Пока собирались персидские корабли, разбросанные бурею у скал Пелиона, войско Ксеркса, шедшее 14 дней по берегу Пагасейского залива, достигло города Галоса. Через три дня оно, перешедши Отрид, спустилось в широкую долину Сперхея, все племена которой уже раньше того выразили свою покорность, прислав землю и воду персидскому царю. На всем пути до этой долины персы не встречали препятствий, но встретили их на юге от неё: там, между городом Анфелою, где в храме, посвященном Деметре, собиралась древнейшая амфиктиония, и локрийским местечком Альпенами, путь идет по очень узкой полосе приморья и, в так называемых «теплых воротах» (Фермопилах), два раза суживается так, что едва имеет ширину хода телеги. Тут стояло союзное греческое войско, под начальством спартанского царя Леонида. Оно заняло оба те очень узкие места, и его позиция у Фермопил была непреодолима, пока сообщения его с морем оставались свободны и пока не была в тылу его занята неприятелем дорога по узкому ущелью через гору Каллидром; для охранения этой дороги были поставлены на ней 1000 фокейцев. Греки полагали, что этот отряд достаточен для обороны Фермопильского ущелья.

Персидские воины

Персидские воины. Дворцовый барельеф в Персеполе

Автор фото - Arad

 

Когда греки увидели первых персидских всадников и услышали о том, как несметны силы врагов, наполнившие долину Сперхея, они упали духом. Пелопоннесцы говорили, что надобно отступить; они хотели остановиться для обороны только уже на перешейке Истме. Против этого плана спорили локрийцы и фокейцы, области которых отдавались беззащитными в добычу врагов, если будут оставлены без обороны Фермопилы. К их мнению присоединились спартанцы со своим, храбрым царем. Спартанцам казалось, что для них будет вечным позором, если они отдадут в руки варваров то место, о котором так много говорится в мифе о Геракле, предке их царей: тут у теплых источников был его алтарь, тут стоял город Трахина, где совершил свои последние подвиги Геракл; тут струился поток Дирас, напрасно пытавшийся залить пылающий костер, на котором умирал Геракл, тут было древнейшее место собраний дельфийской амфиктионии. Голос спартанцев решил дело. Было постановлено защищать Фермопилы, а чтобы ободрить свой отряд, Леонид отправил заседавшему на Истме совету союза просьбу прислать подкрепление.

Греческий гоплит

Греческий гоплит

 

Ксеркс удивился, услышав от лазутчика, что воины, поставленные охранять Фермопилы, занимаются борьбою и другими гимнастическими упражнениями и расчесывают себе волосы. Находившийся в персидском войске бывший спартанский царь Демарат объяснил ему, что это служит признаком их решимости сражаться; спартанцы обыкновенно причесываются перед битвой. Ксеркс четыре дня отлагал нападение на Фермопилы в надежде, что они уйдут без боя, или в ожидании персидского флота. Предание говорит, что он послал к ним требование, чтоб они отдали оружие, и получил лаконический ответ: «приди и возьми»! По другому преданию, один из граждан Трахины хотел испугать греков словами, что стрелы неприятелей затенят солнце, так бесчисленны враги; тогда спартанец Диэнек отвечал ему: «тем лучше, мы будем сражаться в тени». Но флот все не являлся и на пятый день, так как сражался с греками при Артемисии; тогда царь двинул войска на Леонида. Он послал мидян и сузианских киссийцев. Их нападение было безуспешно: высокие щиты закрывали греков от бесчисленных стрел, а их длинные копья низвергали множество врагов. Ксеркс, смотревший на битву при Фермопилах с холма близ Трахины, велел Гидарну вести в бой отряд 10,000 бессмертных, начальником которого был он. Леонид двинул против этого отряда храбрейших своих воинов, спартанцев. Они стремительно напали на персов и перебили очень многих. Потом они притворно обратились в бегство, и когда варвары, как они ожидали, бросились за ними с громким криком, они внезапно ринулись опять вперед и оттеснили персов с большим уроном. Так сражались храбрые спартанцы и показали, что они искусные воины. Три раза персидский царь вставал с седалища, всматриваясь в битву при Фермопилах.

Греко-персидские войны. Карта

Карта греко-персидских войн с обозначением места битвы при Фермопилах

 

На следующий день она возобновилась и шла также безуспешно для персов. Твердое мужество Леонида воодушевило все войско. Греки шли в битву своими племенными отрядами в стройном порядке; колебания в их рядах не было. Ксеркс был смущен; но предательство алчного грека доставило ему успех, добиться которого не могли его стрелки и копьеносцы. Перед вечером пришел к царю малиец Эфиальт и предложил показать персам тропинку через гору. Он надеялся большой награды. Ксеркс радостно принял его предложение и велел идти за ним Гидарну с отрядом бессмертных. При наступлении ночи отряд пошел из стана и к рассвету дошел до перевала через гору. Шум листьев в густом дубовом лесу в тихий час рассвета был услышан стоявшими там фокейцами; они поняли, что к ним подошел неприятель, быстро вскочили и схватились за оружие. Гидарн был удивлен, нашедши тут воинов; он опасался, что это спартанцы, храбрость которых он уже испытал в битве при Фермопилах. Но, услышав от Эфиальта, что это не спартанцы, он повел свое войско в бой. Фокейцы не выдержали стрел, которыми осыпали их персы: небрежные, застигнутые врасплох, они робко бежали на высоту Эты. Персы, не преследуя их, пошли вниз по южному ущелью горы, чтобы напасть с тыла на греков, когда в условленное время, около полудня, возобновит нападение с фронта масса войска.

