Содержание:

Война отца и дяди Сципиона в Испании

Гибель братьев Сципионов

Публий Корнелий Сципион-младший

Взятие Нового Карфагена Сципионом

Великодушная политика Сципиона в Испании и значение его побед там

Сципион завершает покорение Испании

Сципион и Масинисса

Возвращение Сципиона в Рим

Африканский поход Сципиона

Мирные переговоры и возвращение Ганнибала из Италии

Битва при Заме

Конец Второй Пунической войны

Сципион Африканский во время войны с Антиохом

Интриги недругов против Сципиона

Семья Сципиона Африканского

Сципион Африканский

Публий Корнелий Сципион Африканский

Война отца и дяди Сципиона в Испании

Знаменитый римский военачальник Публий Корнелий Сципион Африканский происходил из рода известных полководцев. Годы молодости Сципиона пришлись на начало войны с Ганнибалом. Отец Публия Корнелия Сципиона, носивший одно с сыном имя Публия, и брат отца, Гней Сципион, были посланы римским правительством вести борьбу с карфагенянами в Испании. Она ознаменовалась резкими переменами счастья. Вначале братья Гней и Публий Сципионы отчасти силою оружия, отчасти уменьем привлечь на свою сторону кельтских горцев, овладели проходами через Пиренеи, долинами этих гор, прекрасной долиной Эбро, и сделали обширные завоевания в плодородной равнине Гвадалквивира. Испанские племена, любившие воевать, враждовавшие между собою, непостоянные в своих мыслях, служили и римлянам и карфагенянам, но были и для тех и для других ненадежными помощниками; все зависело от личных качеств полководцев. Тот, который умел приобрести любовь и уважение туземных родоначальников, импонировать им или своими талантами, или победами, имел в своем войске множество испанцев. Но еще больше, чем любовь или вражда, руководили действиями туземцев – страх, подарки, надежда на добычу; они были малопригодны для больших битв, действовали хорошо только в партизанской войне при обороне крепостей и гор, при неожиданных нападениях.

Братья Сципионы восстановили разрушенный Ганнибалом Сагунт, и эта крепость стала служить базисом их операций. Их успехам на Эбро и в плодородных южных равнинах много помогли затруднения, которые два Сципиона сумели устроить карфагенянам в Африке: они возбудили там к войне с карфагенянами Сифакса, царя массасилов, владычествовавшего над западной частью Нумидии и имевшего столицей город Сигу. К нему приехали римляне, обучили его ливийцев своему военному искусству, помогали ему своими советами, и он стал для карфагенян опасным врагом. Несколько времени Сифакс действовал удачно, возмутил соседние племена, угнетаемые карфагенянами; карфагенский сенат увидел себя в необходимости призвать в Африку Газдрубала Барку, бывшего главнокомандующим в Испании. Братья Сципионы воспользовались отъездом этого искусного полководца, расширили свои завоевания, привлекли на свою сторону многих туземцев [213–212 гг.]. Газдрубал в союзе с приверженцем карфагенян, Масиниссою, сыном массильского царя Галы, имевшего своею столицей Цирту и владычествовавшего в восточной Нумидии, победил Сифакса, принудил его примириться с карфагенянами; карфагенское правительство с обыкновенною своею жестокостью наказало возмутившихся подданных. Газдрубал, в сопровождении Масиниссы, возвратился в Испанию, взяв из Африки подкрепления. С его возвращением война с братьями Сципионами в Испании приняла другой оборот.

 

Гибель братьев Сципионов

У карфагенян было теперь больше войска, чем у римлян. Братья Сципионы хотели действовать против неприятеля в нескольких местностях одновременно, разделили свои войска и набирали туземцев; то и другое оказалось гибельно для них. Публий Сципион был разбит в сражении с Магоном и Газдрубалом, сыном Гискона; победа была решена нумидийскою конницей Масиниссы; сам Публий Сципион, отец Сципиона Африканского, погиб. Газдрубал Барка, действовавший против Гнея Сципиона, подкупил его кельтиберских наемников; они ушли, Газдрубал стал сильно теснить Гнея Сципиона; он отступил на холм, был окружен карфагенянами; нумидийская конница атаковала его. На холме не было леса, римлянам нечем было прикрыться, кроме вьюков, из которых они сделали нечто подобное маленькому валу. Они потерпели полное поражение. Гней Сципион исчез, так что не было верных сведений о том, где и как он погиб. Тит Ливий говорит, что погибший был образцом римской справедливости и что смерть его возбудила всеобщее сожаление. Воины Гнея Сципиона были убиты или взяты в плен; лишь небольшой отряд ушел за Эбро под начальством храброго центуриона Луция Марция. Через несколько времени пришли к этому отряду остатки войска Публия Сципиона; ими начальствовал легат Тит Фонтей; пришли туда и гарнизоны, стоявшие в крепостях.

