Мазаччо (настоящее имя Томмазо ди Джованни ди Симоне Гвиди), флорентийский живописец раннего Возрождения, родился 21 декабря 1401 года в местечке Сан Джованни ди Вальдарно недалеко от Флоренции.

Его отец, молодой нотариус Джованни ди Моне Кассаи, умер в 1406 году, и вдова мона Джакопа вскоре вторично вышла замуж за пожилого состоятельного аптекаря. Томмазо и его младший брат Джованни, ставший впоследствии также художником, жили с семьей в собственном доме, окруженном небольшим участком земли.

Короткая жизнь Мазаччо – в его творчестве, так как биографических сведений о нем почти не сохранилось. Это был человек, одержимый искусством, безразличный ко всему, что лежало за его пределами, беспечный и рассеянный, и за эту рассеянность его и прозвали Мазаччо (ит. – мазила), но он был уважаем товарищами. Творчество Мазаччо открывает XV век, который был веком наивысшего расцвета флорентийского искусства.

Предполагаемый учитель Мазаччо – флорентиец Мазолино. Огромное воздействие на юного художника оказало искусство Джотто, а также творческий контакт со скульптором Донателло и архитектором Брунеллески, который был одним из значительнейших деятелей флорентийского кватроченто (XV века). Видимо, Брунеллески помог Мазаччо в разработке сложной проблемы перспективы.

В то время, как Мазаччо начал свою деятельность, во Флоренции больших успехов достигла скульптура.

В живописи же, несмотря на реформу Джотто, все еще сильны были традиции старого. Мазаччо вместе с Брунеллески и Донателло возглавил реалистическое направление во флорентийском искусстве Возрождения.

Самое раннее из сохранившегося творческого наследия Мазаччо – картина, написанная около 1420 года для церкви Сант Амброджио, «Мадонна с младенцем и со св. Анной» (Уффици, Флоренция). Уже здесь он смело ставит те проблемы (композиция, перспектива, моделировка и пропорции человеческого тела), над решением которых будут работать художники на протяжении всего XV столетия.

В 1422 году Мазаччо вступает в цех медиков и аптекарей, куда принимали и художников, а в 1424 году – в товарищество живописцев св. Луки.

В 1426 году он выполнил большой, состоящий из нескольких частей алтарь (так назывемый полиптих) для церкви дель Кармине в Пизе, части которого ныне рассеяны по музеям и собраниям разных стран мира (Лондон, Неаполь, Пиза, Вена, Берлин).

Основным трудом всей жизни художника были росписи капеллы Бранкаччи. Во Флоренции, на левом берегу Арно, стоит старинная церковь Санта Мариа дель Кармине. Здесь в 1424 году Мазолино начал роспись капеллы, расположенной в правой части трансепта. Затем работу продолжал Мазаччо, а после его смерти, много лет спустя, закончил Филиппино Липпи.

Две фрески – «Изгнание из рая» и «Чудо с динарием» (так наз. «Il tributo», иногда переводится как «Чудо со статиром») – бесспорно, написаны собственноручно Мазаччо около 1427 года. Им же частично исполнены и некоторые другие фрески по мотивам легенд о жизни святого Петра.

В «Изгнании из рая» (208 на 88 см) Мазаччо разрешил труднейшую для своего времени задачу правильного изображения и постановки обнаженной фигуры. В то время, как другие живописцы по средневековой традиции изображали человеческие фигуры так, что «ступни ног не ступали на землю и не сокращались, а стояли на цыпочках» (Вазари), Мазаччо придал им устойчивость.

 

Мазаччо. Изгнание из рая

 

Нагие тела Адама и Евы не только анатомически правильны, но и движения их естественны, позы выразительны. Они бредут, спотыкаясь, охваченные безысходным отчаянием, покорные судьбе, преследуемые парящим над их головами ангелом с мечом в руках. Фигура ангела дана в сложном ракурсе: он несется из глубины, вперед на зрителя, чем усиливается иллюзия пространства.

Мазаччо. Изгнание из рая

Мазаччо. Изгнание из рая. Фреска Капеллы Бранкаччи, 1426-27

 

Другая монументальная композиция «II tributo» (255 на 598 см) передает евангельскую легенду, в которой рассказывается о том, что сборщик податей, остановив Христа, идущего с учениками, потребовал с него подать. Христос приказал своему ученику апостолу Петру выловить рыбу из озера, вынуть из нее динарий (статир) и отдать монету сборщику. Эти три эпизода представлены в пределах одной фрески: в центре – Христос в кругу учеников и преграждающий ему путь сборщик; слева – апостол Петр вынимает из рыбы динарий; справа – Петр вручает сборщику деньги.

 

Мазаччо. Чудо со статиром в капелле Бранкаччи

 

Мазаччо не нагромождает фигуры рядами, как это делали его предшественники, а группирует их сообразно замыслу своего повествования и свободно размещает в пейзаже. Одежды ложатся немногими спокойными складками, не скрывая, а подчеркивая «телесность» фигур и сообщая им строгую монументальность. С помощью света и цвета он уверенно и мягко лепит форму предметов. Причем свет, как и в «Изгнании из рая», падает соответственно направлению естественного освещения, источником которого являются окна капеллы, расположенные высоко справа.

Мазаччо. Чудо со статиром

Мазаччо. Il tributo. («Сбор дани». «Чудо со статиром»). Фреска Капеллы Бранкаччи, 1426-27

 

Герои Мазаччо – суровые мужественные люди. Их лица портретны: один из апостолов – апостол Фома – изображение заказчика Феличе Бранкаччи, в другой фреске («Проповедь Петра с кафедры») безбородый юноша в красной одежде напоминает самого художника.

Теперь обе фрески поблекли, краски их как будто стерлись, но в свое время это были шедевры, открывшие новую эпоху в живописи. Капелла Бранкаччи стала школой для многих поколений художников Тосканы. Сюда приходили учиться и Леонардо, и Боттичелли, и Рафаэль. Здесь в пылу ожесточенного творческого спора молодой скульптор Пьетро Торриджано нанес Микеланджело страшный удар, навек обезобразивший ему лицо.

В 1428 году Мазаччо отправился в Рим, откуда вскоре пришло известие о его смерти. Ему едва минуло двадцать семь лет.

Внезапная смерть гениального художника в столь молодом возрасте вызвала толки о том, что он был отравлен из зависти. Эту версию и сообщает Вазари.

Мазаччо был одним из тех, чье творчество обеспечило Флоренции ведущее место среди художественных школ Италии XV столетия. «Флорентиец Томазо, прозванный Мазаччо, показал своим совершенным произведением, что те, кто вдохновлялись не природой, учительницей учителей, трудились напрасно», – писал Леонардо да Винчи.