Греческое слово «анабасис» буквально переводится как «восхождение». В знаменитом сочинении Ксенофонта оно обозначает «военный поход из низменной местности в возвышенную» (с берега моря вглубь страны). Именно такую экспедицию совершил в 401-399 гг. до Р. Х. небольшой отряд греческих наёмных солдат по территории враждебной Персии. Вот краткое содержание того, что повествует Ксенофонт в своей книге об этом славном предприятии.

Ксенофонт

Ксенофонт

 

 

В царствование Дария II Нота (423-404 гг. до Р. Х.) Персидская монархия пришла в полный упадок, сатрапы сделались почти независимыми владетелями в своих областях, царем управляли его властолюбивая жена, Парисатида, и трое любимцев. История Персии в эти годы была длинным рядом зверств, измен и восстаний, в которых почти всегда принимала деятельное участие Парисатида. Заговор, составленный ею в пользу любимого сына, Кира Младшего, был важнейшим по последствиям. Парисатида, управлявшая государством при Дарии, имела тринадцать детей, из которых девять умерло в ранней молодости. Из четырех выживших старший, Артаксеркс, считался наследником престола. Но мать всеми средствами старалась возвысить одного из младших, названного ею Киром (Солнце), – именем, которое носили только цари или наследники престола. Она доставила ему место главного наместника на западе Малой Азии, где он вошел в сношения с греками и получил возможность сделаться опасным брату, держа у себя наемные греческие войска. Кир более всего старался склонить на свою сторону спартанцев и потому имел влияние на исход Пелопоннесской войны.

Лишь только умер Дарий Нот, подчиненный Киру наместник Ионии и Карии Тиссаферн донес новому царю, Артаксерксу II, что Кир готовится к восстанию. Артаксеркс хотел казнить брата, но Парисатида сумела отговорить от этого и даже убедила возвратить Киру его прежнее наместничество. Таким образом, молодой царевич мог беспрепятственно продолжать вооружения против брата. Напрасно Тиссаферн сделал вторичный донос. Кир воспользовался несогласием, возникшим у него с Тиссаферном за некоторые ионийские города, чтоб иметь благовидный предлог для военных приготовлений, а царь тем легче дался в обман, что сам желал войны между Киром и Тиссаферном, потому что, для охранения своих прав, они оба вносили в царскую казну, подати за спорные города. Собрав большую армию, Кир двинулся вглубь монархии под предлогом усмирения восстаний в Писидии и Киликии. Лучшую часть его войска составляли 13 тысяч греческих наемников, которые были навербованы с помощью спартанцев в разных частях Греции и находились под начальством спартанца Клеарха.

Кир проник далеко вглубь Персидской монархии и встретился с войском, которым командовал сам Артаксеркс, в девяти милях от Вавилона, при местечке Кунаксе. Здесь произошло кровопролитное сражение, в котором Кир, ранив собственноручно брата, был убит его свитой. После смерти Кира, азиатская часть его войска обратилась в бегство, а тринадцать тысяч греков не только разбили войско, стоявшее против них, но и одержали блистательную победу над всей персидской армией (401 г.). Лагерь их был разграблен во время сражения, но они отвергли предложение Артаксеркса, требовавшего безусловной сдачи. Хотя их оставалось всего десять тысяч, они решили оружием проложить себе дорогу в Малую Азию и совершить через неприятельскую землю переход длиной около трёх тысяч километров.

