Никколо Макиавелли (1469-1527) – виднейший представитель всех прозаических, отчасти и поэтических жанров в классический период итальянской литературы. На его гробнице во флорентийской церкви Санта-Кроче сделана надпись: «Нет хвалы, достойной его». Такое мнение о нем объясняется его пламенным и бескорыстным патриотизмом. Отталкивающие понятия, излагаемые им в трактате «Государь» становятся понятны, если мы припомним тогдашнее состояние Италии, терзаемой междоусобиями и иноземными нашествиями. Император и папа, немцы, французы, испанцы, швейцарцы опустошали Италию; войны начинались вероломно, мирные договоры заключались только для того, чтобы быть нарушенными. Не было ни одного государя, который соблюдал бы свои обещания; добросовестность в политических делах не существовала. Под этими впечатлениями выработались политические принципы Макиавелли. Неудивительно, что они чужды всех правил честности. Макиавелли искренно высказывал то, что думал. Его «Государь» – изложение системы, которой держались тогда все правительства, боровшиеся между собою в Италии.

Портрет Макиавелли

Портрет Никколо Макиавелли. Художник Санти ди Тито, вторая половина XVI века

 

Биография Макиавелли

Никколо Макиавелли происходил из знатной, но обедневшей тосканской фамилии. Молодость его совпадала с блестящей эпохой развития классицизма во Флоренции при Лоренцо Великолепном; он упорно учился и на всю жизнь остался страстным любителем древних классиков. Он читал их не как филолог, но как дипломат и политический мыслитель; они расширили его патриотизм за границы родной области, сделали его человеком, думающим о благе всей Италии. Макиавелли любил хвалить все великое в истории Флоренции, но подвергал проницательной критике мелочность интересов, которыми ограничивались стремления флорентийских политических партий, осуждал непримиримость их взаимной вражды, неспособность установить законный порядок дел; он говорит: «По своей природе флорентийцы таковы, что им ненавистно всякое правительство и всякая беда ссорит их между собой».

 

 

Участие Макиавелли в политических делах Флоренции началось вскоре после изгнании Пьеро Медичи. В 1498 году он был назначен государственным секретарем. Ему было тогда около 30 лет. Он занимал эту важную должность 14 лет, до 1512 года. Обязанностью государственного секретаря было ведение протоколов Совета Десяти, заведование всей перепиской правительства по внутренним и внешним делам, составление договоров с другими правительствами. Кроме этой постоянной обязанности Макиавелли исполнял множество особых поручений по внутренним делам и 21 раз ездил посланником к другим правительствам, большею частью по трудным делам, которые исполнял успешно. Четыре раза он ездил послом к королю французскому, два раза к императору, два раза к папе, несколько раз в Пизу, в Сиену, Форли. Донесения его правительству из этих поездок показывают в нем очень рассудительного, проницательного и ловкого делового человека и служат важным источником наших сведений о политической истории того времени. Он судит очень верно о состоянии наций, боровшихся между собою за владычество над Италией. Макиавелли дурного мнения о французах. «Их природа, – говорит он, – состоит в жадности завладеть чужим достоянием и в искусстве грабить». Но он находит, что для Италии союз с французами полезнее, чем с немецким императором, которому сейм не дает ни войска, ни денег: «Могущество Германии велико, но она устроена так, что пользоваться им невозможно». Италия, по мнению Макиавелли, сама виновата в своих страданиях; причина их – раздробленность её на множество государств «честолюбивых, но слабых и робких». Эти государства никогда не соединятся ни для какой хорошей цели. В раздробленности Италии виновато папство. «Оно приобрело себе в Италии светское государство, но не было так сильно, мужественно и хорошо, чтобы завоевать всю остальную Италию». Макиавелли говорит: «Мы обязаны римской церкви нашим бедственным состоянием. Она не могла ни сама завоевать Италию, ни допустить, чтоб Италия была завоевана каким-нибудь другим государством и потому она – причина того, что Италия не объединилась». Основная его мысль та, что никакая страна не была счастлива, иначе как повинуясь вся одному правительству, республиканскому ли или монархическому. Таким образом, он поставил для итальянцев те две политические цели, к которым стремились они во все последующие столетия, – уничтожение светской власти папы и основание национального государства, объединяющего всю Италию.

