в лекциях, изданных по его смерти) замечает, что жестокости, какие приписывает Ганнибалу Тит Ливий, почти все были совершены не им, а начальниками отрядов его войска и, быть может, перенесены на него по недоразумению, произведенному одинаковостью имен: был другой полководец Ганнибал, которого греки называют Ганнибалом Мономахом. Жестокости, какие действительно делал карфагенский главнокомандующий, не превосходили размера, обыкновенного у самих римлян, у которых, как и у всех других народов древнего мира, главной целью войны считалось уничтожение врагов. То же должно сказать и о вероломстве Ганнибала; он никогда не изменял своему обещанию, никогда не нарушал истины, никогда не делал ничего несообразного с благородством его характера, хотя бы верность правилам чести и была для него очень невыгодна.

Ганнибал

Ганнибал

 

 

Полководческие таланты Ганнибала

Ганнибал провел большую часть своей жизни на войне, но он был не лишен образования и любил искусство. В свободные часы он любил разговаривать с греками, из которых особенным его доверием пользовался спартанец Сосил. Он был человек чрезвычайно привлекательного характера; все, сближавшиеся с ним, любили его. Часто положение Ганнибала бывало очень трудно; как полководец он требовал от воинов больших усилий и соблюдения строгой дисциплины. Разноплеменное войско Ганнибала служило только из‑за жалованья и по надежде на добычу, состояло из людей буйных; и однако же никогда не бывало мятежа в этом войске, никогда ни один воин не оказывал ослушания ему. Хитрость и скрытность – обыкновенные черты финикийского характера – были и у Ганнибала; многими из своих военных успехов он был обязан засадам и другим военным обманам. Он чрезвычайно хорошо умел понимать характеры своих противников и пользоваться их слабостями; умел через шпионов узнавать обо всем, что делалось в неприятельском стане. Полибий и Ливий говорят даже, что Ганнибал иногда сам, переодевшись, надев парик и фальшивую бороду, ходил разведывать о неприятеле. Он горячо любил родину, величие и счастье которой было целью всех его желаний и дел.

Таков был человек, сделавшийся теперь полководцем карфагенского войска в Испании, командуя которым умерли его отец и муж его сестры. Ганнибал был государственный человек великих дарований и военных талантов, имевший характеристические черты своего народа: расчетливость, рассудительность, хитрость; полководец осторожный и с тем вместе предприимчивый, предусмотрительный, деятельный, одаренный силою владычествовать над людьми; смертельный враг римлян, ненависть к которым равнялась в нем преданности родине. Войско обрадовалось и стало ждать великих предприятий, когда пришло известие, что карфагенский сенат утвердил выбор Ганнибала в полководцы. Зная сильный характер, военные таланты и патриотизм Ганнибала, можно было с уверенностью думать, что он не удовольствуется такими походами, какими прославились его предшественники. И действительно, предприятия Ганнибала скоро доказали, что он твердо решился начать войну с римлянами.

 

Подготовка войны с Римом

Средства для войны Ганнибала с Римом были хорош подготовлены. Без поддержки карфагенского правительства Гамилькар создал в Испании новую провинцию, богатые рудники которой дали ему богатую казну, а зависимые племена поставляли вспомогательные войска и наемников. Гамилькар оставил Ганнибалу много денег и сильную, привыкшую к победам армию, преданную своему вождю. Ганнибал горячо желал войны с Римом. Но трусливое, меркантильное карфагенское правительство считало планы 26-летнего юноши-полководца фантазией. Чтобы явно не начинать войну наперекор законным властям, Ганнибал всячески провоцировал нарушения мира со стороны дружественной Риму испанской колонии Сагунта. Сагунтяне пожаловались в Рим, и сенат послал в Испанию уполномоченных для разбора дела. Резким обхождением Ганнибал думал вынудить у них объявление войны, но комиссары разгадали его замысел, смолчали и сообщили сенату о собиравшейся грозе. Рим начал вооружаться. Тогда Ганнибал сообщил в Карфаген, что сагунтяне утесняют карфагенских подданных, торболетов, и, не дожидаясь ответа, открыл военные действия. Карфагенское правительство было поражено этим, как громом. Оно поначалу даже собиралось выдать дерзкого главнокомандующего Риму, но то ли по боязни армии Ганнибала, то ли в сознании невозможности загладить совершившееся, то ли по нерешительности осталось в бездействии: не объявило само войны Риму, но и не препятствовало ее продолжению. После 8-месячной осады Ганнибалом Сагунт пал (219 г.). Римские послы потребовали в Карфагене выдачи Ганнибала и, не получив ни удовлетворительного, ни отрицательного ответа, объявили войну, которая названа Второй Пунической – или Ганнибаловой войной.