Анабасис Ксенофонта. Карта

Анабасис десяти тысяч греков. Карта военной экспедиции, которая послужила темой сочинения Ксенофонта

 

Этот поход греков, обыкновенно называемый отступлением десяти тысяч, и описал в своём знаменитом «Анабасисе» их предводитель – великий литератор Ксенофонт. Анабасис – один из самых замечательных военных подвигов древности, проявил в полном блеске все превосходство греческого мира над азиатским Востоком. Смелое предприятие, счастливо совершенное десятью тысячами греков, приносит честь не им только одним, но составляет общее достояние их времени, их нации и тогдашнего их образования; оно выставляет в ярком свете различие между достоинствами персидских и греческих государственных учреждений и цивилизаций. Горсть греков блистательным образом сопротивлялась царю обширной монархии, его несметным полчищам и всем козням его сатрапов. Греческое образование и искусство одержали победу над механическими, неподвижными персидскими учреждениями, греческие науки – над восточной слабостью духа, греческая тактика – над персидским беспорядком, наконец, истинное чувство чести и народная гордость над интригами, трусостью и раболепством.

Путь отступления десяти тысяч шел чрез Месопотамию, Мидию, Армению и по южному берегу Черного моря до Фракии. Храбрые греки, не зная в этих странах ни местностей, ни дорог, не имея ни карт, ни надежных проводников, должны были пролагать себе путь чрез степи и пустыни, горы и ущелья, подвергаясь нападению варварских народов и населений целых стран, призванных к оружию Артаксерксом. Несмотря на все эти препятствия, они достигли, со сравнительно небольшими потерями, границ своего отечества.

Вскоре после того, как началось отступление греков, Артаксеркс заключил с ними, чрез сатрапа Тиссаферна, назначенного вместо Кира главным наместником запада Малой Азии, договор. По его условиям, они могли спокойно возвратиться домой, в сопровождении персидского войска под начальством Тиссаферна; сверх того, обещано было снабжать их на пути съестными припасами. Но сатрап заставил греков более двадцати дней ждать своего возвращения из царского лагеря. Провожая эллинов на пути в Мидию, он выказывал к ним большое недоверие и возбуждал постоянные столкновения между обоими войсками, вследствие чего Клеарх просил у него свидания. Тиссаферн согласился, и Клеарх, полный доверия к честности неприятельского полководца, отправился в персидский лагерь в сопровождении своего военного совета из двадцати четырех военачальников. По прибытии к неприятелю они были изменнически схвачены, свита их изрублена, а сами они отведены в столицу Артаксеркса и там казнены.

Этим изменническим поступком персы надеялись привести греков в замешательство и легко одолеть их. Но велико было удивление азиатов, когда у греков тут же явились новые полководцы. В греческих войсках не было, как у нас, производства, и ни один офицер не имел постоянного чина; нередко даже случалось, что занимавший в одном году место начальника служил в следующем простым солдатом. Все места ежегодно замещались новыми лицами. Вследствие такого устройства, каждый солдат мог легко заменять офицера, и назначение новых командиров для больших и малых отрядов не представляло затруднений. Ксенофонт, совершавший поход волонтером, как друг одного из полководцев, первый, после изменнического поступка Тиссаферна, стал уговаривать своих соотечественников отвергнуть требование персов о сдаче и пробиться с оружием в руках через неприятельскую землю. Из всех начальников, собравшихся около Ксенофонта, только один не согласился с его предложением и этим возбудил к себе презрение; когда ближе вгляделись в его лицо, в нем узнали уроженца Персии по проткнутым ушам. Он немедленно был изгнан, а на место полководцев, взятых персами в плен, были избраны Ксенофонт и ещё четверо греков.

С этой минуты Ксенофонт стал душою греческого войска, обязанного ему спасением. Не желая возбуждать против себя спартанцев, господствовавших в Греции после Пелопоннесской войны, и думая сохранить лучшую дисциплину между соотечественниками страхом перед лаконским предводителем, Ксенофонт командовал именем спартанца Хсирисофа, хотя у последнего не было ни способностей, ни знаний, необходимых для вывода греков из персидских владений. Превосходными тактическими движениями, приспособленными к местностям и обстоятельствам пути, Ксенофонту удалось довести греков до крутых и непроходимых гор, в верховьях Тигра. Здесь наткнулись они на диких, воинственных кардухов, отвергших все предложения о свободном переходе через их страну. Народ этот, возможно, был предком нынешних курдов. Персы, не смевшие проникать в тот край, перестали преследовать греков, которые вступили в дикую горную страну и, несмотря на постоянные нападения кардухов, в семь дней достигли противоположного ската гор и границ Армении. Переход через страну кардухов был самою трудною частью Анабасиса и стоил его участникам гораздо более потерь, чем все нападения персидского войска.