Кажется, Макиавелли считал Цезаря Борджиа тем человеком, который способен объединить Италию. Он несколько времени близко изучал характер этого полководца и правителя, не отступавшего ни перед какими мерами для расширения своего могущества, и надеялся, что его беспощадная энергия объединит Италию. Когда Цезарь Борджиа пал, Макиавелли долго не видел человека способного достичь этой цели. Наконец ему стало казаться, что может объединить Италию герцог Урбинский, которому и посвятил он свою книгу о Государе (в 1516 году). За четыре года перед тем произошел во Флоренции переворот, при котором Макиавелли был лишен своей должности. Замена республиканского правления монархическим не имела по понятиям Макиавелли такой важности, чтобы ему было нельзя перейти на сторону монархистов. Он привык сообразоваться с обстоятельствами, ему хотелось возвратиться к политической деятельности; он отбросил свои прежние республиканские желания и стал искать милости у Медичи, но не добился её. Вскоре после восстановлении владычества этой династии он даже подвергся её гневу: в 1513 году был открыт заговор против государя Флоренции, кардинала Джованни Медичи (сделавшегося впоследствии папой под именем Льва X). Макиавелли несправедливо обвинили в участии в этом заговоре, подвергли жестокой пытке. Он выдержал ее, не сказав ни слова. Сделавшись папой, Джованни Медичи освободил его из темницы.

Макиавелли поселился в своем имении Страде близ Флоренции. Оно давало мало дохода; он жил очень бедно и мучился желанием снова получить политическую деятельность. Для развлечения от тоски он по целым дням играл с поселянами в соседней траттории. Ставки были самые ничтожные, но он горячился до крика. Жене он подавал много поводов к жалобам. Макиавелли рассказывает обо всем этом в письмах к своему другу и прежнему сослуживцу Веттори, жившему теперь в Риме. «Погрязая в бедствиях, я подымаю из этой тины голову и смеюсь над коварством моей судьбы, смотрю, не постыдится ли она так поступать со мной». Возвращаясь вечером домой, он надевал свой прежний должностной костюм и уходил в кабинет заниматься. «Четыре часа я не чувствую печали, – говорит он, – забываю все страдания, не смущаюсь бедностью, не страшусь смерти, углубляясь мыслями в занятия».

 

Произведения Макиавелли – «Государь»

В это время он написал свое рассуждение о первой декаде (десяти книгах) Тита Ливия, трактат о военном искусстве, «Историю Флоренции» и книгу «Государь», посвященную герцогу Урбинскому, к которому он обращается в конце её с пламенным воззванием стать освободителем Италии от варваров. Он говорит: «Италия, находящаяся в рабстве хуже египетского рабства евреев, ждет своего Моисея, освободителя и законодателя; она готова идти за знаменем, лишь бы нашелся человек, который поднял бы знамя». По мнению Макиавелли, никакие нравственные обязанности не должны удерживать герцога от этого дела. «Оно справедливо, потому что та война справедлива, которая необходима, и свято оружие, когда оно единственная надежда». Для успешности войны необходимо преобразование военного устройства: воинами должны быть граждане; наемные войска бессильны и опасны; нужно сформировать национальное войско введением всеобщей обязанности служить в нем. Ныне ученые полагают, что книгу о «Государе» надо рассматривать, как руководство для государя, желающего освободить от иноземцев и объединить Италию. С этой точки зрения понятно, что Макиавелли ставит первой надобностью государя приобретение военного могущества. Кроме того он доказывает примером испанского короля Фердинанда Католика, что очень полезным политическим орудием может служить религия. (Фердинанд Католик действительно следовал тем правилам, которые излагает Макиавелли).

Трактат о государе не больше как теоретическое разъяснение тогдашней практики. Ближе всего подходил к идеалу политического деятеля по понятиям Макиавелли Цезарь Борджиа; в трактате о государе оправдываются всякие поступки, полезные для расширения могущества. Макиавелли хвалит даже вероломное убийство мелких владетелей в Синигалье. Он говорит, что можно совершать какие угодно злодейства, чтоб упрочивать повиновение страхом. Понятия Макиавелли о людях очень дурны; он говорит: «о людях вообще можно сказать, что они неблагодарны, непостоянны, лживы, трусливы и корыстолюбивы». Потому для государя полезнее действовать страхом, чем желание приобрести любовь. Ложь, вероломство, жестокость хороши, когда нужны для упрочения власти. Но истреблять внутренних врагов следует всех за один раз, чтобы спокойствие общества не подвергалось продолжительному страданию. Когда свирепости длятся мало времени, они меньше раздражают народ. Государь должен по возможности щадить денежные интересы своих подданных, потому что людям легче терять жизнь, чем имущество. Вывод из всех своих рассуждений Макиавелли высказывает в конце книги словами: «Государь, в особенности новый, не может соблюдать всего того, за что считаются люди хорошими. Ему часто бывает надо для сохранения власти поступать против честности, жалости и религиозных заповедей, но он должен заботливо притворяться сострадательным, честным, религиозным».

