Начало творческой биографии Тассо

Торквато Тассо (1544-1595), сын Бернардо, – знаменитейшим из итальянских поэтов после Ариосто. Как и Ариосто он жил при феррарском дворе, но не имел его расчётливости, отдавался своим чувствам с мечтательной страстностью, не понимал своего действительного придворного положения, был тщеславен, обидчив, требователен и этими своими слабостями погубил себя. Счастье долго баловало Торквато Тассо, и привычка к почету расстроила его впечатлительные нервы.

Он родился в Сорренто, учился в неаполитанской иезуитской коллегии, потом, ведя скитальческую жизнь с отцом, учился в Риме, Бергамо, Пезаро, Венеции; на 13-м году был отправлен в Падуанский университет и через четыре года получил ученые степени по трем факультетам: богословскому, юридическому и философскому. Восемнадцатилетним юношей в 1562 году Тассо издал эпическую поэму «Ринальдо». Её содержание взято из цикла рыцарских поэм о паладинах Карла Великого. Торквато подражал в ней манере Ариосто, которого хотел затмить; желание превзойти Ариосто осталось на всю жизнь его страстной мечтой. Он посвятил свою поэму кардиналу Людовику Эсте, брату Альфонса II, герцога феррарского. Молодой поэт несколько времени продолжал ученые занятия в Болонье, Модене, Падуе, и увлекся платоновской философией. В 1565 году герцог пригласил его в Феррару и дал ему одну из придворных должностей, обязывавшую только бывать во дворце. Сестры герцога, Лукреция (герцогиня урбинская, жившая обыкновенно в Ферраре) и Леонора, обращались с поэтом благосклонно, надеясь сделать из него второго Ариосто. Леонора была болезненная, тихая девушка, считалась святой. Тассо питал к ней почтительное чувство. Лукреция любила веселье, покровительствовала поэтам и музыкантам. Тассо прославлял ее, как «розу, аромат которой не уносится временем». Но он воспевал также Барбару, принцессу Сансеверино, и дочь её Леонору Санвитале.

Портрет Торквато Тассо

Торквато Тассо. Портрет работы неизвестного художника, 1590-е гг.

 

Жизнь Торквато была самая приятная: его ласкали; у него было много денег и ровно никаких обязанностей; он наслаждался пирами и другими блестящими придворными развлечениями, путался в придворные интриги, увлекался честолюбивыми замыслами и понемногу писал свою вторую поэму. Круг его мыслей был романтический. Тассо мечтал о любви и добродетели; ирония была ему чужда, у него не было и поэтической наивности, придающей очарование поэме Ариосто. По своим убеждениям Торквато Тассо был строгий католик и монархист и серьёзно относился к рыцарским идеалам, которые в век гуманизма уже давно казались многим смешными. Самостоятельного творчества он не имел; усердно изучая Гомера, Вергилия, Петрарку. Тассо постоянно колебался в тоне своей поэмы, подражая то одному, то другому из этих поэтов. В нем есть теплота чувства, но мысли у него чужие, тусклые, изобретательности у него нет; он действительно хорош только как лирический поэт. Сонеты, мадригалы, канцоны Тассо нежны, согреты живым чувством. Он написал их очень много. Он – лучший из петраркистов своего времени. С очень ранней молодости Торквато приобрел славу великого поэта.

В 1570 году Тассо поехал с кардиналом Эсте в Париж. Он наслаждался и там похвалами, но за неосторожное слово потерял службу у кардинала, возвратился в Феррару и был снова принят ко двору герцога. Альфонс не пожалел расходов на блестящую постановку написанной Торквато пасторальной драмы «Аминт» (в 1572 году); она получила такой успех, что затмилась слава Беккари, пасторали которого признавались до той поры лучшими. Тассо придал пасторальным драмам живость содержания, какого они прежде не имели, показал пример, как они могут служить выражением душевной жизни авторов. Он рассказал в «Аминте» идеализированную историю своей жизни. Пастух Аминт страдает от несчастной любви, бросается со скалы; красавица, отвергавшая его любовь, целует его, и он оживает.

Ободряемый восторженными похвалами, Тассо стал говорить, что создаст произведение лучшее поэмы Ариосто «Неистовый Роланд», и в диалоге «О хороших радостях» подверг эту поэму строгой критике, изложив собственные понятия об эпосе. Он порицает Ариосто и других итальянских эпических поэтов за то, что у них нет строго выдержанного плана, что их поэмы – бессвязные ряды приключений, осуждает их за легкомыслие, за шутливость, говорит, что эпическая поэма должна быть серьезна, иметь возвышенное нравственное содержание. Приверженцы Ариосто смеялись над ним, как над педантом. Альфонс и сестры герцога оставались благосклонны к Тассо. Несколько месяцев Торквато гостил в замке Дуранте у своей покровительницы Лукреции, герцогини урбинской. Она и герцог взяли его с собой в замок Бельригвардо и едва согласились отпустить его в 1575 году в Рим, где он хотел услышать похвалы новой своей поэме.

