II. Католическая церковь в эпоху крестовых походов

153. Могущество католической церкви в XII‑XIII веках

В XII и XIII веках, т. е. в эпоху крестовых походов католическая церковь достигла наибольшего могущества. Папская власть, поставленная на небывалую высоту в середине XI в. Григорием VII, держалась на этой высоте до начала XIV столетия. Самостоятельность национальных церквей Запада была сломлена. Духовная власть пап распространилась на новые страны вместе с завоеваниями крестоносцев в Азии и на Балканском полуострове. Многие государи в это время особыми актами признавали свою зависимость от папства, которое серьезно стало распоряжаться королевскими коронами, а в борьбе с империей в середине XIII в. одержало полнейшую победу. Торжество духовной власти над светскою сопровождалось расширением прав духовенства по отношению к другим классам общества. Католическое духовенство разных стран, объединенное под властью папы, одно обладавшее образованием и сильное своими материальными средствами, привыкло выделять себя из светского общества и отождествлять церковь главным образом с самим с собою. Миряне были поэтому лишены всякой самостоятельности в церковной жизни. Народные языки были исключены из богослужения, и неклирикам запрещено было читать священное писание. Равным образом у них было отнято право причащаться под обоими видами (т. е. хлеба и вина), оставленное за одним духовенством, и причастие стало даваться им лишь под видом облат (т. е. освященного хлеба). Церковь стала в это время вводить в обычай раздачу индульгенций, т. е. прощение грехов для живых и умерших за денежные пожертвования или какие‑либо услуги. Еще Григорий VII объявил прощение грехов всем, кто будет помогать ему в борьбе с Генрихом IV, а Урбан II, провозглашая крестовый поход, тоже велел проповедовать, что участие в нем будет вознаграждаться прощением грехов. Составилась особая теория, по которой церковь была распорядительницей великой сокровищницы заслуг Христа и святых, спасающих людей вопреки их грехам. Не довольствуясь, как духовным наказанием, отлучением отдельных лиц, католическая церковь стала прибегать еще к интердиктам, т. е. наложению на целые страны прекращения всех таинств, за исключением крещения. В борьбе с непокорными государями это было сильное орудие в руках пап рассматриваемого периода. Другим орудием духовной власти сделалась инквизиция, занимавшаяся розыском и расследованием ересей и судом над еретиками, которые в случае виновности подвергались казни посредством сожжения на костре. Наконец, папы объявляли крестовые походы не только против мусульман, но и против еретиков, и даже против своих политических врагов.

 

154. Монашеские ордена

Главною опорою папской власти было монашество. Возникший в VI в. орден св. Бенедикта имел много монахов, которые в первую половину средних веков немало потрудились над осушкою болот, расчисткою лесов и разными сельскохозяйственными улучшениями на землях, отдававшихся монастырям благочестивыми мирянами. По мере того, как возрастало богатство монастырей, монашеские нравы приходили в упадок. Клюнийская реформа вывела, однако, монашество из этого печального положения, и множество монастырей вернулось к прежней строгости аскетической жизни. В XII в. особенно прославился суровым исполнением монашеских обетов и громадным влиянием на улучшение монашеских нравов аббат Клервоский святой Бернард, который известен еще, как красноречивый проповедник второго крестового похода. В XIII столетии возникли еще два новые монашеские ордена – францисканцев и доминиканцев, получившие название нищенствующих орденов.

Бенедиктинцы, из которых вышли и клюнийцы, и святой Бернард, давали обед нестяжания лишь в смысле отказа от личной собственности, но сами их монастыри были очень богаты. Нищенствующие монахи отказывались от всякой собственности и жили подаяниями. Основателем одного из этих орденов был итальянец святой Франциск Ассизский, от имени которого и самый орден стал называться францисканским. Франциск, отличавшийся в юности веселым характером и роскошною жизнью, был настоящим воплощением аскетического идеала средних веков, но кроме подвигов благочестия, он прославился и подвигами милосердия, которое готов был изливать на всякую живую тварь. Он оказывал разную, какая только была в его силах и средствах, помощь всяким несчастным, особенно больным и бедным. Когда около Франциска собралось много сторонников такого служения Богу и ближним, папа Иннокентий III (1198 – 1216) позволил ему в 1209 г. основать новый монашеский орден миноритов, т. е. меньшей братии (fratres minores), как иначе назывались францисканцы. Главною обязанностью миноритов. сделалось учить народ, проповедуя ему веру и нравственность, и облегчать страдания бедных, больных и т. п. Францисканцы были настоящими представителями идеи отречения от мира и презирали светскую науку.

Франциск Ассизский

Прижизненное изображение Франциска Ассизского. XIII век

 

Наоборот, другой орден нищенствующих монахов, доминиканцы, прославились ученостью и представляли собою скорее другую идею средневекового католицизма, идею власти над миром. Этот орден был основан современником Франциска, испанцем святым Домиником. Это был ученый монах, который жил одно время на юге Франции, где· в XII и начале XIII в. бела распространена так называемая альбигойская ересь. Для борьбы с нею и с ересями вообще Доминик и задумал основать особый орден братьев‑проповедников (fratres praedicatores), на что скоро получил папское согласие (1220). Приняв миноритский устав, доминиканцы поставили своею задачею поддерживать чистоту католического вероучения, делаясь для этого преподавателями в низших и высших школах и забрав в свое ведение инквизицию.

