После смерти завоевателя Египта, царя Камбиза, персидский трон захватил самозванец-маг Гаумата. Он выдавал себя Смердиса, брата Камбиза, которого Камбиз ранее велел умертвить. Личность нового повелителя вызвала подозрение в среде аристократии. Знатный перс Отан, тесть покойного Камбиза, поручил своей дочери Федиме, доставшейся в наследство Лжемердису-Гаумате, удостовериться кто именно этот царь: обманщик или действительно брат Камбиза. Для этого он велел ей, во время сна царя на её половине, осмотреть его уши. Исполнив желание отца, Федима объявила ему, что уши у царя отрезаны. Отан знал, что этому позорному наказанию, при покойном основателе персидского могущества, Кире, был подвергнут один из его магов.

Улика была налицо. Тесть Камбиза сообщил о том своим друзьям Аспадину и Габриату, к ним присоединились еще вельможи: Интаферн, Мегабиз, Гидарн и только что прибывший в Сузу член династии Ахеменидов, сын Гистаспа (Виштаспы) – Дарий. Эти семеро заговорщиков решили свергнуть самозванца, в чем им много помог Прексасп, теперь распустивший в народе молву, что царь, не кто иной, как маг, и притом не перс, а мидянин. Заговорщики проникли во дворец, закололи преданных самозванцу евнухов и достигли до чертогов самозванца и его брата. Оба, после отчаянного сопротивления, были убиты, головы их отрублены и выставлены напоказ народу. Независимо от этого справедливого наказания, свергнувшие самозванца умертвили всех магов, которых только могли отыскать во дворце и в городе. Впоследствии, день этот праздновали особым торжеством, называемым: избиением магов (магофония). В этот день ни один из этой касты не осмеливался показываться на улице.

Дарий I и Гаумата

Торжество Дария I над магом Гауматой и мятежными правителями областей. Изображение с Бехистунского рельефа

 

Уничтожив самозванца и истребив его приверженцев, заговорщики приступили к важному вопросу об установлении нового правительства. Отан предлагал демократическую республику, т. е. правление народное; Мегабиз – олигархию; Дарий стоял за самодержавие. Последнее мнение взяло верх, и Отан тотчас же отступился от всяких притязаний на престол, с единственным условием, чтобы он и все семейство его оставались свободными. Нового царя решили избрать из среды шестерых остальных освободителей Персии – бросив жребий, причем заключили договор, что сотоварищи избранника останутся при нём первейшими вельможами с правом невозбранного, во всякое время, входа в царские чертоги. Жребий состоял в том, что царем будет тот из шестерых претендентов, чей конь первый заржет при восходе солнца. С помощью своего конюшего Эварета (спрятавшего в кустах у сборного места – кобылицу), Дарий заставил заржать своего коня прежде прочих – и с седла пересел на персидский царский престол. При выборе коня, в орудие судьбы, Дарий и его товарищи руководились идеей религиозной, так как конь, у древних персов, был посвящен солнцу и почитался в религии Зороастра священным животным.

 

 

Дарий I, сын Гистаспа, воцарился в 521 г. до Р. X. Происходя от царственного семейства Ахеменидов, он, для лучшего упрочения власти, ещё теснее породнился с царским домом, взяв себе в жены двух дочерей Кира, его внучку, дочь настоящего Смердиса, и дочь Отана – главного виновника своего воцарения. Персидское царство Дарий I разделил на двадцать сатрапий,обложив их правильными денежными податями, которые, в предыдущие царствования, приносились, по мере надобности, деньгами или натурою. Вследствие этой меры, у персов сложилась приводимая Геродотом пословица: Дарий – торгаш, Камбиз – властитель, Кир – отец. Государственный доход Персии при Дарии составлял 14.560 талантов.

Дворец Дария в Персеполе

Развалины дворца Дария I в Персеполе

Автор фото - Ginolerhino

 

Тяготясь опекой бывших своих сообщников, Дарий I под благовидным предлогом казнил одного из них – Интаферна – и с ним нескольких его родственников. Историки сохраняли нам предание о жене несчастного, умолявшей царя пощадить приговоренных к смерти. Тронутый Дарий решил помиловать только одного, по её выбору; выбирать же ей пришлось между мужем, детьми и братом. Она указала на последнего, сказав царю: я могу найти другого мужа, от которого у меня могут быть еще дети, но другого брата мне не найти!» Царь отдал ей вместе с братом и старшего сына, но прочих казнил.

На третий год царствования Дария I – или на второй, по книгам иудейским – враги евреев, самаритяне, донесли ему, что иудеи, невзирая на запрещение Лжесмердиса, продолжают отстраивать разрушенный Навуходоносором Иерусалим, ссылаясь на старинный указ Кира. Дарий подтвердил этот указ, разрешив иудеям достраивать, кроме города, и Храм, обращая на расходы следующие в казну подати.

