Любовь к странствованиям, общая всем германским народам, была сильна и в скандинавах. Они издавна плавали в далекие земли, это называлось плаваниями викингов. Во время переселения народов в походах немецких племен на римские области, вероятно, участвовали скандинавские воины – викинги, норманны. По скандинавским обычаям, наследство после отца получал только старший сын; в бедной стране было мало средств приобрести себе пропитание человеку, не имеющему земли; потому младшие сыновья должны были кормиться морским разбоем. Привычка усиливала врожденную склонность к странствованиям; жажда славы и влечение северных людей к сокровищам богатого юга, возбуждали скандинавов пускаться в опасные экспедиции. Возвращавшийся с добычей находил почет себе на родине, певцы слагали песни в честь его. Когда в конце IX века стали в Скандинавии формироваться обширные государства, короли которых стесняли прежнюю свободу мелких общин, число пускавшихся в далекие плавания увеличилось: гордые или буйные люди, не хотевшие подчиняться королю, покорившему их общину, покидали родину, плыли искать себе счастья в чужих землях. Военные дружины собирались для самых разнообразных предприятий; чем отважней и опасней была борьба, тем сильнее она возбуждала фантазию, тем выше поднималось мужество диких воинов севера. Иногда пускались в дальнее плавание для грабежа или завоеваний сами короли, желая прославить свое имя. Почетными считались только те экспедиции, которые предпринимались под начальством князей, называвшихся морскими королями. Предводитель должен был превосходить всех спутников силой и способностью выносить лишения. «Только тот достоин называться морским королем, – говорит старинная легенда, – кто никогда не спал под закопченным дымом потолком, никогда не пил из своего рога у домашнего огня».

Походы викингов

Походы викингов. Карта

Автор изображения – Mediatus

 

Историк Стенструп различает два периода экспедиций викингов. В первом, норманны плавают за море небольшими отрядами, нападают лишь на берега и острова, удаляются при наступлении зимы, возвращаются весной. Во втором периоде они собираются большими войсками, ходят далеко от берега, остаются на зиму в стране, которую грабят, овладевают ею, строят там укрепления, поселяются в них. Этот период начинается в некоторых из посещаемых викингами земель раньше, в других позднее: в Ирландии около 835 года, в устье Луары – около того же времени, в Англии и по низовью Сены – в 851 году, во Фрисландии датские вожди получали землю в ленное владение уже и раньше.

 

Норманны. Люди с севера. Фильм BBC

 

Плавания викингов получают большие размеры с начала IX века. Экспедиции, какие бывали раньше того, исчезли из воспоминаний скандинавов, как маловажные сравнительно с плаваниями больших войск, которые начались с этого времени и более двух столетий ужасали все европейские земли своей разрушительной силой. С начала IX века почти каждый год норманны являются на британских островах и по всем берегам франкского государства: они являются в Испании, проникают в Средиземное море, делают высадки на берегах Италии, Африки. Греции; даже скандинавские берега страдали от них. Они подымались вверх по Темзе, по Рейну, по всем большим французским рекам, проникали в глубину стран и безусловно владычествовали на море; по выражению одного из тогдашних поэтов, они жили на море и кормились морем. В разных странах называли их разными именами: в Англии датчанами, в Ирландии остманнами (восточными людьми), в государстве франков норманнами (северными людьми). Их маленькие, длинные, узкие корабли были приспособлены ходить и на веслах и под парусами, но не имели никаких приспособлений для удобства, ни даже палубы на защиту от непогоды или зноя. Норманн не нуждался в удобствах. Викингу был мил его корабль, «морской конь, рассекающий волны грудью», как называется он в скандинавских песнях.

«Они являлись неожиданно, – говорит историк Венк о нападениях норманнов на Францию, – и особенно любили устья больших рек; там они строили укрепления для склада добычи и для обороны; из своего укрепления вустье реки они плыли вверх по ней, потом шли сухим путем, грабили и безжалостно жгли все. Они любили пробираться тайком через леса к монастырю или городу, защитники которого ушли из него искать их в другом месте, обманутые их хитростью; они были неистощимы на хитрости; с такой же быстротой, с какой шли грабить, они возвращались к своим кораблям. Чтоб охранять от них берега, был бы нужен хороший флот, а у франков его не было, хотя и часто пытались они обзавестись им, начиная со времен Карла Великого. Норманны храбро бились и на суше. Они стали являться в таком множестве, что давали формальные сражения и ходили далеко в глубину страны. Закаленные в перенесении лишений, непогод, трудностей, приученные опасностями к ловкости, находчивости, они быстро приспособлялись ко всяким обстоятельствам. Захватив лошадей, они делались искусными наездниками; подступая к городам, скоро научались вести осадные работы». Корабли их были небольшие и сидели в воде мелко, так что могли ходить даже по небольшим рекам. Они собирались флотилиями в триста, четыреста кораблей и шли вверх по реке до брода или далеко к истокам; доплыв до мелководья, они вылезали из кораблей и тащили их на плечах дальше до глубокого места. Маленькие острова в устьях больших рек были любимыми их стоянками; укрепившись там, они подстерегали торговые суда и уносили добычу в стан; там оставались и зимовать. Такие стоянки были у них в устьях Темзы, Шельды, Сены, Луары. «Когда встречались два корабля викингов, – продолжает Бюдингер, – они дрались между собою, побежденные сдавались со всей добычей победителям. А когда им попадался торговый корабль, у них был обычай предлагать купцам на выбор: или уйти на берег, оставив им корабль с товарами, или быть убитыми. Но временами, в особенности вероятно зимой, иные викинги сами становились купцами, и часто было трудно сказать, какая цель у корабля викингов главная, грабеж или торговля».

Так норманны плавали по морю, по рекам, ходили по суше, бесстрашные и безжалостные грабители, опустошители, убийцы. «Викинги не щадят никого; один часто обращает в бегство десять врагов, иногда больше, бедность дает им отвагу, бродяжничество отнимает возможность нагнать их, отчаяние делает их непобедимыми», – говорит один из тогдашних летописцев, и трепещущий народ пел в церквах молитву: «От ярости норманнов, Господи, помилуй нас». Сначала они только грабили, не думая делать завоеваний; море было их летним жилищем, грабеж был для них летним трудом, добыча была их жатвой. Потрудившись так летом, они с награбленными сокровищами возвращались на зиму домой. Но скоро они начали основывать укрепленные поселения на берегу устья реки или на острове его, прятали там добычу и проводили зиму. Тогда их набеги получили более широкий размер и систематический характер. Узнав по опыту слабость больших государств, они начали соединяться в многочисленные войска и сделались из разбойников завоевателями, основателями государств. В это время начали появляться и сказания о героях норманнского пиратства. Самым знаменитым из них был Рагнар Лодброк.

(Ссылки на другие статьи о викингах – см. ниже, в блоке «Ещё по теме…».)

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.