Война с Ганнибалом. Карта

Война Рима с Ганнибалом. Карта

 

 

Вторжение Ганнибала в Италию

(Подробнее о Второй Пунической войне читайте в статье «Война с Ганнибалом»)

Гений Ганнибала подсказал ему, что с Римом можно бороться лишь в Италии. Оставив в Испании своего брата, Газдрубала с войском, он в 218 г. выступил из Нового Карфагена с 90.000 пехоты и 12.000 всадников. В битвах между Эбро и Пиренеями Ганнибал потерял 20.000 солдат, и для удержания этой новопокоренной области оставил в ней Ганнона с 10.000 пехоты и 1000 всадников. Подкрепив войско Газдрубала еще 10.000 солдат, Ганнибал с 50.000 пехоты и 9.000 конницы перешел Пиренеи, спустился в Южную Галлию и здесь искусно уклонился от встречи с консулом Публием Корнелием Сципионом, который собирался преградить ему дорогу в долину Роны. Затем Ганнибал с помощью цизальпинских галлов совершил свой знаменитый 15-дневный переход через Альпы.

В конце октября 218 г. армия Ганнибала после пяти с половиной месяцев тяжелого похода, проведенного в беспрерывных битвах с горцами, спустилась в долину реки Пада (По). Её потери были так велики, что у Ганнибала оставалось всего 20 тысяч пехоты и 6 тысяч конницы. Это не помешало ему двинуться вперед. Вскоре Ганнибал одержал победу над римлянами на реке Тицине, а затем наголову разбил их на реке Треббии, хотя неприятель был усилен значительными подкреплениями, вызванными из Сицилии и Массилии. Став на зимние квартиры в Цизальпинской Галлии, Ганнибал усилил там свою армию вспомогательными отрядами из галльских племен. В начале кампании 217 г. две неприятельские армии — Фламиния и Сервилия — преградили Ганнибалу путь к Риму. Ганнибал решил не атаковать их, а, обойдя армию Фламиния слева, угрожать ее сообщениям с Римом. Для этого Ганнибал избрал очень трудный, но зато кратчайший путь — на Парму и через Клузиумские болота, затопленные в это время разлитием реки Арно. Четыре дня армия его шла в воде, потеряла всех слонов, большую часть лошадей и вьючного скота. Сам Ганнибал от воспаления лишился одного глаза. Выйдя из болот, Ганнибал сделал вид, что хочет устремиться к Риму. Фламиний последовал за карфагенянами без соблюдения военных предосторожностей. Пользуясь неспособностью противника, Ганнибал устроил ему беспримерную засаду целою армиею у Тразименского озера. В кровопролитной битве на его берегу он нанёс римлянам полное поражение, погиб сам Фламиний. Ввиду страшной опасности римляне вручили диктатуру Фабию Веррукозу (впоследствии прозванный Кунктатором – Медлителем). Опытный Фабий прибег к новой тактике: он избегал решительных сражений, а старался измотать противника походами и трудностью продовольствования.