В тридцать дней были уничтожены римские войска, одержавшие столько побед [212 г.]; вся Испания до самого Эбро была теперь опять во власти карфагенян; можно было думать, что они перейдут эту реку, займут проходы через Пиренеи, вступят в прямые сношения с Ганнибалом, но эта опасность была отвращена благоразумием уцелевших воинов Сципионов, которые сумели оценить таланты Марция и выбрали его своим главнокомандующие. Притом карфагенские военачальники враждовали между собою и пропустили время; когда они сделали наконец попытку перейти Эбро, они с большим уроном были отражены Марцием. Таким образом, остатки прежнего войска Сципионов удержали за собою линию Эбро до прибытия Гая Клавдия Нерона, который привел новое войско и возобновил наступление на врага. Перейдя Эбро, Нерон так стеснил карфагенян в горных лесах местности, называвшейся Черными Скалами, что им пришлось бы сдаться, если бы Газдрубал, завязав переговоры и затянув их надолго, не воспользовался оплошностью римлян и не увел ночью свои войска, нарушив данное римлянам обещание не уходить.

 

Публий Корнелий Сципион-младший

Клавдий Нерон был храбрый воин, но, при своем суровом характере, не умел внушить туземцам расположения к себе, потому был не способен восстановить владычество римлян в Испании. Сенат решился послать туда другого военачальника, который умел бы и сражаться с неприятелем и привлечь на свою сторону туземные племена и князей их. Римлянам было очень важно удерживать главные силы карфагенян вдали от Италии, чтобы Ганнибал не получал подкреплений. При важности и трудности задачи, предстоявшей новому военачальнику, сенат предоставил выбор его самому народу. Центурии собрались, но не явился никто желающий просить себе должность главнокомандующего в Испании. Эта обязанность была до того трудна, что пугала самых честолюбивых людей: двое искусных полководцев – братья Сципионы – погибли в Испании. Было ясно, что одолеть там карфагенян – дело очень тяжелое. При отсутствии других кандидатов выступил Публий Корнелий Сципион, сын Публия Сципиона, убитого в Испании, и попросил народ послать его туда, чтоб он мог исполнить обязанность мщения за смерть отца и дяди. Это и был будущий великий Сципион Африканский. Наружность молодого Сципиона производила хорошее впечатление; смелость его внушила доверие народу; это была одна из таких минут, когда народ с верностью инстинктивного влечения делает удачный выбор. Собрание восторженным криком выразило свое согласие на просьбу Сципиона, и сенат одобрил этот выбор [211 г.], хотя нарушением всех обычаев было посылать проконсулом молодого человека, которому было не больше 27 лет и который не занимал должностей выше военного трибуна и магистратур выше эдильства. Правда, что уже в битве при Тицине, где Сципион-младший спас жизнь отца, и после битвы при Каннах, когда он удержал молодых аристократов от намерения бежать за море, он выказал, что одарен благородной отвагой и высоким патриотизмом.

Человек необыкновенных способностей и склонный действовать самовластно, молодой Публий Сципион любил поступать наперекор обычаям. Как теперь, при начале своей политической деятельности, Сципион вызвался принять звание, которого по обычным правилам нельзя было дать ему, и произвел увлекающее впечатление на народ уверенностью в своих словах, так и во всю свою жизнь он поступал своеобразно, достигал успехов главным образом благодаря оригинальности, неожиданности своих действий. Сознавая свои таланты, гордый своими гражданскими доблестями, своею преданностью родине, Публий Сципион считал не нужным для себя считаться с законами и установленными обычаем формами, которые, по его мнению, обязательны лишь для людей менее даровитых и менее чистых душою. У Сципиона была привычка перед началом всякого важного дела приходить в капитолийский храм и наедине молиться там; из этого возникла у народа вера, что он получает непосредственные внушения от Юпитера. И действительно, личность Сципиона производила такое сильное впечатление, что легко верилось в непосредственные сношения его с божеством; он сам был убежден в том, что он – орудие богов, их посланник. Уверенность в себе давала действиям Публия Сципиона твердость, внушавшую другим доверие к нему и облегчавшую его успехи; сознание своих великих качеств, благородный образ мыслей, греческая образованность и врожденное чувство достоинства удерживали его от зависти к чужим заслугам, делали снисходительным к чужим ошибкам, придавали его обращению с людьми непреодолимую привлекательность. Сципион был герой, человек высокого образования, талантливый правитель, был любезен со всеми знатными и незнатными и с тем вместе был истинный римлянин по характеру и образу мыслей; понятно, что одаренный такими качествами, он приобретал преданность воинов, привязанность народов, странами которых правил, и любовь женщин. Теперь Публий Сципион был еще юношею, еще не мог быть предметом зависти, возбуждал только надежду и восхищение.

Война с Ганнибалом. Карта

Война с Ганнибалом. Карта

 

 

