Троянская война образует границу между мифическою и историческою областью. Правда, и следующие за нею столетия еще не свободны от легендарного характера; имена и факты их не вполне достоверны; но предание имеет под собою уже более прочную почву; величавые образы, около которых группируются рассказы, менее фантастичны, чем действующие лица героического века; события, хотя и прикрашены идеализациею, прославляющею старое время, но не превышают размеров возможности. Нет никаких серьезных причин отвергать мнение, что уже и в сказании о Троянской войне есть исторические элементы.

По греческим преданиям, разрушение Трои произошло около 1200 или 1184 года до Р. Х. Финикийцы из Сидона тогда уже имели поселения на островах Эгейского моря и берегах Греции, имели там пурпурные фабрики, разрабатывали рудники, уже разъезжали по Эгейскому морю как торговцы или пираты. У греков тогда развилась воинственность; аристократия, опытная в военном ремесле, подчинила себе земледельческую массу населения; пеласгийский быт и восточные понятия были вытеснены развитием эллинских учреждений, подобных средневековому феодализму и рыцарству – почему же бы греки не могли тогда предпринять поход на богатое малоазийское прибрежье? В легенде о деревянном коне, посредством которого взята была Троя, не скрывается ли символическое предание о деревянных морских конях, то есть о кораблях? «Гнев Ахилла», ссора Ахилла с Агамемноном не отголосок ли исторического предания о распре между северными и южными героями, мешавшей энергическому ведению дела и замедлившей успех его? В поэтических картинах Илиады и Одиссеи так много реальности, так много подробностей, взятых из действительной жизни, что очень можно думать: не все в этих поэмах принадлежит вымыслу, мифы и символические сказания составляют не все содержание этих поэм, есть в них и исторические воспоминания.

Итак, мы полагаем, что легенда о Троянской войне – прикрашенное поэтическими преувеличениями предание о действительном событии, что рассказы об этом героическом предприятии составляют переход от мифов к истории; а если так, то должно думать, что и в других легендах о героях есть исторические элементы. Из них нельзя построить истории действительных событий, но можно разгадывать по ним ход развития греческой культуры во времена от появления первых зачатков её до Троянской войны, составляющие, по древним преданиям и расчетам, около пятисот лет. В легендах о войнах лапифов с кентаврами, минийцев и кадмейцев с флегийцами, вероятно, сохраняются, как мы уже говорили, воспоминания о долгой борьбе земледельческих племен равнин с нападавшими на них пастушескими племенами соседних гор; аргосская Ларисса, «укрепленный стенами» Тиринф, микенский Акрополь, Кекропия были, конечно, оплотами против морских разбойников. В сказаниях об аргонавтах, о победе Тесея над Минотавром, о приношениях людей в жертву Зевсу Лафистийскому, о поражении вторгнувшихся в Аттику амазонок находятся воспоминания о втором фазисе развития под влиянием финикийской культуры и об освобождении от иноземного владычества и восточных форм богослужения. Финикийцы, как мы видели в I томе нашей книги, основали поселения на Кипре, Крите, Родосе, Лемносе, Фасосе, Фере, Кифере, имели там рудники, собирали пурпурные раковины; потому должно думать, что были у них колонии и на восточном берегу Греции. В Иолке и Орхомене, в Мегаре, на Истме мы видим ясные следы их поселений. Должно думать, что первые элементы цивилизации были получены греками от них, что под их влиянием построены были в Греции города, гавани, каналы для осушения болот, развилось мореплавание, возникла промышленность. Мифы о Гефесте, имевшем свою божественную мастерскую на Лемносе, и о Дедале, божественном критском художнике, свидетельствуют о том, что греки научились техническим искусствам у финикийцев. Мы уже говорили (I, стр. 528), что еще и у Гомера оружие царей, богатые одежды, драгоценные сосуды – кубки, чаши – называются изделиями сидонян; это свидетельствует о сильном развитии торговых сношений между финикийцами и греками. В основе сказаний о сыновьях Эола, царствовавших в Иолке, Орхомене, Коринфе, о войне фиванского героя Геракла с минийцами, об отношениях афинских царей Эгея и Тесея к царю критскому Миносу, имевшему могущественный флот, без сомнения, лежат под легендарною оболочкой исторические воспоминания о владычестве финикиян, о сладострастных и жестоких обрядах их богослужения, о вытеснении финикийцев и их культов подвигами сформировавшегося в Греции военного сословия.

Тесей и Минотавр

Тесей и Минотавр

 

Преобразование быта, произведенное возникновением военного сословия, владычество отважных вождей в сословия благородных воинов, подобных средневековым рыцарям, составляет третий фазис развития греческого народа в мифические времена. Когда борьба против иноземцев кончилась вытеснением их из Греции, военное сословие, вероятно, стало удовлетворять своей любви к отважным делам племенными междоусобиями, воспоминания о которых сохранились в легендах о походах семи царей и сыновей их на Фивы и о покорении элевсинского государства Кекропидами; были предпринимаемы племенами и союзами племен сухопутные и морские хищнические экспедиции, о которых читаем у Фукидида; и наконец при успехах умственного и нравственного развития нравы военного сословия приобрели ту подобную рыцарству форму, какую имеют они в сказаниях о Троянской войне.

Таким образом, мы будем недалеки от исторической истины, полагая, что под одеждою мифов и легендарных прикрас в сказаниях о подвигах героев находятся воспоминания о постепенном переходе греческого народа от первобытного пеласгийского образа жизни к военно-патриархальному эллинскому быту, и о вытеснении финикийских понятий, религиозных обрядов и общественных учреждений национальными эллинскими. Многое из внесенного в Грецию иноземцами было, без сомнения, совершенно отвергнуто; другие элементы иноземной культуры, более соответствовавшие характеру греческого народа, были сохранены и видоизменены сообразно эллинским национальным качествам. Во время Троянской войны все области Греции имеют одинаковый быт, стоят на одной степени развития. Повсюду владычествует военное сословие; второстепенные вожди его – воины знатного происхождения, главные вожди – цари, Жреческие роды составляют тоже привилегированное сословие, пользуются почетом и влиянием; масса поселян находится в положении, подобном крепостному. При одинаковости быта, воспоминания о прежних различиях между племенами постепенно слабели, и в народных преданиях появилась легенда о происхождении всех греческих племен от одного предка.

 

По книге Г. Вебера «Всеобщая история» (том 2)

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.