 

Битва при Каннах

Медлительность и осторожность Фабия Кунктатора не понравилась римлянам, и по окончании срока его диктатуры командование перешло к двум консулам: Теренцию Варрону и Эмилию Павлу. Их армия была самой многочисленной со времени основания Рима (90 т. пехоты, 8100 конницы и 1 т. сиракузских стрелков). Ганнибал находился в трудном положении; войска его были истощены беспрерывными походами, терпели во всем недостаток, а из Карфагена подкреплений не присылалось. Из затруднений этих Ганнибала спасла опрометчивость Теренция Варрона, который (216 г.) атаковал карфагенян при Каннах (в Апулии), в местности, удобной для действия их отличной нумидийской конницы. Тут римляне потерпели новое, ужасное поражение; большая часть их армии погибла, убит был и консул Эмилий Павел.

 

Война Рима с Ганнибалом после битвы при Каннах

Несмотря на одержанную победу, Ганнибал не мог и теперь идти на Рим, так как не имел средств для осады. Зато после сражения при Каннах большая часть римских союзников в Италии приняла его сторону, и Капуя, второй город Италии, открыла ему ворота. В Капуе Ганнибал дал временный отдых своим истомленным войскам; но правители Карфагена, занятые исключительно своекорыстными торговыми интересами, упустили случай окончательно раздавить своих исконных соперников — римлян и не оказывали своему гениальному полководцу почти никакой поддержки. За все время Ганнибалу выслано было в подкрепление только 12 тыс. пехоты и 1,5 тысячи конницы. Рим, между тем, собрал новые войска, и консул Марцел одержал при Ноле первую победу над карфагенянами. После ряда военных действий с переменным успехом, Капуя была взята римлянами, и Ганнибалу пришлось перейти к обороне. Не получая помощи из отечества, Ганнибал вызвал из Испании брата своего Газдрубала, который (207) двинулся с войсками в Италию, но соединиться с Ганнибалом не смог. Консул Клавдий Нерон одержал победу над Ганнибалом при Грументуме, а затем, соединившись с другим консулом, Ливием Салинатором, разбил Газдрубала при Метавре. Узнав о гибели брата (отрубленная голова Газдрубала была брошена в карфагенский лагерь), Ганнибал отступил в Бруттий, где еще три года выдерживал неравную борьбу с римлянами. По прошествии этого времени карфагенский сенат вызвал Ганнибала на защиту родного города, которому угрожал консул Корнелий Сципион, перенесший войну в Африку. В 203 г. Ганнибал покинул Италию и приплыл к африканским берегам. Попытка переговоров со Сципионом не имела успеха. В пяти переходах от Карфагена, при Заме, последовало решительное сражение (202). Карфагеняне были наголову разбиты, и этим закончилась Вторая Пуническая война.

 

Отъезд Ганнибала из Карфагена и смерть его

Меж тем как Рим употреблял первые годы после мира с Карфагеном на упрочение своего владычества над Италией, на полное покорение испанского полуострова, Сардинии, Корсики, господство над которыми отдавало в его власть весь запад Средиземного моря; меж тем как он, вмешиваясь в раздоры греков с македонянами, подготовлял расширение своих владений на Востоке, не бездействовали и карфагеняне; они старались реформами и приведением финансов в порядок исцелить глубокие раны, нанесенные войною, и отчасти успели в этом, хотя дело очень затруднялось раздорами партий в Карфагене и нападениями внешних врагов. Мы опять встречаемся тут с Ганнибалом. Печальный исход войны отдал управление Карфагеном в руки аристократов, желавших мира, преданных римлянам; но патриотическая партия,опиравшаяся на народ и группировавшаяся около фамилии Гамилькара Барки, оставалась могущественна, пока во главе её стоял Ганнибал. Он был сделан суффетом и председателем Совета Ста. Как прежде, начальствуя войском, Ганнибал стремился восстановить могущество отчизны, так теперь, посвятив себя внутренним делам государства, он старался улучшить состояние родины реформами. Ганнибал преобразовал Совет Ста, привел в порядок государственное хозяйство: ему удалось низвергнуть бесчестную, своекорыстную олигархию и основать демократические учреждения, под охраною которых водворился в государстве порядок. Ганнибал управлял делами справедливо, строго соблюдал законы, увеличил доходы государства, ввел бережливость в расходы, и, благодаря этому, Карфаген мог своевременно выплачивать римлянам контрибуцию, не обременяя граждан чрезмерными налогами. Финансы под управлением Ганнибала пришли в такое хорошее положение, что через десять лет по заключении мира, карфагеняне могли предложить римлянам немедленную уплату всей остальной суммы контрибуции. Но римляне отвергли это предложение, потому что для них держать Карфаген в постоянной зависимости от себя было важнее, чем немедленно получить деньги.