Взятие Нового Карфагена Сципионом

Получив довольно много войска, много военных запасов и денег, новый проконсул Сципион посадил своих воинов на 30 квинкверем и поплыл вдоль этрусского и галльского прибрежья в Эмпории. Его сопровождали Марк Юний Силан, который должен был занять место Гая Нерона и помогать молодому полководцу советами своей военной опытности, и Гай Лелий, задушевный друг нового главнокомандующего, назначенный начальником флота. Первым же своим предприятием Публий Сципион выказал великий военный талант. Приняв в Тарраконе начальство над испанскими войсками, он сказал воинам любезную речь, в которой похвалил их за храбрость и воспламенял к новым подвигам, а Марцию выказал признательность и доверие. Узнав о том, что карфагенские военачальники расположились в трех местностях далеко один от другого – у Сагунта, в верховье Бетиса и близ Гадеса, Сципион решил воспользоваться раздробленностью и отдаленностью друг от друга неприятельских сил и неожиданным нападением взять укрепленный город Новый Карфаген, главный оплот карфагенского владычества над Испаниею. Сам Сципион пошел с войском по прибрежью и осадил Новый Карфаген с суши, а Лелий блокировал эту крепость с моря. Магон, начальствовавший войсками в осажденном городе, защищался храбро, при содействии граждан, и отбил приступ. Но в то время, как все внимание осажденных было занято этим приступом, часть римского войска, бывшего на кораблях, пересела в лодки и поплыла к южной стороне Нового Карфагена, где, как узнал Сципион от рыбаков, море становится во время отлива очень мелко. Пользуясь временем отлива, римские воины Сципиона подошли по болоту к стене, остававшейся без войска. Не встречая сопротивления, они овладели ею и заняли нижний город Нового Карфагена. Магон увидел невозможность продолжать сопротивление и, не желая подвергать горожан и свое войско напрасной погибели, сдал цитадель [210 г.]. Овладев Новым Карфагеном, Сципион нашёл в нем громадные запасы продовольствия, оружия, военных машин, золотых и серебряных вещей, 600 талантов денег, захватили множество военных кораблей и транспортных судов, взяли в плен 10,000 человек карфагенян, в том числе 18 карфагенских сенаторов, людей очень знатных.

 

Великодушная политика Сципиона в Испании и значение его побед там

Попали во власть римлян и заложники верности испанских племен, находившиеся в этой крепости. Кроме заложников были и заложницы, женщины и девушки испанских княжеских семейств. Пленных карфагенских сенаторов Лелий отвез в Рим, а испанских заложников и заложниц Сципион отпустил домой с богатыми подарками, дав им конвой для охранения их на пути. Он поручил им убеждать родных и сограждан вступить в союз с Римом. Древние историки с романическими подробностями рассказывают о том, что Сципион, хотя и был очень не равнодушен в женской красоте, возвратил жениху, испанскому князю, пленную испанскую девушку удивительной красоты, и богатый выкуп, предложенный за нее родителями, дал в приданое ей. Этот рассказ имел целью показать, что Сципион не уступал благородством души Александру Македонскому.

Великодушие Сципиона

Великодушие Сципиона. Картина Н. Пуссена, середина XVII века

 

Молва о благородстве и великодушии Сципиона разнеслась по всей Испании, приобрела ему много приверженцев и союзников. Жителям Нового Карфагена он возвратил свободу и имущество, чтоб они под римским владычеством жили по‑прежнему, занимаясь прежними своими делами. Других пленников Сципион взял на работу для войска и флота. Так, 2000 ремесленников были назначены работать для римского войска, и за усердие была обещана им свобода по окончании войны; сильных молодых людей, свободных и рабов, Сципион сделал гребцами. На верфях и в мастерских началась деятельная работа, в городе и на пристани скоро возобновилась прежняя бодрая деятельность.

После взятия Сципионом карфагенской столицы Испании, гавань которой была превосходна и по соседству которой находились богатые рудники, была решена судьба всего полуострова. Князья испанских племен отложились от карфагенян и стали заключать договоры о союзе с Римом. Газдрубал Барка, готовившейся идти в Италию, получил известие о взятии Нового Карфагена лишь, когда Сципион с войском и флотом уже возвратился в Тарракон. Отважное предприятие Сципиона вполне удалось; он далеко превзошел все надежды римского народа. Когда Лелий прибыл в Рим с известием о взятии Нового Карфагена и знатными пленниками, сенат и народ выказали чрезвычайную радость. Сенат оставил Сципиона в должности испанского главнокомандующего на неопределенное время; все ждали, что новый полководец доставит Риму полное торжество над Карфагеном. Сципион был восходящею звездою необычайного блеска.

 

Сципион завершает покорение Испании

Побудив туземных князей и родоначальников отложиться от карфагенян и помогать Риму, Сципион искусно и быстро одолел карфагенян и на Эбро и в плодородных долинах Бетиса. Отомстив своими победами за смерть отца и дяди, он устроил в память их похоронные игры, на которых испанские воины по своему обычаю добровольно бились между собою на смерть. Карфагенские полководцы, ссорившиеся между собою, не могли согласиться действовать заодно, а порознь не могли устоять против Сципиона. Даровитейший из них Газдрубал Барка был разбит в сражении при Бекуле (Байлене?) и потерпел тут большой урон убитыми и пленными [208 г.]. После его поражения другие карфагенские военачальники не могли держаться против римлян в открытом поле: Газдрубал, сын Гискона, ушел в Лузитанию, Магон уплыл на Балеарские острова; только Масинисса с легкой конницей делал набеги по равнинам на юге и востоке полуострова. Надеясь на свое счастье, Сципион, как говорят, поплыл в Африку с небольшим конвоем на двух квинкверемах: Сифакс приглашал его к себе, и он надеялся склонить нумидийского царя к переходу со стороны карфагенян на сторону римлян. В одно время с ним был в гостях у Сифакса Газдрубал, сын Гискона, и за обедом возлежал на одном ложе с ним. Прекрасная наружность и любезные манеры Сципиона произвели на всех самое выгодное впечатление. Сципион уже тогда думал перенести войну против карфагенян в Африку. С намерением подготовить это он и предпринял рискованную поездку, которая могла бы кончиться взятием его в плен; но он надеялся, что Сифакс не изменит правилам гостеприимства. С целью подготовить себе союзников в Африке Сципион старался войти в сношения и с Масиниссой, без выкупа отослав его племянника Массиву, взятого в плен римлянами. В действиях Сципиона вообще есть романический элемент; его история похожа на эпос.

