Комментарий «Пир» – рассуждение Данте на эстетические, философские и литературные вопросы, написанное в духе аллегорической схоластики.

После смерти воспетой в «Новой жизни» Беатриче Данте, дабы приобщиться к философии, «стал ходить туда, где она истинно представляла себя, а именно в монастырские школы и на диспуты философствующих» («Пир»).

В годы скитаний по Италии Данте стал «поэтом Справедливости» («О народном красноречии», II, II, 9). На смену «сладостному новому стилю» приходил стиль, который сам Данте назовет «прекрасным» (lo bello stile) и который ряд исследователей пытались отождествить с готикой. Данте возводил свой «прекрасный стиль» к создателю «Энеиды» Вергилию («Ад», I, 87). «Прекрасный стиль» прокладывал путь национальному стилю эпохи Возрождения – стилю ренессанс.

Боттичелли. Портрет Данте

Портрет Данте. Художник Сандро Боттичелли. 1495

 

Смена стилей отражала перемены в мировоззрении Данте.

В «Пире» (между 1304 и 1307 гг.) политика переплетается не только с этикой, но и с глубоким анализом сути поэтики и лингвистики.

В содержании «Пира» стихи и комментирующая их проза сочетаются по-иному, чем в «Новой жизни». Проза в «Пире» оказалась другой по содержанию и по слогу. Тем не менее, Данте не отрекался от «Новой жизни».

Данте собирался написать для «Пира» 14 аллегорических канцон и философских трактатов к ним, но на деле создал лишь три трактата-комментария и три канцоны (из них две были написаны еще во Флоренции). Данте предпослал книге трактат-введение, в котором объяснял, почему «Пир» в нарушение бытовавших тогда традиций написан не по-латыни, а на народном языке.

Введение к «Пиру» образует трактат «О народном красноречии», где Данте разработал принципы общенационального итальянского литературного языка и выдвинул ряд смелых идей, во многом предвосхищавших ренессансные.

Данте проповедует идею о необходимости подражать «образцовым», «правильным поэтам». Данте почти по-гуманистически верил в безграничность созидательных сил творческой личности, связанной с народом. Грамматически организованный народный язык, который в трактате «О народном красноречии» объявляется «исконным» и именуется «блистательной», осевой, правильной, придворной «итальянской народной речью», должен был сформироваться из многих диалектов Италии в результате деятельности писателей. Трактат заканчивается пророчеством об общественной и культурной роли нового народного языка: «Он будет новым светом, новым солнцем, которое взойдет там, где зайдет привычное; и оно дарует свет тем, кто пребывает во мраке и во тьме, так как старое солнце им больше не светит» (I, XIII, 12).

Разрабатывая литературный язык и формируя «прекрасный стиль», Данте в «Пире» приводил их в соответствие с требованиями «благородной дамы», именуемой им теперь «мадонной философией». Об этом сказано в начале третьей канцоны, идейно глубокой и стилистически новаторской. В канцоне и сопровождающих ее рассуждениях Данте настолько углубляет и демократизирует антисословные представления «нового стиля» о благородстве как благодати, нисходящей на «благорасположенную» душу, что его мысли о «божественности» человека начинают принимать почти гуманистический смысл. Благородство, утверждает Данте в «Пире», предполагает содействие установлению на земле всеобщего благоденствия и общественной гармонии в формах нового вселенского и единовластного Рима, ибо «для устранения междоусобных войн и их причин необходимо, чтобы вся земля и чтобы все, чем дано владеть человеческому роду, было Монархией, то есть единым государством, и имело одного государя, который, владея всем и не будучи в состоянии желать большего, удерживал бы отдельных государей в пределах их владений, чтобы между ними царил мир, которым наслаждались бы города, где любили бы друг друга соседи, в любви же этой каждый дом получал в меру своих потребностей и чтобы, удовлетворив их, каждый человек жил счастливо, ибо он рожден для счастья» («Пир», IV, IV, 4).

В «Пире» идея общественной мировой гармонии и утверждение, что «каждый человек каждому другому человеку от природы – друг» (I, I, 8), дополняются и обосновываются мыслью о гармоничности отдельного индивидуума, естественного, земного человека. Истинное, духовное благородство, по мнению Данте, предполагает телесную красоту, благородство плоти (IV, XXV, 12 – 13).

Анализ этих идей убеждает, что они не только предвещали миропонимание итальянского Возрождения, но и являлись предпосылками для формирования ренессансного стиля. Стремление воздействовать на широкий круг читателей, знающих только народный язык и не привыкших к трафаретным книжным красотам, порождало рационалистическую ясность слога, которая при всей ее внешней суховатости отличалась от схоластического трактата в лучшую сторону. «Пир» продиктовало Данте нарождающееся итальянское национальное сознание.