В мифологии финикийцев бог Молох и суровая богиня Астарта (у вавилонян - Иштар) олицетворяли враждебные силы природы, которые подвергают людей бедствиям и гибели и должны быть умилостивляемы ужасными жертвами и самоистязанием. Девственная Астарта, «богиня зáмка», суровая владычица Сидона, державшая в руке поднятое копье, изображаемая с рогами быка, подобно Молоху, и родственная ему, богу солнца, богиня луны, требовала служения себе целомудрием, отречением от чувственности. Есть известия, что иногда в жертву ей приносились непорочные девушки; но если это и делалось, то очень редко. Обыкновенно, богиня довольствовалась тем, что жрицы, хранившие священный огонь в её храмах, давали обет вечного девства. Как благая богиня Ашера являлась женским дополнением доброго Баала, так и Астарта «дополняла» Молоха. Так как понятие об Астарте было родственно понятию об Ашере, эти две богини часто сливались в одну.

Богиня Астарта

Статуэтка Астарты со знаком полумесяца на голове. III в. до Р. Х. – III в. по Р. Х.

 

Но изуверные финикияне, если и не приносили Астарте в жертву людей, то ввели в культ её другое безумие. Для умерщвления телесной похоти в жрецах и служителях своих храмов, целомудренная богиня требовала, чтоб они были оскоплены собственными руками, чтоб они сами сделали себя подобными женщинам. При её храмах были тысячи оскопленных жрецов и служителей, называвшихся галлами; они ходили фантастическими процессиями по стране. На больших праздниках «сирийской богини», при громе кимвалов, бубен и двойных свирелей, при дикой сладострастной пляске толпы жрецов, религиозное увлечение доходило до экстаза, и юноши, в безумии, оскопляли сами себя мечом богини, посвящая себя на служение ей.

Когда к финикийским мифам и верованиям были присоединены греческие рассказы о богах и героях и мифы разных племен, с которыми финикияне знакомились в своих колониях, то сказания о ездящей верхом на льве или быке богине луны Астарте разрослись в обширный цикл мифов. Повести о её далеких странствованиях, перепутывающие первоначальные легенды о ней с эллинскими мифами об Ио, Европе, Кадме, с карфагенским сказанием о Дидоне и проч., изображают в символическом виде историю финикийской колонизации. Богиня исчезающей луны, она исчезает из Тира, основывает города в своем странствовании и наконец соединяется с богом Тира, Мелькартом, искавшим её. Как основательница колоний она богиня-покровительница Карфагена; там чтили ее под именем Дидоны Астарты, и в великолепной роще был построен большой храм ей.

 

Астарта

 Число оскопивших себя на праздниках Астарты для служения ей галлов стало со временем так велико, что целые толпы их с шумною музыкою ходили фантастическими процессиями по стране, собирая подаяния. В средине процессии вели осла, на котором был завешенный покрывалом символ Астарты и висела нищенская сума. Воспоминания о схожем культе легли в основу сюжета знаменитого романа Апулея «Золотой осел».

«Они одеты в пестрые, грязные женские платья, – говорит о галлах древний писатель Лукиан. – Головы у них, тоже по-женски, обвиты желтыми полотняными или шелковыми повязками; другие в белой одежде, украшенной спереди развевающимися полосами красной ткани. Руки у них открыты до самого плеча; в руках у них большие мечи, топоры, бичи, трещотки, свирели, бубны, тимпаны; они идут по дороге с громом дикой музыки, приплясывая. Дошедши до селения, они принимаются выделывать свои нелепости. Сцена начинается завыванием. После того они кружатся и бегают одни мимо других, наклонив голову низко к земле, так что распущенные волоса волочатся по грязи; при этом они сначала кусают себе руки, а потом режут их мечами, которые носят с собою. После того начинается новая сцена. Один из них, превосходящий всех безумием, пускается со стонами и воплями пророчествовать (как жрецы Ваала, 3-я Книга Царств, XVIII, 29): он при всех исповедует свои грехи, берет бич с узлами, – галлы носят при себе такие бичи, – бьет им себя по спине до крови, режет себя мечами, так что с израненного тела льется кровь. Конец, всему – сбор подаяния. Некоторые бросают им на подставляемое платье медные монеты, кое-кто и серебряные; другие приносить им вино, молоко, сыр, муку; они жадно хватают все это, кладут в назначенную для того суму, взваливают ее подле богини на спину осла, и идут в следующее селение; там снова повторяется весь церемониал. Вечером, пришедши в гостиницу, они вознаграждают себя пирушкою за кровавые самоистязания того дня». Галлы живут вместе с женщинами, замечает Лукиан, и эти женщины имеют сильную привязанность к ним.

Образ Астарты, послужил основой для культов греческой богини Артемиды и римской Весты. Поклонение Весте развилось у римлян через посредство этрусков – выходцев из Азии.