Святой Доминик

Святой Доминик. Фреска XIV веке в базилики святого Доминика, Болонья

 

Своею добровольною бедностью, близким участием своим ко всем труждающимся и обремененным, а также своею ученостью нищенствующие монахи приобрели большое влияние на народ, а освобождение их из‑под власти местных епископов делало их непосредственными орудиями папской власти,которой без всяких промежуточных инстанций были подчинены их начальники (генералы), жившие в Риме.

 

155. Церковная наука

Господствующему положению духовенства в обществе содействовало и то, что оно одно владело умственными орудиями образования и учености. Некоторое возрождение образования произошло на Западе при Карле Великом, но школы той эпохи существовали лишь при епископских церквах (кафедральных соборах) и в монастырях. В эпоху крестовых походов возникли высшие школы, получившие название университетов. В Италии прославились университеты салернский и болонский, в одном из которых изучалась медицина, а в другом юриспруденция, но самым знаменитым сделался университет парижский, где процветало преподавание философии и богословия. Он был основан или, вернее говоря, преобразован из более ранней школы в начале XIII в. Сюда стекались студенты из всех западноевропейских стран, и по образцу парижского университета, как общей матери‑кормилицы (alma mater) высших школ, стали устраиваться университеты и в других местах. Король Филипп II Август освободил всю парижскую общину (universitas) учащих и учащихся от подсудности местному превоту (административному и судебному чиновнику короля), а папа Иннокентий III – от подчинения соборному капитулу (коллегии так называемых каноников при кафедральной церкви). Средневековые университеты утверждались папами, и профессорские должности занимались в них клириками. Богословие считалось главным предметом, а на философию смотрели, как на служанку богословия (philosophia est ancilla theologiae). Задачею тогдашней школьной философии или схоластики, как ее называли, было подтверждать от разума церковные учения. В середине XIII в. один из представителей этой философии, доминиканец святой Фома Аквинский, в своем сочинении «Summa theologiae» разработал в подробностях и изложил в систематическом порядке тогдашнее учение католической церкви по вопросам веры и нравственности, права и государственной жизни. Фому прозвали ангельским учителем (doctor angelicus), и его «Summa» до сих пор пользуется громадным авторитетом у католического духовенства.

 

156. Борьба католической церкви с ересями

В эту пору наивысшего процветания католицизма ему приходилось, однако, бороться с ересями, возникавшими в недрах церкви. Среди самих схоластиков появлялись люди, которые доходили до богословских и философских положений, с которыми церковь не могла согласиться и которые потому подвергала преследованию. Но особенно много хлопот создавали папе и духовенству религиозные секты, находившие последователей в народных массах. На рубеже XII и XIII вв. весь юг Франции был охвачен двумя ересями – альбигойской и вальденской. Первая ересь была происхождения восточного. Это было манихейство, возродившееся в Болгарии в форме богомильства и оттуда перешедшее через Иллирию и Италию в южную Францию. Ересь получила название альбигойской от города Альби, но сами сектанты называли себя катарами, т. е. чистыми или совершенными. Они верили в существование двух мировых начал – доброго и злого, видели в Ветхом завете откровение дьявола и проповедовали аскетизм, признавая жизнь плотью и мирскими интересами равносильною служению дьяволу. Рядом с этою сектою на юге Франции развилась и другая, чисто христианская, напоминающая протестантизм нового времени. Вальденсы находили, что католическая церковь отступила от чистоты первоначальной христианской общины, и хотели реформировать веру и церковную жизнь, руководясь одним св. писанием. Еретики производили большое впечатление на народ своею строгою жизнью и обличением жадности и пороков духовенства.

С южнофранцузскими еретиками вступил в борьбу папа Иннокентий III. Против них и поддерживавшего их графа тулузского им был объявлен крестовый поход с отпущением грехов за участие в подавлении ереси. Рыцарство северной Франции бросилось на южную Францию и стало ее разорять. Папский легат требовал у них при взятии одного города, чтобы они убивали всех без разбора, потому что «Бог потом своих узнает». В это же время для борьбы с ересями и был основан доминиканский орден и введена инквизиция, попавшая в заведование этого ордена. Начались пытки подозреваемых в ереси, сожжения осужденных на кострах, конфискации их имуществ. Собственно церковные суды только приговаривали к казни «без пролития крови», исполнение же казни совершалось светскою властью. Схоластики старались и теоретически оправдать казни еретиков, ссылаясь даже на один неправильно переведенный текст Евангелия (в притче о царе, пригласившем гостей на пир и, когда они не пришли, пославшем звать нищих; в латинском переводе было сказано: «заставь войти»). Несмотря на гонения и казни, ереси, однако, не прекращались. В XIII в., напр., была в ходу проповедь Вечного Евангелия, в которой говорилось, что Ветхий завет был откровением Бога Отца, Новый – Бога Сына, и что наступает время откровения Духа Святого, когда вся жизнь человечества будет основана на новых началах. Замечательно, что это учение увлекло весьма многих францисканцев, которые готовы были видеть в основателе своего ордена предтечу будущего царства Святого Духа.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.