читайте также Краткую биографию Горация и раздел Гораций «Оды» в статье Произведения Горация

В 23 г. до н. э. Гораций выпускает сборник лирических стихотворений, которые принято называть одами. Слова «ода» в переводе с греческого означает «песня». В это понятие античность не вкладывала представления о высокопарном и торжественном жанре, каким стала ода в литературе нового времени.

Оды Горация представляют собой исключительно своеобразное явление в истории лирической поэзии. Автор их – поэт, склонный к моралистическим рассуждениям, увлекающийся философией и размышляющий, как об этом свидетельствуют сатиры, об истинных ценностях жизни, – отрицательно относится к субъективной лирике типа стихов Катулла.

Оды Горация – лирические пьесы, очень разнообразные. Некоторые из них – подражания греческим поэтам, в особенности Алкею и Сапфо; эти стихотворения показывают серьезное изучение греческой лирики, обдуманность работы; другие оды – самобытные произведения: в них Гораций выражает все чувства, все мысли свои; тон некоторых из них легкий, веселый, добродушный, характер других серьезный, торжественный. Многие из самостоятельных од Горация внушены ему фактами, имеют своею основой события и чувства, принадлежавшие действительной жизни. Вообще, ум преобладает над фантазией в одах Горация, так что господствующий элемент их – польза, рассудительность, практичность.

Поэт Гораций

Гораций. Картина Дж. де Кирико, XIX век

 

Изучая оды в хронологическом порядке, насколько он известен нам, мы видим, что талант Горация постоянно развивался, произведения его совершенствовались и по содержанию и по форме, сила вдохновения в них возрастала с годами, отделка становилась изящнее. В первой книге Гораций еще робко держится своих греческих образцов, во второй у него больше самостоятельности и по мыслям и по форме, а в третьей талант его достигает полного развития: поэт одинаково хорошо владеет и ходом мыслей и языком, нравственная серьезность чередуется у него с эротической шутливостью, слог разнообразен.

В эпоху принципата Августа, отмеченную увлечением греческим искусством IV в. до н. э. и стремлением к созданию монументальных архитектурных памятников, выражающих определенные идеи и вместе с тем гармоничных и классицистических по форме, Гораций хочет создать лирику «нового типа», отвечающую, как и «Энеида» Вергилия, идеалам содержательного и строго гармонического искусства.

Сторонник эпикурейской созерцательности, теории «довольства малым» и сохранения спокойствия мудреца во всех случаях жизни, он создает лирические оды, в которых тщательно подобранные образы должны служить иллюстрацией к излюбленной им «Горацианской мудрости». Гораций сознательно избегает взволнованного тона, изображения страстей и горестных переживаний, которые давались Катуллом. Он придает разнообразным движениям души человека пластические, как бы застывшие формы.

В своих одах Гораций избирает образцами для себя знаменитых лирических поэтов Греции: Алкея, Сапфо, Анакреонта. В известном стихотворении о памятнике, вдохновившем Г. Р. Державина и А. С. Пушкина, римский поэт к числу своих заслуг относит то, что он впервые перевел «эолийскую песню» на «италийские лады»:

 

Памятник я воздвиг, меди прочнее он,
Выше, чем пирамид царственных гордый взлет.
Дождь, точащий гранит, и Аквилона вихрь
Не разрушат его. Неисчислимый ряд
Лет над ним пролетит и пробегут века.
Нет! Не весь я умру, лучшая часть меня
Похорон избежит. Слава моя цвести
Будет вечно, пока в Капитолийский храм[1]
Жрец восходит и с ним дева молчащая.
Стану известен всем. Скажут: родился я
Там, где Ауфид[2] шумит, там, где некогда Давн
В бедных водой полях правил сельской страной,
Ставший царем беглец[3]. Первый я перевел
Песнь эолийскую на италийский лад.
Будь же мною горда, о, Мельпомена, взяв
Лавр дельфийский, увей с лаской чело мое!
(Пер. И. В. Вулих)

 

Книга I од начинается целым каскадом стихотворений, написанных различными размерами: сапфическая и алкеева строфа, Асплепиадов стих и др.

Тщательно отбирая образцы и мотивы из стихотворений древнегреческих поэтов, Гораций окрашивает их в одах своими настроениями, вкладывает в них свою «житейскую мудрость», как бы примиряя между собой мотивы радости жизни перед лицом грядущей смерти, постоянные у греческих поэтов, с эпикурейской «теорией наслаждения».

В одах использует пиршественные и политические мотивы лирики Алкея для своеобразной стилизации современной политической темы (Октавиан и Клеопатра, битва при Акции), а весь круг образов греческой лирики для известной поэтизации материала, всегда как бы приподнятого над будничной повседневностью.

Оды Горация разнообразны по темам. Среди них есть дружеские послания, гимны богам, отклики на политические события, любовная лирика, лирика размышления. Каждая ода – плод тщательной, почти ювелирной работы. Каждое слово взвешено и обдумано, в каждом описании, в экономно употребляемых определениях и эпитетах даны самые существенные, важные для Горация особенности героя, пейзажа, настроения.