В 516 г. до Р. X. (пятый год царствования Дария), вспыхнул мятеж в Вавилоне, при котором инсургенты, запершись в городе, приготовились к отчаянной защите. Девятнадцать месяцев безуспешно осаждал персидский царь мятежную столицу, которою однако же овладел, благодаря хитрости и коварству Зопира, сына Мегабиза, сыгравшего с вавилонянами ту же шутку, какую сыграл при Кире – Арасп. Зопир обрил себе голову, обрезал нос и уши и передался вавилонянам, будто бы для отмщения изуродовавшему его Дарию; вкрался к ним в доверенность, водил их против своих, принимал участие в вылазках, при которых сам резал персов немилосердно. Он наконец добился того, что вавилоняне доверили ему защиту всего города, который Зопир и предал из рук в руки царю Персии – ради чего и возвёл на себя напраслину и изуродовался таким ужасным образом. Вторично пал перед персидским оружием буйный Вавилон и на этот раз позорнее первого: Дарий I приказал разрушить его стены, снять городские ворота и казнить три тысячи знатнейших граждан.

 

 

Усмирив мятежи, царь Дарий высек на высоких скалах торжественный рассказ о своих свершениях, украшенный великолепными рельефами (см. Бехистунская надпись). После этого он по примеру Камбиза, неудачно ходившего войной в Эфиопию, задумал воевать со скифами, желая наказать их за вторжение в Мидию сто двадцать лет тому назад. Тщетно брат Артабан отклонял Дария от безрассудного намерения – царь упорствовал и деятельно занялся приготовлениями к походу. Выступление свое он ознаменовал одним из тех зверских подвигов, на которые был так изобретателен Камбиз. Эваз, знатный перс, умолял царя не отнимать у него всех троих сыновей для похода в Скифию и оставить ему хоть одного.

 – Я тебе оставлю всех! – отвечал Дарий – и действительно оставил, казнив всех трех сыновей.

Многочисленные войска Дария I, согласно составленному царем маршруту, пошли на берега Босфора Фракийского (подробнее - см. в статье Поход Дария I на скифов). Здесь персы соорудили памятник с исчислением своего войска, простиравшегося кроме экипажа 600 кораблей, до 700.000 пехоты и конницы. Перейдя чрез Босфор, посредством понтонного моста, царь Дарий повел персидских воинов чрез Фракию и землю гетов (даков), мимоходом им покоренные. Достигнув берегов Истра (Дуная), Дарий I переправил войска на противоположный берег, приказав союзникам своим, грекам малоазиатской Ионии, разобрать наведенный ими мост и следовать за ним, но передумал, по совету Коэта, предводителя митиленцев, и отложил разводку моста на шестьдесят дней, приказывая грекам возвратиться домой, без него, если он не возвратится на берег из внутренности страны к этому сроку.

Избегая столкновений с завоевателем, скифы, отступая перед ним, заманивали его подальше от берегов, повсюду истребляя запасы и тем делая возвратный путь персов крайне затруднительным. Дарий расположился лагерем, в котором вскоре начался жестокий голод. Тогда скифские вожди прислали к нему послов, которые, вручив царю пять стрел, птицу, мышь и лягушку, без всяких объяснений возвратились к себе. Дарий I истолковал себе эти странные дары скифов выражением их покорности; но один из его спутников, Габриат, объяснил эти символы иначе; по его словам, скифы хотели сказать царю: зарывайся в землю как мышь, улетай как птица, прячься в болото как лягушка, везде и всюду скифские стрелы настигнут тебя!

Карта скифского похода Дария I

Предполагаемый маршрут Скифского похода Дария I

Автор карты - Anton Gutsunaev

 

Голод и болезни в лагере, наконец, принудили Дария к отступлению. Ночью, бесчеловечно покинув больных и раненых, он постыдно бежал к берегам Истра, куда прежде его прибыли скифские дружины. Последние предлагали ионийцам, разобрать мост на тот берег и тем отрезать царю персидскому дальнейшее отступление. Правитель Херсонеса Фракийского, афинянин Мильтиад,советовал грекам исполнить желание скифов и погубить Дария... Они, было, согласились – но их отговорил один из вождей, Гистией, тиран милетский. Во избежание споров со скифами, греки разобрали часть моста – но лишь только враги удалились на поиски за персидским царем, Дарий I другой дорогой пришел на берег Истра и переправился с войсками на противоположную сторону реки. Оставив, под начальством Мегабиза 80,000 войска в Херсонесе, Дарий с остальными войсками направился в Сарды, где и перезимовал. Мегабиз, между тем, покорил персидской державе все народы Геллеспонта, в числе прочих стран и Македонию, где посланники Мегабиза, за их наглость и оскорбление жен и девиц, были перерезаны. – Вскоре скифы опустошили Фракию, пользуясь отсутствием Дария, покорявшего этим временем Индию. Геродот, упоминая об этом важном событии (кн. IV гл. 44) умалчивает, однако, о подробностях похода персидского царя в эту великую страну.