Газдрубал, потерпев поражение при Бекуле, решил идти с остатками своего войска к брату, Ганнибалу, в Италию. Сципион не сумел задержать его. Но удаление Газдрубала имело и свою хорошую сторону: оно отдало весь восточный берег Испании во власть римлян. В следующем году в Испанию приплыл из Африки с новым войском Ганнон, чтобы вместе с остававшимися в ней двумя другими полководцами возвратить карфагенянам потерянные владения, но в Андалузии был разбит Марком Силаном и сам был взят в плен [207 г.]. Карфаген сделал новое усилие; но войско его, состоявшее большею частью из испанцев, простиравшееся до 70,000 человек пехоты, 4,000 конницы, имевшее 32 слона, было совершенно разбито и рассеяно Сципионом во второй очень упорной битве при Бекуле; лишь небольшой остаток под начальством Газдрубала, сына Гискона, успел уйти в Гадес. Теперь у римлян не было соперников на пиренейском полуострове, и Сципион имел досуг покорить силой или склонить к союзу с Римом все города и племена, какие еще держались стороны Карфагена. Владычество римлян в Испании снова поколебалось, когда туземцы, воспользовавшись болезнью Сципиона и мятежом одного из его отрядов, раздраженного промедлением в выдаче жалованья, подняли восстание, распространившееся по всем частям страны; они хотели прогнать новых своих владык и восстановить прежнюю свою независимость; но и эта опасность миновала. Сципион выздоровел, осторожно и твердо усмирил свой мятежный отряд и подавил восстание туземцев в самом зародыше. Вскоре после того сдался ему Гадес [206 г.], бывший первым владением финикиян и остававшийся теперь последним владением карфагенян в Испании. Победоносный Сципион собрался ехать в Рим отдать отчет о своих славных подвигах и сложить с себя власть, данную ему государством, которому он покорил теперь обширную страну. Испанские князья предлагали Сципиону стать их царем; он отказался от этого. Сципион хотел оставаться только полководцем Рима, хотя любил держать себя как царь.

 

Сципион и Масинисса

Перед отъездом из Испании Публий Сципион устроил свидание с энергичным нумидийским царем Масиниссой, заключил с ним тайный союз и обеспечил тем поддержку себе в Африке, куда задумал перенести войну.

Масинисса был благодарен Сципиону за освобождение своего племянника и уж давно чувствовал глубокое уважение к великодушному римскому полководцу; а теперь, согласно романическим рассказам о жизни Сципиона, Масинисса был тяжко оскорблен Газдрубалом, и эта обида окончательно восстановила его против Карфагена. Знатный и богатый карфагенский полководец обещал получившему воспитание в Карфагене Масиниссе руку своей дочери Софонисбы, красавицы, умной и очень образованной девушки. Этим обручением он хотел крепче привязать Масиниссу к Карфагену; но в то время, как жених сражался в Испании за Карфаген, Сифакс, увидевший красавицу Софонисбу в доме её отца, страстно влюбился в нее и попросил её руки; Газдрубал купил начинавшую колебаться верность  Сифакса, отдав за него дочь. Мало того, что Газдрубал глубоко оскорбил Масиниссу, отняв у него невесту, он нанес ему вторую смертельную рану, приняв, по смерти Галы, сторону другого претендента, которому и помог овладеть царством. Масинисса, энергичный человек исполинской силы и железного здоровья, храбрый воин, искусный полководец, воротился в Африку прогнать узурпатора из своего наследственного владения; но Сифакс и Газдрубал победили его: он с своими приверженцами ушел в горы и мстил врагам опустошительными набегами на соседние земли.

 

Возвращение Сципиона в Рим

Возвратившись в Рим, Сципион получил от народа в награду за свои подвиги сан консула на 549‑й год от основания Рима [205 г.]. Тотчас по вступлении в должность он стал хлопотать об осуществлении своего плана перенести войну в Африку, чтоб одолеть неприятеля в его собственной земле; но сенат выказал сопротивление этому намерению. Карфагеняне делали сильные приготовления к войне, послали подкрепления Магону и Ганнибалу; сенату казалось, что план Сципиона об экспедиции в Африку – дело слишком рискованное; что раньше, нежели посылать войско туда, надобно вытеснить врагов из Италии. Сенаторы помнили, в какую опасность был поставлен Рим за два года перед тем отважными предприятиями Сципиона. Многие подозрительно смотрели на гордого честолюбца, ставившего свою волю выше обычая и закона; сенаторы старинного образа мыслей и старинного образа жизни, как например Фабий Максим, порицали Сципиона за пристрастие к греческим обычаям, и к новым, заимствованным у греков понятиям; люди, любящие осторожность на войне, осуждали его пристрастие к необыкновенным предприятиям. Приверженцы старинной римской дисциплины осуждали Сципиона за то, что он не поддерживает ее в войске, слишком снисходительно смотрит на беспорядки в нем, так что воины доходят в буйстве до преступлений. Когда Локры были сданы изменой римлянам, легат Племиний, посланный туда Сципионом с отрядом войска, дозволил себе и воинам такие ужасные злодейства, что сенат, чьей защиты просили несчастные граждане, нашел необходимым строго наказать виновных.

