ГЛАВА X

 

Образование Римской державы

 

II. Завоевание Римом Италии

 

251. Положение Рима в Лациуме до середины IV века

Во второй половине V в. Рим, которому до того времени приходилось главным образом обороняться, перешел в наступление[1]. Правда, на первых порах он только мог расширить свои владения на счет ближайших поселений в каких‑нибудь 20–30–40 верстах от города. С одним из таких городов, этрусскими Вейями, римляне воевали около десяти лет (406–396), пока не разрушили город и не взяли себе его землю, частью которой поделились с латинскими союзниками. В это время Рим был лишь главою латинского союза, поставлявшего ему половину воинов и имевшего право на половину добычи, Успехи Рима на время задержаны были нашествием галлов, которые в 387 г. нанесли римлянам страшнейшее поражение при речке Аллии, на долгое время оставившее по себе печальную память в Риме (dies Alliensis), т.е. день Аллии, отмеченный в календаре черной краской). Жители Рима бежали, город был взят и сожжен, и только один Капитолий семь месяцев держался против варваров, которые ушли, лишь получив богатый выкуп[2]. Римляне, впрочем, скоро оправились от этого несчастья и продолжали расширять свои владения особенно в сторону Этрурии. С латинскими городами у них тоже происходили недоразумения, которые привели даже к войне (340–338). С 343 г.[3] римляне воевали с самнитами; пользуясь этим, латинские союзники потребовали у Рима, чтобы один из консулов и половина сената избирались из латинов. Римляне отказали и выслали против латинов два войска под начальством консулов Тита Манлия Торквата и Публия Деция Муса, сделавшихся героями народных легенд. (Первый казнил собственного сына за нарушение дисциплины, второй подобно Кодру обрек себя на смерть, чтобы доставить победу своему войску). Римляне победили латинов, и следствием этого было распадение взаимного союза между ними и заключение союзов между отдельными городами и Римом на очень различных условиях, сделавших, однако, Рим единственным господином Лациума (338).

 

252. Самнитские войны

Латинские города тем скорее должны были желать примирения с Римом, что всем им угрожали самниты, тоже расширявшие свои границы. Это был воинственный горный народ, молодежь которого охотно шла в наемные войска греческих колоний и даже Карфагена. Всех войн с самнитами было три между 343 и 290 гг. Их значение заключалось в том, что борьба началась из-за соседней с Лациумом и Самниумом Кампании, и что в эту войну втянуты были другие области Италии. Уже после первой войны римляне приобрели в Кампании союзников, а после второй владели всей Кампанией, несмотря на очень неблагоприятное начало войны (позорная сдача римского войска, запертого в Кавдинском ущелье). Цензор Аппий Клавдий построил после этого отличную дорогу между Римом и Капуей, получившую имя Аппиевой дороги (via Appiа) и прославившуюся, как «царица дорог». Это было первое подобное сооружение римлян, доставившее им большие военные и торговые выгоды. Успехи Рима заставили этрусков, умбров и другие племена Италии примкнуть к самнитам в их третьей войне с Римом, на стороне которого были, кроме латинов, еще и жители Южной Италии. Эта война окончилась завоеванием Самниума (290), после чего уже и почти вся Средняя Италия была в руках римлян.

 

253. Приобретение Южной Италии

Сделавшись главною политическою силою на полуострове, Рим стал вмешиваться в раздоры греческих колоний и туземных племен Южной Италии. Желая противопоставить Риму какую‑либо другую силу, Тарент, бывший самым богатым торговым городом «Великой Греции», обратился за помощью к эпирскому царю Пирру. Это был такой же предприимчивый и храбрый искатель приключений, как его современник и соперник на Балканском полуострове, Деметрий Полиоркет. Поставив за образец себе Александра Македонского, Пирр при помощи наемного войска стремился утвердиться в Македонии и Греции. Вмешательство в итальянские дела открывало перед его честолюбием новую дорогу – возможность основания другой эллинистической мировой державы на Западе, и потому он нанялся защищать интересы Тарента против римлян. При Гераклее (у Тарентского залива) в 280 г. произошла встреча римских легионов с македонскою фалангою и боевыми слонами Пирра, и римляне были побеждены. После этого Пирр отправил в Рим послом одного ловкого грека (Кинеаса) с предложением мира на условии отказа от Южной Италии, но сенат, руководимый слепым Аппием Клавдием, строителем знаменитой дороги, отверг это предложение. Пирр двинулся было на Рим, но вернулся назад, чтобы провести зиму в Таренте. Ему еще раз удалось разбить римлян (при Аускулуме в Апулии), но он и сам понес при этом страшные потери[4]. Отличаясь большим непостоянством в своих замыслах, Пирр покинул после этого Южную Италию, чтобы вести войну в Сицилии, где шла борьба между греками и Карфагеном. Там он пробыл несколько лет, а между тем римляне вели свои дела на юге Италии очень успешно. В 275 г., рассорившись с сицилийскими греками, Пирр снова явился с войском в Италию, но на этот раз римляне его разбили при Беневенте (в Самниуме). В следующем году эпирский царь удалился домой. Овладев Македонией, он предпринял завоевание Пелопоннеса, во время которого был убит. Римляне взяли Тарент (272), и вся Южная Италия была скоро в их власти (266).



[1] Для дальнейшего см. карту XII.

[2] Это случилось в одном году с Анталкидовым миром в Греции.

[3] На этот год можно смотреть, как на начало завоевания римлянами Италии.

[4] «Еще одна такая победа, и я погиб», – откуда выражение «пиррова победа».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.