Реформы Ганнибала уменьшили влияние аристократии на государственные дела и доходы её от правительственных должностей; она негодовала на то, что побежденный противник ставит границы её алчности и властолюбию. Чтоб отомстить Ганнибалу, она не погнушалась самыми постыдными средствами. Она обвинила Ганнибала в том, что он употреблял в свою личную пользу власть главнокомандующего; это обвинение было признано ложным; тогда аристократы стали винить Ганнибала перед римским сенатом в тайных сношениях с врагами Рима, в замысле воспользоваться готовящеюся у римлян войною с Антиохом; они утверждали, что когда римские легионы уйдут в Сирию, Ганнибал сделает высадку в Италию и возобновит войну. Этими обвинениями, в основании которых могла лежать некоторая доля правды, олигархи, желавшие только материального благосостояния и сохранения за Карфагеном независимости во внутренних делах под покровительством Рима, достигли своей цели. Напрасно Сципион говорил, что для римского народа унизительно слушать доносы и вмешиваться во внутренние дела Карфагена; сенат отправил в Африку трех послов разобрать ссору Масиниссы с карфагенянами из-за пограничной области и жаловаться карфагенскому правительству на враждебные Риму замыслы Ганнибала. Ганнибал скоро увидел, что римляне будут добиваться его выдачи, и избавил свою родину от стыда – отдать величайшего своего гражданина на жертву мщения непримиримых врагов. Ганнибал тайно уехал из Карфагена [195 г.], думая на востоке возобновить войну против Рима, в вечной ненависти к которому поклялся, когда был еще ребенком. Он поплыл в Тир, оттуда в Эфес, где находился тогда Антиох III, готовясь к войне с римлянами. На родине Ганнибал был заочно приговорен к смерти, как изменник, имущество его было конфисковано, дом его был разрушен.

Антиох любезно принял знаменитого изгнанника, и Ганнибал всеми силами заботился о достижении цели, к которой стремился всю жизнь. Если бы Антиох следовал благоразумным советам Ганнибала и если бы карфагенские олигархи не узнали и не раскрыли римлянам сношений его с карфагенскими патриотами, то сирийская война, поддерживаемая карфагенскими высадками, могла бы получить оборот, опасный для римлян.

Ганнибал уговорил Антиоха начать войну против Рима, надеясь склонить к тому же своих соотечественников. Но карфагенский сенат решительно отказался от войны. Флоты сирийский и финикийский были разбиты римлянами, а Корнелий Сципион разбил Антиоха под Магнезией. Новое требование римлян о выдаче Ганнибала заставило его бежать (189) к вифинскому царю Прузию. Тут Ганнибал стал во главе союза между Прузием и соседними с ним владетелями против римского союзника, пергамского царя Эвмена. Действия Ганнибала против неприятеля были и теперь победоносны, но Прузий изменил ему и вошел в сношения с римским сенатом относительно выдачи своего гостя. Узнав об этом, 65-летний Ганнибал, чтобы избавиться от постыдного плена после столь славной жизни, принял яд, который постоянно носил в перстне. Так погиб этот человек, равно гениальный, как воин и правитель, которому, однако, не удалось изменить ход всемирной истории. Доблесть Рима нашла в Карфагене соперника себялюбивого, неспособного стать выше интересов минуты и искать прочные основы государственной жизни в недрах народа, а не в меркантильных расчетах олигархии. По выражению самого Ганнибала: «не Рим, а карфагенский сенат победил Ганнибала».

 

Google

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.