 

Африканский поход Сципиона

Сципион

Сципион Африканский. Римское изображение, современное самому Сципиону

Но сенаторы, хотя и не одобрявшие замысел Сципиона, опасались раздражить человека, любимого народом, не хотели, чтоб он, наперекор сенату, обратился к народному собранию с просьбой послать его в Африку. Потому сенат согласился, чтобы Сципион делал в Сицилии приготовления к экспедиции в Африку на следующий год, когда он будет отправлен туда, как проконсул; ему было дозволено созывать волонтеров из всей Италии, и были отданы в распоряжение ему остатки войска, разбитого при Каннах, – те воины, бежавшие с битвы, у которых были отняты почетные военные нрава и с которыми до сих пор поступали презрительно; сооружение кораблей и военных машин было облегчено для Сципиона тем, что сенат обещал прощение гражданам Арреция и других этрусских городов, выказавших сочувствие Ганнибалу в первое время войны, если они загладят свои поступки добровольными пожертвованиями на снаряжение экспедиции. Из всего было ясно, что осторожный сенат не сам снаряжает эту экспедицию, а только дозволяет ее и не расположен жертвовать ни людьми, ни деньгами на это рискованное предприятие. Но имя Сципиона давало ему громадную силу. Когда он пригласил волонтеров плыть в Сицилию, туда отовсюду собралось множество желающих участвовать в экспедиции, а работа по снаряжению флота была ведена так усердно, что в продолжение 40 дней у Сципиона набралось надобное ему количество кораблей – 40 военных и 400 транспортных. Под знамёна Сципиона стала армия в 30 тысяч солдат, из них 7 тысяч добровольцев. Ветераны, уцелевшие от поражения при Каннах, горели желанием восстановить в Африке свою военную честь. Как только позволила погода, войско село на корабли в Лилибее и, при стечении бесчисленного множества зрителей, флот поплыл в Африку [весной 204 г.].

Охраняемый божествами моря и земли, благоволение которых призывал Сципион, принося жертвы им, флот благополучно прибыл в Африку. Войско высадилось близ Утики. Флотом начальствовал Гай Лелий, квестором при войске был Марк Порций Катон, сражавшийся под начальством старика Фабия при Таренте, бывший с Клавдием Нероном в битве у Метавра. Узнав о том, что Сципион вышел на африканский берег, Масинисса пришел к нему с 200 отважных всадников. Отряд его был мал, но своим талантом и знанием местности Масинисса оказал римлянам важные услуги. Неприятель приготовился к обороне: карфагеняне снарядили сильный флот, многочисленное войско, набрали наемников, взяли рабов на службу, наловили много слонов, назначили главнокомандующим опытного испанского полководца Газдрубала, сына Гискона. Но, пользуясь советами Масиниссы, римляне одержали победу в нескольких сражениях, и Сципион подступил к Утике; осадив ее, он встретил упорное сопротивление: стены были крепки, граждане оборонялись мужественно; после 40‑дневной осады он принужден был отступить. Сципион надеялся поместить своих воинов на зиму в Утике, но потерпев неудачу, он расположился в Африке зимним станом на скалистом мысе, вдающемся в море на востоке от Утики; это место сохраняло еще во времена Цезаря название «Корнелиева стана». Сципион окружил там себя окопами и находился в очень стеснённом положении. Сифакс пришел к Газдрубалу с 50.000 человек пехоты и 10.000 конницы; такое многочисленное вспомогательное войско дало бы перевес карфагенянам, если бы Сифакс был добросовестным союзником. Но он не хотел делать римлян непримиримыми врагами себе и стал играть роль посредника, в надежде сделаться решителем событий, извлечь себе большие выгоды. Он ошибся: Сципион разгадал его хитрость и перехитрил его. Римский полководец вел переговоры, пока нашел случай исполнить искусно составленный план. Ещё из истории похода в Африку Агафокла видно, что карфагеняне и нумидийцы устраивали свои станы очень неосторожно: воины делали себе жилища из материала, какой попадался под руки, и располагали их без всякого порядка: это были шалаши из хвороста, крытые тростником, шатры, плетеные из соломы, простые тростниковые навесы. Сципион послал ночью зажечь неприятельский стан. Африканские воины в беспорядке бежали из пламени, быстро охватившего все их жилища, и римские когорты убивали их, бегущих без оружия. Сифакс и Газдрубал с частью конницы успели уйти и пополнили убыль новым набором; через несколько времени приплыли к ним из Испании многочисленные кельтиберские отряды; Филипп Македонский тайно прислал им несколько войск. Они собрали такие силы, что предложили неприятелю битву. Сципион принял ее. Она произошла в пяти переходах от Утики, была кровопролитна; испанские войска сражались храбро, но римляне одержали победу. Бежавший Сифакс был настигнут Масиниссою и в оковах приведен к Сципиону. Он был отвезен в Рим и скоро умер там. Его столица Цирта сдалась без сопротивления. Софонисба, находившаяся в этом городе, надеялась спастись от мщения римлян браком с Масиниссой, но она ошиблась. Сифакс злобно выставил ее виновницей своего отпадения от союза с Римом. По его словам, он не мог устоять против её обольстительных речей, не устоит против них и Масинисса. Веря этому, Сципион потребовал от Масиниссы её выдачи; она гордо предпочла выпить кубок с ядом, поданный ей Масиниссою. Этой жертвой Масинисса купил себе доверие и покровительство Сципиона. Римский полководец возвратил ему царство и оказывал разные почести.