В Риме Тассо сблизился с кардиналом Фердинандом Медичи. Альфонс и феррарский двор были недовольны этим, потому что Медичи были их врагами. Возвратившись в Феррару, Тассо заметил охлаждение к себе герцога и двора. Он вообразил, что его считают изменником и хотят погубить. В 1577 году его болезненная подозрительность усилилась до того, что в комнатах герцога он бросился с кинжалом на одного из придворных. Герцог сохранил доброе расположение к Тассо, но не мог оставить совершенно безнаказанным такой поступок и велел отвести Торквато под арест во францисканский монастырь. Он принял это за смертельную обиду и бежал. Человек непрактичный, не умевший беречь денег, смешивший и раздражавший людей своими претензиями и капризами, он несколько времени вел скитальческую жизнь и наконец поселился в Сорренто у своей сестры Корнелии, замужней женщины, жившей безбедно.

 

«Освобождённый Иерусалим» Тассо

В это время, в 1579 году, Тассо напечатал четвертую песнь «Освобожденного Иерусалима», как образец красоты этой поэмы, которую писал тогда. Он хотел прославлять христианство. Турки тогда угрожали Европе, и война с неверными была очень популярной темой. Тассо превосходно понял, что наилучшим сюжетом для его поэмы будет первый крестовый поход, отвоевание святой земли у неверных. Воспеваемому им делу покровительствует Бог; потому крестоносцам помогают ангелы, тени прежних героев, павших во войне с неверными. Князь тьмы Плутон помогает противникам воинов Божиих. Демоны, волшебники и волшебницы стараются вредить им. Главное орудие Князя тьмы – прекрасная волшебница Армида. Она является в четвертой песни поэмы; рассказ об этом великолепен, и Тассо сделал хороший выбор, напечатав именно эту песнь, как образец достоинств новой своей поэмы. Столь же высокой красоты поэма достигает только еще в одном эпизоде: в описании волшебного острова Армиды. Но превосходны и все те места «Освобожденного Иерусалима», в которых выражается чувство. Таков например во второй песни знаменитый эпизод об Олинде и Софронии (он помещен слишком рано; Тассо заметил это и впоследствии выбросил его как лишний); таково в третьей песни описание впечатления крестоносцев при виде Иерусалима, в восьмой песни – рассказ о смерти молодого принца датского Свена, в двенадцатой песни – рассказ о том, как Танкред убил Клоринду, в тринадцатой – описание засухи и ниспосланного Богом дождя. Октавы Тассо очаровательны своей музыкальностью; за это больше всего и полюбил его поэму народ; венецианские гондольеры долго пели отрывки из неё. «Освобожденный Иерусалим» приобрел во всей Западной Европе такую славу, как ни одна из всех остальных эпопей новой европейской литературы. Подобно Ариосто, Тассо вложил в свою поэму и прославление династии Эсте. В десятой песни он превозносит Ринальдо как предка этой династии, а в шестнадцатой вводит пророчество об Альфонсе II, которого восхваляет как своего спасителя от бедствий.

Торквато Тассо. Освобождённый Иерусалим

Ринальдо и Армида. Картина Ф. Хайеса на тему поэмы Т. Тассо «Освобождённый Иерусалим», 1812-1813

Источник фото

 

Тассо в сумасшедшем доме

Благодаря заботливости сестры, душа поэта успокоилась. Он пожелал возвратиться в Феррару. Его приняли там очень милостиво, но Тассо казалось, что на него смотрят с сожалением и насмешкой. Он уехал, болезненная раздражительность не давала ему спокойствия нигде. Он уехал из Мантуи в Падую, из Падуи в Венецию, потом уехал в Урбино, оттуда в Турин и нигде не находил спокойного приюта. Мысли его влеклись в Феррару. Торквато приехал туда на праздники бракосочетания герцога с принцессой Маргаретой Гонзагой и подвергся беде. Как произошла она, он сам не рассказал. Распространился слух, напечатанный у Муратори. Он говорит, что Тассо стал жертвой страстной и безнадежной любви к принцессе Леоноре, сестре герцога Альфонса. Но нет надобности в этом сказочном объяснении несчастной судьбы поэта, больного душой: мы знаем, что он держал себя при дворе безрассудно, в припадках меланхолии резко жаловался на неблагодарность Альфонса, оскорблял придворных; герцог был человек суровый и нашел нужным прекратить эти обидные выходки. Он не наказал Тассо, как об этом впоследствии говорила баснословная молва, но счёл его сумасшедшим, которого следует отдать под надзор, и в 1579 году велел отвезти его в больницу святой Анны. Там Торквато держали семь лет. Это не была мрачная тюремная келья, которую показывают теперь в Ферраре туристам и называют темницей Тассо. Он жил в больнице. Но его действительно держали там под надзором.