 

Роскошь персов мне ненавистна, мальчик.
Не люблю венков из цветов садовых,
Не ищи, прошу, в уголках укромных
Розы осенней. Мирт простой ничем украшать не надо,
Он хорош и так. Мирт идет и слугам.
Он и мне пристал, когда пью под сенью
Лоз виноградных.
(Пер. П. В. Вулих)

 

Гораций всегда обращается в одах к какому-нибудь адресату, он побуждает его принять решение, помогает обрести мудрую позицию в жизненных невзгодах:

 

Хранить старайся духа спокойствие
В тяжелом горе, в дни же счастливые
Не опьяняйся ликованьем
Смерти подвластный как все мы, Деллий.
(Пер. Н. В. Вулих)

 

Часто, как и в сатирах, Гораций раскрывает в одах свой идеал жизни. И здесь он выступает в защиту тихой, созерцательной жизни вдали от суеты шумного города, в окружении празднично-приподнятой природы, населенной прекрасными божествами (фавнами, нимфами, сатирами):

 

Тот, кто золотой середине верен,
Верь мне, избежит и убогой кровли,
Избежит дворцов, что питают зависть
Пышным убранством.
Чаще вихри гнут великаны-сосны,
С высоты быстрей низвергают башни,
Молнии легко поражают в бурю
Горные выси.
Вот пасут пастухи жирных овец стада;
Лежа в мягкой траве, тешат свирелью слух
Богу Пану, ведь он бдительно скот хранит
В темных рощах Аркадских гор.
(Пер. Н. В. Вулих)

 

Пейзажи, рисуемые в одах Горация, напоминают стенную живопись этой эпохи, живопись, которая, как и занятия другими видами искусств (поэзией, музыкой), служила украшением римского быта и призвана была окружать обитателей дома элементами поэтического «бытия», как бы приближавшего человека к сфере муз и царству богов.

Да и самый образ лирического поэта, даваемый в одах Горация, – этого наделенного высокой восприимчивостью любимого божествами певца, занимающего среди людей особое избранное положение, отличается от того автопортрета, который давался в сатирах.

«Горацианская мудрость», излагавшаяся в «Беседах», переводится в одах в иной регистр, приобретает высокий поэтический характер и должна быть как бы увековечена приобщением к благородному искусству лирики.

Любовные стихотворения Горация лишены серьезного чувства. Приверженец эпикурейской философии, он избегает серьезных и волнующих увлечений. Он смотрит как бы со стороны на своих многочисленных героинь, всех этих лидий, хлой, левконой, барин и т. п., с изяществом, а иногда и с легкой иронией рисуя их непостоянство, легкомыслие, их преходящие увлечения и мимолетные печали.

Октавиан Август

Император Октавиан Август ("Август из Прима Порта"). Статуя I в. по Р. Х.

Автор фото - Till Niermann

 

В сборнике стихотворений, изданных в 23 г. до н. э., Гораций проявляет еще известную сдержанность по отношению к Октавиану, хотя в ряде стихотворений III книги (ст. 1 – 6) и затрагивает моральные темы, пытаясь примирить республиканские представления о долге, чести, воздержанности с теми реформами, которые предлагает провести Август, чтобы возродить прежнюю религию и утраченные нравственные добродетели. В одной из од он возлагает надежды на кротость и миролюбие Августа.

Гораций вспоминает героя Первой пунической войны Регула, который попал в плен к карфагенянам и был послан ими в Рим с предложением выкупить своих пленных и заключить мир с Карфагеном. Суровый и мужественный Регул убеждает римлян не делать ни того, ни другого и возвращается в Карфаген на мучительную смерть. В другой оде Гораций приводит миф о троянском происхождении римлян. Однако и в этих парадных стихотворениях он по-прежнему отстаивает право человека на свободу внутреннего мира и дает образ поэта, живущего вдали от суетной толпы.

В 17 г. до н. э. в Риме торжественно праздновалось «обновление века» (так называемые «секулярные игры»), которое приурочивалось к окончанию гражданских войн и должно было знаменовать «начало новой счастливой эры под эгидой Августа». Горацию как крупнейшему поэту (Вергилий умер в 19 г. до н. э.) было поручено составление праздничного гимна. В этом официальном гимне поэт прославляет Октавиана Августа и его реформы, возвеличивает римское государство, воспевает «начало нового века». Гимн написан в торжественном стиле культовой песни. Раньше Октавиан Август, как это видно по сохранившимся отрывкам его писем, был недоволен тем, что Гораций недостаточно часто упоминал о нем в своих произведениях.

Около 13 г. до н. э. Гораций пишет свою IV книгу од. Это был период, когда многим казалось, что наступила пора особого могущества и величия Рима. Октавиан только что вернулся в Рим после трехлетнего пребывания на Рейнской границе, были усмирены германцы и даки, окончены походы против винделиков и альпийских народов. В IV книге од Гораций торжественно воспевает Августа, возвеличивает его пасынков Тиберия и Друза и фактически становится «певцом рода Юлиев».

Оды четвертой книги были последними песнями Горация: утомленный и уверенный в бессмертии своей славы, он простился ими с публикой. В них соединены все достоинства и недостатки его лирики, главные из которых: красота формы, изящество стиха и языка, узкая прозаичность мыслей, отсутствие поэтического энтузиазма, возвышенной идеальности.



[1] Ежегодно в Риме в храме Юпитера Капитолийского приносились торжественные жертвы: для совершения обрядов жрец коллегии понтификов и дева-весталка (жрица Весты), давшая обет молчания, поднимались на Капитолий. Гораций хочет сказать, что его слава будет так же вечна, как вечен Рим.

[2] Ауфид – река в Апулии, на родине Горация.

[3] Давн – легендарный герой, прибывший в Апулию бедняком-беглецом и ставший царем.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.