 

Мирные переговоры и возвращение Ганнибала из Италии

Аристократы Карфагена начали мирные переговоры. Сципион выдвинул тяжкие условия (выдача всего карфагенского флота кроме 20 кораблей, контрибуция в 4 тысячи талантов и передача римскому союзнику Масиниссе всей Нумидии). Правительство Карфагена приняло требования Сципиона, но воинственная народная партия полагала, что их город не должен униженно просить пощады, пока Ганнибал и его брат Магон еще стоят непобежденные в Италии. Народ принудил олигархов отвергнуть римские условия и отозвать Ганнибала с войском из Италии в Африку.

Когда Ганнибал вышел на берег у Лептиды, партия войны в Карфагене одушевилась новой надеждой; Газдрубал, сын Гискона, советовавший помириться с римлянами, был удален от начальства над войском и заочно осужден на смерть по обвинению в том, что дурно вел войну и входил в изменнические сношения с неприятелем. Перемирие было нарушено захватом нескольких римских кораблей и оскорблением римских послов. Раздраженный этим Сципион двинулся из своего тунесского стана и пошел, опустошая страну, к Гадрумету, где Ганнибал собрал новые войска и заключил договор с туземными князьями, чтобы получить от них лошадей и отряды конницы. Сципион в своем гневе разрушал селения и захватывал в плен жителей. Ганнибал, вызвав к себе отряд волонтеров, сформированный Газдрубалом, и другие разбросанные по разным местам войска, увеличив свои силы войсками привлеченных славой его имени и надеждой на добычу ливийских князей, в том числе Вермины, сына Сифакса, и сделав поход в царство Масиниссы, пошел навстречу Сципиону, чтобы решить на африканской земле судьбу войны, которую начал в Испании и так успешно вел в Италии. Мы не можем с точностью определить ту местность, на которой сошлись войска. Перед битвой Ганнибал пригласил Сципиона лично переговорить с ним; в свидании на одном из холмов между войсками он убеждал Сципиона заключить мир на условиях менее тяжелых для Карфагена, чем прежние требования, говорил ему о надобности быть умеренным, ссылаясь в пример на перемены счастья, какие испытал сам. Древние писатели, любящие риторику, красноречиво описывают это свидание полководцев, в чьих руках находилось тогда решение судьбы могущественнейших государств того времени и которые готовились теперь к первой борьбе между собою. Несколько времени они молча смотрели друг на друга, проникнутые взаимным уважением. Желание Ганнибала примириться осталось напрасным, потому что к прежним своим требованиям Сципион прибавил новые в наказание карфагенянам за нарушения перемирия и оскорбление послов.

 

Битва при Заме

Ганнибал отверг эти условия, и 19 октября 202 г. произошла битва его битва со Сципионом при Заме, окончившая Вторую Пуническую войну.

Более сильная конница римлян разгромила на флангах карфагенскую. Слоны Ганнибала в бою заметались и расстроили свою же конницу. Но битва между пехотою была упорной. Та часть пехотинцев Ганнибала, которая состояла из карфагенских граждан, билась при Заме так нерешительно, что стоявшие рядом с ней лигурийские и галльские наемники, заподозрили её в измене и начали с ней сражаться. На обеих сторонах было много воинов, сражавшихся между собою при Каннах. Римские ветераны Сципиона хотели отмстить за тогдашнее свое поражение. Ветераны Ганнибала в битве при Заме желали доказать, что за прошедшие со времени битвы при Каннах годы, они еще не утратили силы. Но после возвращения на поле боя из погони римской и нумидийской конницы солдаты Ганнибала были окончательно подавлены численным превосходством.

Большинство карфагенских воинов были перебиты и взяты в плен. Ганнибал поехал в Карфаген объявить там, что проиграна не только битва при Заме, но и вся война. (Подробнее об этом – см. статью «Битва при Заме».)

 

Конец Второй Пунической войны

Карфаген не мог долго выдержать осаду. Положение дел было отчаянное, и Ганнибал посоветовал своим соотечественникам примириться с римлянами, какова бы ни была суровость их требований. 30 сенаторов поехали в стан Сципиона. Сципион предъявил им условия еще суровее прежних. Карфагеняне должны были отказаться от Испании и всех островов Средиземного моря, оставить у себя только 10 трирем, а другие свои военные корабли отдать римлянам. Они должны были предоставить Масиниссе всё Нумидийское царство; не набирать войска и не вести войны без разрешения римлян. Кроме того карфагенянам предстояло 50 лет платить римлянам по 200 талантов в год контрибуции.