Тассо в сумасшедшем доме

Тассо в заключении. Картина Л. Галле, 1853

Источник фото

 

У него бывали временами припадки сумасшествия, но временами рассудок его прояснялся, и он продолжал своё творчество: писал стихи, философские размышления. До этого Тассо написал комедию «Любовные интриги», а теперь написал трагедию «Торрисмондо». Это переделка «Эдипа» Софокла; действие происходит в Италии во времена остготского королевства; содержание как и у Софокла состоит в том, что человек, мучимый угрызениями совести, сам себя наказывает за свое преступление. Будучи рабским подражанием Софоклу, эта трагедия Тассо не имела успеха. Он был сильно расстроен тем, что в Венеции (в 1580 году) были изданы шестнадцать песен его поэмы по дурному, неполному списку, под заглавием «Готфрид». В следующем году поэма была напечатана в истинном своем виде. Издатели обогатились, а автор сидел в больнице и напрасно писал своим бывшим покровителям, что он вовсе не сумасшедший. В 1584 году один из его поклонников Камилло Пеллегрини напечатал книгу, доказывавшую, что Тассо выше Ариосто. Он и сам говорил о себе так. Флорентийская академия Делла Круска стала резко опровергать эту мысль. Почти все знатоки литературы находили притязания Тассо на превосходство над Ариосто пустым тщеславием. Торквато писал в защиту достоинств своей поэмы и сделал себя смешным для всех. Это унижение глубоко огорчило его, и он задумал переделать «Освобожденный Иерусалим».

 

Освобождение Тассо. «Завоёванный Иерусалим»

Несмотря на всё, сожаление о его несчастной судьбе было всеобщим. Папа, кардинал Альбани, великий герцог тосканский, герцог и герцогиня урбинские, герцогиня мантуанская, все государи династии Гонзага, город Бергамо, считавший себя родиной Тассо, упрашивали герцога Альфонса смягчить его участь. Герцог долго оставался неумолимым. Наконец в 1586 году он отдал Тассо своему родственнику Винченцо Гонзаге, герцогу мантуанскому, обещавшему присматривать за поэтом так внимательно, что он не сделает вреда никому. Торквато был принят герцогом мантуанским и всем двором с величайшими почестями, с искренней любезностью. Но он уже действительно был душевнобольным: девять лет скитался он по Италии, не уживаясь нигде.

Тассо продолжал работать. Он окончил поэму «Флориданте», начатую его отцом; переделал свою трагедию «Торрисмондо», напечатал ее (в 1587), поехал в Бергамо, оттуда (в 1588) через Рим – в Неаполь просить о возвращении конфискованного имущества отца и матери. Торквато стал переделывать свой «Освобожденный Иерусалим», исправлял ошибки, замеченные критикой, но портил при этом и все хорошее в поэме. В 1593 он издал эту переделку, в которой к прежним двадцати песням было прибавлено еще четыре. Переделанную поэму он назвал «Завоеванный Иерусалим» (Gerusalemme conquistata). Она – произведение больного человека. Последний поэтический труд Тассо, «Семь дней творения мира» (Le sette giornate del mondo creato), тоже не имеет поэтического достоинства. Эта поэма – переполненное схоластикой переложение библейского рассказа в стихи без рифм.

 

Смерть Тассо

Последние годы жизни Тассо скитался из города в город, ездил в Рим, в Анкону, в Лоретто, во Флоренцию, в Мантую, опять в Неаполь, повсюду подозревал всех во вражде, в интригах против него, был болен и физически, страдал от нищеты. Чтоб утешить несчастного, кардинал Чинцо Альдобрандини, племянник папы Климента VIII, пригласил его в ноябре 1594 в Рим, обещая, что он будет коронован в Капитолии лавровым венком. Зимой силы Тассо стали падать; ослабев, он попросил, чтоб его перевезли в монастырь святого Онуфрия, на холме римского предместья по северному берегу Тибра. Оттуда открывался прелестный вид на Рим и на его окрестности до Сабинских и Альбанских гор; больному хотелось наслаждаться этим видом. Когда пришла весна, время, назначенное для его коронования, Торквато Тассо уже был так слаб, что приходилось отлагать это торжество. 25 апреля 1595 он умер. Его похоронили в монастыре святого Онуфрия.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.