В Армении грекам опять пришлось бороться с интригами персов. Тирибаз, персидский наместник этой страны, заключил с ними такой же договор, как Тиссаферн, но так же скоро нарушил его. В отмщение за это, греки захватили и разграбили персидский лагерь. Впрочем, проходя Армению в январе месяце, греки терпели гораздо более от зимних стуж, снега и стычек с незначительными племенами страны, чем от своих трусливых врагов. Наконец, через четыре месяца после сражения при Кунаксе, они достигли Трапезунта, первого греческого города, где были радушно встречены жителями, праздновавшими их счастливое возвращение жертвоприношениями и военными играми. Отсюда одна часть войска продолжала отступление сухим путем, другая – морем. Но теперь, когда на них опять повеяло греческим воздухом и исчезла опасность от варваров, между ними возникли несогласия, и пробудилась страсть к грабежу, так что даже граждане греческих колоний южного берега Черного моря, тяготясь своими гостями, старались скорей сбыть их с рук. Со значительными потерями достигли они через Вифинию колонии Византий, а оттуда прошли во Фракию. Тогдашний фракийский владетель Севт принял в свою службу уцелевшую часть войска. Эти воинственные искатели приключений помогли ему распространить в несколько месяцев его владычество над соседними племенами. Наконец, они были завербованы спартанцами, которые тогда воевали с персами, и, таким образом, опять вернулись в Азию.

Из всего войска осталось в живых после Анабасиса лишь около шести тысяч человек; путь, пройденный ими с Кунакского поля до южного берега Черного моря, составлял до 3300 километров. Они совершили его в восемь месяцев. Весь поход от Эфеса до Кунаксы (с Киром) и оттуда до Черного моря (после гибели Кира) продолжался пятнадцать месяцев (с февраля 401 до начала июня 400 г.), а отсюда до соединения со спартанским войском в Малой Азии (март 399 г.) – девять месяцев.

Ксенофонт, отличавшийся при Анабасисе более всех, приведя в Малую Азию к спартанцам остатки десяти тысяч, сам вернулся в Грецию. Через несколько лет после того, он принял участие в походе, предпринятом против персов его другом, спартанским царем Агесилаем и, по возвращении его, участвовал в битве при Коронее. В то время как он вместе с Агесилаем сражался в Азии против персов, соотечественники-афиняне изгнали его из отечества за участие в войне против персов, союзников Афин, за его аристократическое направление и предпочтение к спартанскому государственному устройству, – все это возбуждало ненависть демагогов и недоверие народа. После Коронейской битвы, Ксенофонт отправился с Агесилаем в Спарту, а затем поселился, недалеко от Олимпии, в имении, подаренном ему спартанцами или купленном на огромные богатства, приобретенные в Азии. Здесь, и потом в Коринфе, была написана им часть его творений. Наконец ему позволено было вернуться в Афины, но, по всей вероятности, они не воспользовался этим разрешением, хотя впоследствии уговорил своего сына, Грилла, принять участие в одном походе афинян. Грилл был убит в сражении при Мантинее. Рассказывают, что известие о смерти сына было передано Ксенофонту в минуту, когда он стоял у алтаря, готовясь приносить жертву, и украшенный, по греческому обычаю, венком. Он снял с головы венок и, выслушав известие с большим спокойствием, сказал, что знает, что произвел на свет смертного человека. Когда ему рассказали, как храбро сражался Грилл, он снова надел венок и совершил жертвоприношение, соединив его с молитвою, в которой благодарил богов за доблести сына. Ксенофонт умер в Коринфе на 90-м году жизни (355).

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.