Чезаре Борджиа

Чезаре (Цезарь) Борджиа - политический идеал Макиавелли

 

Мы видим, что Никколо Макиавелли дает советы о том, как нужно действовать для приобретения власти, а не о том, как должно править государством, когда власть уже упрочена; его книга руководство не для всех государей, а только для основателей новых государств. Он сам знает, что рекомендуемые им средства дурны; он только считает их необходимыми для объединения Италии, для её освобождения от иноземного владычества. Правда, что он ошибается и в этом: те дурные средства, которые рекомендует он, никогда не приносили ничего кроме вреда.

 

Поэтические и драматические произведения Макиавелли

В годы своего невольного досуга Макиавелли кроме исторических и политических трудов занимался и поэтическими. Он написал много сонетов и других лирических стихотворений и две комедии в прозе; одна из них, «Клития» – подражание Плавту; другая «Mandragola» («Мандрагора») совершенно оригинальна по содержанию. Характеры в них взяты из действительности и очерчены очень верно, разговор легок, шутки остроумны. Неприятное впечатление производят они на нас пошлостью интриги и дурным мнением о женщинах. Оно высказывается и в повести, которую написал Макиавелли. Чёрт Веельфегор послан на землю, чтобы исследовать, справедливы ли жалобы умерших мужей судьям мертвых на жен. Он попадается в руки такой женщине, что спасается от неё только бегством в ад.

 

Произведения Макиавелли – «История Флоренции»

«История Флоренции» – одно из тех произведений Никколо Макиавелли, которые не возбуждали никаких порицаний. В рассказе о старых временах он пользовался между прочим рассказом Джино Каппони, республиканца, написавшего историю восстания простолюдинов под предводительством Микеле Ландо. Рассказ об изгнании и возвращении Козимо Медичи он заимствовал у Джованни Кавальканти, приверженца династии Медичи. Другими предшественниками Макиавелли были знаменитый гуманист Леонардо Аретино, очистивший старую историю Флоренции от народных сказок; Подджо, написавший историю войн флорентийцев с 1350 до 1455 года, и Бернардо Руччеллаи, государственный человек, написавший превосходный рассказ о походе Карла VIII в Неаполь. На основании этих рассказов Макиавелли с удивительным умом и замечательным беспристрастием излагает историю Флоренции, начиная с распада Западной империи, и с особенной подробностью рассказывает события от 1434 года до смерти Лоренцо Медичи, то есть до 1492 года.

Памятник Макиавелли

Статуя Макиавелли во флорентийской галерее Уффици

 

Оценка личности и творчества Макиавелли

Ныне итальянцы говорят о Никколо Макиавелли с уважением, как о патриоте, желавшем объединения Италии; но при жизни он не находил сочувствия себе ни у приверженцев, ни у противников Медичи. Он напрасно добивался милости Медичи; они не давали ему никакой должности, и бедность принуждала его, бывшего посла, ездить по поручениям монахов и купцов. Наконец флорентийцы прогнали Медичи. Макиавелли приехал во Флоренцию, надеясь получить какую-нибудь важную должность. Но республиканцы оттолкнули его от себя с такой же холодностью как прежде Медичи. Он умер 22 июня 1527. Его трактат «Государь» был напечатан в 1532 году и окончательно испортил его репутацию у современников; он действительно долго оказывал вредное влияние на людей, правивших судьбами государств. Дочь того Лоренцо Медичи, герцога Урбинского, которому Макиавелли посвятил эту свою книгу, Екатерина Медичи, королева французская, читала ее своим сыновьям и, будучи сама последовательницей политики Макиавелли, нашла в них восприимчивых учеников. Варфоломеевская ночь и деспотизм Людовика XIV были явлениями, совпадавшими с учением Макиавелли. Оно пользовалось чрезвычайным уважением почти всех государей и министров XVI и XVII столетий. Каждый мелкий деспот считал своей обязанностью изучать книгу Макиавелли о «Государе» и своим бесспорным правом поступать по его советам. Фридрих Великий, державшийся на практике той же системы, нашел выгодным для себя публично предать ее позору, при помощи Вольтера написал «Антимакиавелли» и напечатал в 1740 году это опровержение книги о «Государе». Немцы долго верили искренности этого сурового порицания.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.