Бежавшие стражи принесли на рассвете спартанскому царю известие, что персы начинают спускаться с горы. Наскоро собрался военный совет решить, что делать теперь, когда грозит погибель.

Было бы еще время спастись быстрым отступлением от Фермопил, и нашлись люди, говорившие, что должно сделать так. Но Леонид опозорил бы себя, если бы покинул опасный пост, вверенный его охранению спартанским правительством. Он не мог возвратиться в Спарту бежавшим от врага; спартанский обычай был не таков. Дельфийский оракул возвестил спартанцам, что, или страна их будет опустошена, или будет убит один из их царей; он предсказал им, что сила «льва» не остановит врагов. Это ясно показывало Леониду, какое решение должен принять он; он знал, чего ждет от него спартанское правительство, посылая его на передовую позицию с немногими и уже пожилыми воинами и оставляя его без подкрепления.

Греческая фаланга

Греческая фаланга

 

Леонид понимал свое предназначение и без страха думал о смерти. Но он не хотел вовлекать воинов других государств в свою погибель. Потому он отпустил от Фермопил союзников, – пока еще был свободен путь отступления через Скарфею и Тронион на юг. Он оставил умереть с ним в битве при Фермопилах только спартанцев, периэков и илотов, какие еще уцелели, и фиванских гоплитов, которых взял с собою, как заложников. Локрийские и пелопоннесские воины охотно повиновались его приказанию уйти. Но феспийцы, которых было тут 700 человек, под начальством храброго Демофила, твердо сказали, что не уйдут. Они добровольно избрали себе смерть в бою при Фермопилах, чтобы спасти честь беотийского имени.

Число гоплитов, оставшихся с Леонидом, было, вероятно, около 1200; на утро повел он их из северной теснины вперед, в последний бой. За завтраком перед выступлением из фермопильского стана он, как говорит предание, сказал им, что обедать они будут в подземном царстве. – Они нашли врага уж готовым к сражению: Ксеркс рано утром принес жертву, поставил войска в боевой порядок, и ждал условленного сигнала от Гидарна, чтобы быстро двинуть их на греков. Они были удивлены, видя, что греки сами идут на них. С мужеством львов сражались греки в битве при Фермопилах против несметных сил врага. Грудами падали персы от копий и мечей гоплитов, тонули в болоте теснимые ими; стражи гнали бичами задние ряды вперед, натиск опрокидывал бившихся впереди, и гонимые бичами топтали лежащих товарищей. Греки, обрекшие себя на смерть, совершали чудеса храбрости: шли вперед, бились так, что ломались их копья и притуплялись мечи. В числе убитых персов были два сына Дария. Но меньше и меньше оставалось греков. Леонид, «достохвальнейший муж», как называет его Геродот, пал, пораженный смертельною раною в грудь. Персы и греки бились из‑за обладания его телом.

Спартанский воин

Спартанский воин

 

Четыре раза отбивали греки бросавшихся на них врагов. Наконец, они получили известие, что персы, которых перевел через гору Эфиальт, уже заходят в тыл им; тогда они, утомленные, отступили за стену, построенную фокейцами поперек второй теснины; она была укреплена рвом, по которому фокейцы провели Теплые Источники. Греки заперли ворота её, и оборонялись изогнувшимся изломанным оружием, голыми руками, зубами от штурмовавших стену варваров. Персы взошли наконец на стену, проломали ее, и окружили греков. Последние, уж немногие, еще остававшиеся в живых, лакедемоняне и феспийцы, сели на холме и спокойно ожидали смерти. Персы умертвили всех их. Фиванцы, отошедшие от других греков, положили на землю шлемы и щиты, и, протягивая руки, кричали, что они друзья персов, что они пошли в бой только по принуждению. Но прежде, чем персы успели понять их крик, многие из них были убиты; Ксеркс прислал приказ пощадить уцелевших фиванцев, но велел выжечь клеймо царских рабов и на их начальнике Леонтиаде и на всех них; с этим позорным клеймом он отпустил их домой.

 

Последний бой 300 спартанцев - битва при Фермопилах. Видео

 

Число греков, убитых в битве при Фермопилах, простиралось, вероятно, до 4.000 человек, число убитых персов было в пять раз больше. Из спартанцев уцелели двое, не бывшие в стане в последний день; они были объявлены бесчестными, потому что их подозревали, что они не пошли на битву по робости. Один из них убил себя. Другой восстановил в следующем году свою честь геройскою смертью в битве при Платеях. Спартанцы прославляли песнями и легендами Леонида и его 300 воинов, совершая в честь их праздники и игры. На том месте, где пали герои битвы при Фермопилах, был поставлен медный лев, надпись на котором говорила путнику, что Леонид и его сподвижники умерли, исполняя повеления Спарты. Они блистательно доказали справедливость сказанных Демаратом Ксерксу слов, что спартанцы сделают все, чего потребуют от них честь и законы.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.