В 500 г. до Р. X. вспыхнул мятеж против персов в ионийских поселениях. Их греческие жители решили свергнуть иго правителей (тиранов), хотя и своих единокровных, но тем не менее покорнейших рабов двора персидского. Власть тиранов исчезла по всей Ионии; Афины послали в Милет свои корабли на помощь восставшим. Во главе восстания стал правитель Милета – Аристагор. Он овладел персидской столицей Малой Азии, Сардами, которые были при этом сожжены дотла... Греческие войска, теснимые персами и мидянами, отплыли в Эфес, близ которого были разбиты и рассеяны. Афиняне, их недавние союзники, отступились от них. Царь Дарий, взбешенный вестями о восстании греческих поселений и сожжении Сард, решил жестоко отмстить мятежникам и их союзникам. Для поддержки в себе ярости, Дарий велел одному из царедворцев разжигать ее ежедневно напоминанием об афинянах.

Мятеж, между тем, возрастал и принимал угрожающие размеры; ионийцы освободили из-под ига персов все принадлежавшие им греческие поселения по берегам Геллеспонта, а также – Карию и Кипр. Персидские войска, разделенные на три армии после кровопролитных битв с инсургентами, покорили мятежные города; но покорения эти стоили им слишком дорого, да сверх того, ослабляли военные силы царя Дария вследствие необходимости оставлять гарнизоны в каждом покоренном городе. Гистией, один из главнейших виновников мятежа, был взят в плен в Мизии и распят на кресте в Сардах. Отрубленную его голову Артаферн послал Дарию; но царь, помня прежние заслуги Гистиея, велел похоронить голову его с должными почестями.

 

 

Не довольствуясь усмирением мятежа, царь Дарий жаждал отомстить афинянам за их вмешательство и в 492 г. до Р. X. послал морские и сухопутные войска в Грецию, под предводительством зятя своего Мардония (см. статью Греко-персидские войны). Персидский флот овладел островом Фасосом, сухопутные войска – Македонией. Во время пути кораблей из Аканфа они были истреблены бурею у Афонского мыса, при чем погибло свыше двадцати тысяч человек. Около этого же времени сухопутные войска Мардония, расположенные укрепленным лагерем в Македонии, много пострадали от ночного нападения фракийцев и сам персидский главнокомандующий был ранен. После непродолжительной стоянки, войска Дария I возвратились домой, довольствуясь лишь покорением Македонии – колыбели будущего завоевателя мира.

Второй поход на Грецию, несмотря на великие приготовления – был еще неудачнее. Дарий всего прежде велел уничтожить все укрепления на острове Фасосе и весь его флот отвести в Абдеру. Желая вызнать мнение о нем греков, а вместе с тем их средства к защите, персидский царь отправил во все области послов, требовавших от греков от его имени – воды и земли, т. е. безусловной покорности. Многие греческие города и все острова дали желанные Дарию заверения покорности. Но афиняне бросили послов персидского царя в пропасть, в которую бросали преступников, а спартанцы – в колодец, говоря при этом, что на дне его персы найдут землю и воду.

Дарий послал мидянина Датиса и Артаферна (сына сатрапа Лидии) с огромной армией, чтобы поработить непокорных (490 г. до Р. X.). Из Киликии на 600 трехрядных галерах те поплыли к берегам Эллады. Покорив Наксос и некоторые другие острова, Датис направился к острову Эвбее. Жители расположенного там города Эретрии, подкрепляемые афинянами, выдержали шестидневную осаду, но на седьмой день, два изменника предали персам город, который был выжжен, храмы ограблены, а жители уведены в неволю. Из них образовали особое поселение близ персидских Суз. Покорив Эретрию, войско Дария I поплыло к берегам Аттики и здесь, на равнинах Марафона, после упорного, кровопролитного боя, упомянутый уже выше Мильтиад, сын Кимона, разбил персов на голову и, отбросив их к морскому берегу, овладел семью кораблями. Потеря со стороны афинян ограничивалась 192 человеками; персов легло убитыми до 6400. Неудачная попытка персидских войск после битвы овладеть Афинами только удвоила их позор и славу афинян... Галеры Дария I уплыли в Азию.

Эллинская трирема

Эллинская трирема эпохи греко-персидских войн

Автор изображения - Deutsches Museum, Munich, Germany

 

Вторичная неудача не ослабила энергии персидского царя, и Дарий деятельнее прежнего занялся приготовлениями к третьему походу, но в это самое время пришла к нему весть о восстании египтян (487 г. до Р. X.). Пришлось вместо одной войны вести две, а тут еще, как назло, возникли распри между двумя сыновьями царя из-за прав престолонаследия: Артабазан ссылался на свое старшинство, Ксерксна происхождение, так как по матери он был внуком Кира. Дарий объявил Ксеркса своим наследником и тем прекратил дальнейшие споры. Назначение наследника было тем нужнее, что через год царь Дарий I умер (485 г. до Р. X.), после 36-летнего царствования.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.