Карфаген покорился этим условиям, которые, если не по форме, то на деле лишали государство независимости, делали его данником Рима и давали ему в лице Нумидии и Масиниссы могущественного и враждебного соседа. Ганнибал тоже советовал заключить мир, хотя он должен был лишить влияния его партию и его самого. Но в Риме некоторые винили Сципиона в излишней мягкости. Раздавались голоса, говорившие, что необходимо совсем разрушить Карфаген. Однако мир Сципиона был одобрен римским народом. Сципион сжег карфагенский флот (500 кораблей) утвердил Масиниссу в Нумидии и возвратился в Рим. Он не захотел разрушить Карфаген, пожалев столицу славного, культурного государства. За окончательную победу над карфагенянами Публий Корнелий Сципион получил почётное прозвище «Африканского».

 

Сципион Африканский во время войны с Антиохом

В следующие годы Сципион Африканский занимал в Риме самые видные места. Он был цензором (199 г.), вторично консулом (194 г.) и несколько лет – принцепсом (главой) сената.

В 190 г. Сципион Африканский вновь был послан вести войну – на сей раз с сирийским царём Антиохом III, у которого в это время укрылся бежавший из Карфагена Ганнибал. Консулами этого года были брат Сципиона Африканского, Луций, и Лелий. Луций Сципион, в отличие от Публия, был человеком неспособным, и его брат, посланный с ним на театр боёв в качестве формально подчинённого легата, на самым деле был главным руководителем кампании.

Антиох весной 192 г. переправился из Азии в Грецию, обещая впечатлительным эллинам освобождение от римского господства. Но он вел с собой лишь небольшое войско из 10 тысяч пехотинцев и 500 всадников. Из греков к Антиоху мало кто присоединился. Ещё до прибытия Сципиона Африканского сирийский царь был в 191 г. разбит наголову при Фермопилах консулом Ацилием Глабрионом. Потеряв почти всё войско, Антиох бежал обратно в Азию.

На следующий год в Грецию прибыл Сципион Африканский с братом-консулом. Вокруг Публия тут же собралось большое войско, в том числе многие его старые солдаты, участники войны с Ганнибалом. Сменив в командовании Глабриона, Сципион Африканский и его брат двинулись в Азию. Антиох, взявший незадолго до этого в плен одного из сыновей Сципиона Африканского, отправил к последнему послов. Те предложили безвозмездно освободить сына Публия и дать ещё большую сумму денег в обмен на благоприятные для Антиоха мирные статьи. Сципион Африканский ответил, что с благодарностью примет освобождение сына как частное лицо, но интересами Рима не станет торговать даже ради этого. Антиоху он посоветовал поскорее заключить мир с римским народом, выдвинув и его условия: уплату Риму военных издержек и уступку Малой Азии до Тавра. Антиох отклонил эти требования, но сына Сципиона Африканского освободил безо всякого выкупа.

Перед решающей битвой с сирийским царём (при Магнезии) Сципион Африканский заболел, и бой произошёл без его участия. Руководил им, однако, не бездарный Луций Сципион, а легат Домиций. 70-тысячное войско Антиоха III было разбито наголову. Антиох просил мира. Сципион Африканский и его брат выставили те же условия, что и раньше. В Малой Азии Антиох теперь сохранил лишь область Киликию. Римлянам он выплатил 15 тысяч талантов контрибуции. Отнятые у Антиоха земли были розданы римским союзникам: царь Пергама Эвмен получил Фракийский Херсонес на европейском берегу Геллеспонта и Фригию с Лидией в Азии, а родосцы – Ликию и часть Карии. Греческие города Малой Азии, прежде подвластные сирийским царям-Селевкидам, теперь получили свободу. В подражание титулу Африканского, данному прежде Публию Сципиону, сенат теперь присвоил его неспособному брату Луцию прозвание Азиатского.

 

Интриги недругов против Сципиона

Сципион Африканский возвышался над остальными римлянами, как царь, превосходя всех заслугами. В гордом сознании своего величия он не заботился о людском мнении и толках и использовал досуг на беседы с образованными друзьями, на знакомство с греческой литературой и искусствами. Сенат ещё со времён войны с Ганнибалом подозревал его во властолюбии, едва ли не в стремлении к царской власти. Одни люди вроде Порция Катона Старшего к тому же считали, что чрезмерное увлечение Сципиона Африканского греческим духом может быть опасным для старинных римских нравов. Другие, как Тиберий Семпроний Гракх, сознавая особое общественное положение Публия Сципиона и его явную тягу ставить себя выше законов, боялись за свободу государства. У Сципиона было немало и обычных завистников.

Сципион Африканский умел твердым шагом идти к победе, но его нога поскользнулась на обманчивой почве интриг политической борьбы. Он подвергся подозрениям, клеветам, которыми противники хотели унизить героя, омрачить ореол его славы. Стали раздаваться обвинения, что Публий Сципион предосудительным способом доставил бездарному брату назначение главнокомандующим в войне с Антиохом, чтобы самому начальствовать в этой войне под прикрытием его имени – и возвыситься ещё сильнее. Это подало врагам Сципиона Африканского во главе с Катоном Старшим желанный случай начать борьбу с ним. Подготовкою к нападению на него было нападение на его брата, не пользовавшегося ни любовью, ни уважением народа. Два народные трибуна, имена которых были одинаковы – и тот и другой назывался Квинт Петиллий – вероятно, двоюродные братья между собою, предложили в 187 году до Р. Хр. сенату потребовать у Луция Сципиона отчета в контрибуции, уплаченной Антиохом, и в добыче, взятой на войне с ним. Обвинение имело целью повредить прежде всего Сципиону Африканскому. Тот вступился за брата, опираясь на то, что военачальник не обязан представлять отчета в деньгах. Это было совершенно справедливо: таков был римский закон. Но обвинители продолжали требовать отчета у Луция. Тогда Сципион Африканский велел принести денежные документы и разорвал их перед глазами сенаторов с гордым вопросом: «почему требуют у него отчета в 3000 талантов, не спрашивая, кем доставлены римской казне 15.000 талантов, которые уплатил Антиох, кем доставлено Риму владычество над Испанией, Африкой и Малой Азией». Трибуны отказались от своего требования. Но, по всей вероятности, противники Сципионов достигли своей цели: подозрение в народе было возбуждено.

В 184 году до Р. Хр. трибун Марк Невий обвинил Сципиона Африканского перед народом в том, что он, подкупленный Антиохом, заключил мир на слишком снисходительных условиях. Однако Публию удалось испытать то наслаждение, что народ выказал прежнюю любовь к нему: день решения процесса пришелся в годовщину битвы при Заме. Сципион пришёл в народное собрание в сопровождении большой толпы своих друзей и клиентов и сказал: «В этот день я одержал большую победу над Ганнибалом; поэтому сегодня я немедленно отправлюсь отсюда в Капитолий помолиться богам и возблагодарить их за то, что они в этот день, как и во многие другие, дали мне умение вести, как нужно, государственные дела. И вы, римляне, идите со мной просить богов, чтобы они всегда ставили во главе вас людей, подобных мне». Когда Сципион Африканский сошел с ораторской трибуны и отправился в Капитолий, все собрание последовало за ним, а трибуны и их вестники, продолжавшие звать Публия к ответу, остались в одиночестве. Сципион Африканский в этот день обошел с народной толпой все храмы и отпраздновал триумф едва ли не более блистательный, чем тот, который справил после битвы при Заме.

Но это не остановило начатого трибунами процесса; Сципион Африканский принужден был выпросить себе у сената посольство для того, чтобы решение дела было отсрочено. Когда он уехал из Рима, трибун Гай Минуций Авгурий вновь внес в народное собрание обвинение против его брата, Луция, который, по словам Авгурия, взял деньги с Антиоха. Трибун требовал, чтобы Луция подвергли огромному денежному штрафу. Луций был осужден и отказался представить поручителей в том, что уплатит штраф. Минуций велел вести его в темницу, но это запретил другой трибун, Тиберий Семпроний Гракх, хотя он и был личным врагом Сципионов. Авторитет обоих братьев был подорван; Сципион Африканский лишился того почти царского значения, каким пользовался. Глубоко обиженный, он уехал в свою виллу, близ Литерна в Кампании, и умер там через год после процесса своего брата, на 51 году жизни, в 183 году до Р. Х., в один год со своим знаменитым противником Ганнибалом. Такие люди, как Публий Сципион, говорит великий историк Теодор Моммзен, – люди, в которых чистое золото перемешано с мишурой, нуждаются в блеске молодости и в удаче, чтобы очаровывать массу; когда молодость прошла, удачи кончились, сердце такого человека изнемогает под тяжестью разочарований.

 

Семья Сципиона Африканского

От жены Эмилии, дочери погибшего при Каннах консула Эмилия Павла, Сципион Африканский имел двух сыновей и двух дочерей. Старший сын (тот, который был в плену у Антиоха) опозорил отцовское имя пошлой жизнью. Второй сын, звавшийся, как и отец, Публием, стал довольно известным оратором и, подобно всем родным, хорошо знал греческую литературу. Но он был человек слабого здоровья и умер бездетным. Так исчез род Сципиона Африканского, и как блестящий метеор гаснет во мраке ночи, так за славной жизнью великого отца следовала незначительность детей, прекращение его рода. Чтобы не погибло само имя Сципионов, бездетный Публий усыновил своего двоюродного брата, сына Луция Эмилия Павла, который был братом его матери. Этот усыновлённый был знаменитый в будущем Сципион Эмилиан, победитель карфагенян в Третьей Пунической войне.

Из дочерей Сципиона Африканского одна была замужем за Корнелием Сципионом Назикой, а другая – за вышеупомянутым Тиберием Семпронием Гракхом, который не всегда находился в приязненных отношениях с тестем, но по благородству характера помог освободить из тюрьмы его брата. Эта дочь Сципиона Африканского Корнелия была матерью знаменитых братьев Гракхов.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.