ГЛАВА IX

 

Внутренняя история Рима до IV века

 

III. Борьба патрициев с плебеями

 

238. Причины борьбы патрициев с плебеями

Самым важным и даже наиболее существенным явлением внутренней истории Рима в V u IV вв. была борьба патрициев с плебеями. Эта борьба тянулась очень долго и отличалась большим упорством с обеих сторон. После отмены царской власти положение плебса в Риме ухудшилось, потому что вся власть в государстве попала в руки патрицианских родов, а они пользовались ею исключительно в своих интересах. Все выгоды доставались патрициям, все невыгоды падали на долю плебеев. Когда Рим приобретал приращения к своей государственной земле (ager publicus), пользование отдельными её участками предоставлялось на правах бесплатной оккупации одним патрициям, а между тем, плебеи, участвовавшие в войнах и платившие налоги, как раз доводились этими войнами и налогами, наоборот, до настоящего разорения. Подобно тому, как это было в Аттике перед реформою Солона, простолюдины находились очень часто в неоплатных долгах у знати, причем долговое право и в Риме было крайне жестоко. Должник отдавал в залог не только свое имущество, но и тело: кредитор имел право заковать его в цепи или запереть в тюрьму, заставить на себя работать и даже подвергать наказаниям. Плебеи не хотели переносить таких несправедливостей и стали добиваться лучшего положения в государстве, каждый раз, однако, встречая сильное сопротивление со стороны патрициев. Одним словом, в Риме повторялась в новой форме такая же борьба аристократии и демократии, какая была в Греции. Но у римлян эта сословная борьба приняла иной характер, чем у греков. Здесь именно не было ни народных восстаний, ни установления тирании, и борьба шла на законной почве, потому что в самом же начале плебеям удалось организовать свои силы для мирного пользования политическими правами в народных собраниях и получить в лице своих собственных должностных лиц, трибунов, могущественных защитников своих интересов против злоупотреблений патрицианских властей. Начало организации плебса под предводительством собственных трибунов относится к середине второго десятилетия после изгнания царей.

 

239. Учреждение трибуната

В 494 г., возвращаясь из одного счастливого похода, плебеи, находившиеся в римском войске, отказались вернуться в Рим и удалились на Священную гору (недалеко от Рима) с намерением построить свой особый, плебейский город. Сенат, испуганный таким решением, пошел на уступки. Патриции согласились на то, чтобы плебс получил свою собственную организацию под начальством особых трибунов. Плебейские трибуны (tribuni plebis), которых было сначала два, а потом вскоре десять, могли выбираться только из плебеев и равным образом лишь плебеями в особых сходках плебса по местным трибам, или трибутных комициях. Эти собрания, кроме того, имели право совещаться о плебейских делах и делать по ним постановления, плебисциты (plebiscita), которые могли потом представляться сенату в виде прошений. Созывались трибутные комиции трибунами. Таким образом, рядом с патрицианскими комициями по куриям и общими комициями по центуриям, явились чисто плебейские комиции по трибам[1]. Обязанность трибунов заключалась в том, чтобы оказывать членам своею сословия помощь и покровительство (jus auxilii) в тех случаях, когда их притесняли, ради чего трибун не мог проводить ночи вне города, и двери его дома должны были быть всегда открыты. Внутри городской черты трибуны скоро добились права уничтожать своим вмешательством (jus intercedendi), одним только словом «veto» (т. е. запрещаю) постановления консулов и других магистратов, если ими нарушались какие‑либо права отдельных лиц из плебса. Трибуны были признаны притом священными и неприкосновенными (sacrosancti), и весь плебс поклялся защищать их от обид и насилия. Но особенно было важно то, что, пользуясь своим правом вмешательства в распоряжения властей, трибуны стали распространять его и на постановления сената, которые тоже могли быть остановлены их «veto». В помощь трибунам даны были эдилы, тоже выборные плебейские чиновники, заведовавшие плебейскою казною, которая составлялась из штрафов за проступки против плебса: дело в том, что трибутные комиции присвоили себе еще право суда над всяким, кто действовал против плебса. Таким образом, государственная община Рима как бы разделилась на две разные общины – патрицианскую и плебейскую, и это разделение имело решающее значение для всей дальнейшей борьбы между обоими сословиями.

 

240. Предание о Кориолане

Патриции дозволили плебеям иметь своих защитников лишь под влиянием боязни, что плебс покинет город, но впоследствии были не прочь отнять эту уступку. Попытка в этом направлении, по преданию, сделана была патрициатом по совету сенатора Гнея Марция Кориолана (получившего свое прозвище от взятия города Кориол). В Риме был голод, и Кориолан предложил сенату не продавать хлеба из государственных запасов, пока плебс не откажется от трибуната. Потребованный трибунами к суду, Кориолан бежал к враждебному племени вольсков, двинулся с ними на Рим, опустошая поля плебеев, и даже осадил самый город. Но к нему вышли навстречу его мать и жена, и, уступая их мольбам, Кориолан снял осаду с города, за что, однако, был убит раздраженными вольсками.

 

241. Первое предложение об аграрном законе

В числе причин недовольства плебеев было исключение их из пользования государственными землями. Среди самих патрициев нашелся человек, который стал на сторону плебеев и предложил в их пользу первый аграрный закон, как стали называться в Риме законы об участии в пользовании государственными землями. Это был консул 486 г. Спурий Кассий, которого патриции не замедлили обвинить в стремлении к захвату царской власти. Консул был призван на суд куриатных комиций и подвергнут казни. Плебеев сенат при этом успокоил обещанием отдать им в пользование часть государственных земель, но преемники Спурия Кассия и не думали исполнять это обещание. Через тридцать лет трибун Генуций привлек к суду плебса всех консулов, бывших после Спурия Кассия, но патриции отделались от энергичного трибуна посредством убийства[2].

 

242. Децемвиры

Особенно плебеи были недовольны также и тем, что во всех обыкновенные гражданских и уголовных делах судили одни патрицианские магистраты и притом по обычаям и законам, которые они держали в тайне, как хранили в тайне и свои религиозные обряды. Плебс поэтому стал добиваться, чтобы составлены были во всеобщее сведение писаные законы, подобно тому, как требовал писаных законов и афинский демос в конце VII века. В 461 г. об этом сделано было предложение в трибутных комициях одним трибуном (Гаем Терентилием Арсою), и так как патриции на это не давали согласия, то плебс десять лет сряду выбирал постоянно одних и тех же трибунов, пока их упорство не увенчалось успехом. Патриции уступили и, по преданию, даже послали нескольких сенаторов в Грецию, чтобы собрать сведения о законах тамошних городов и в особенности Афин. Для написания законов в 451 г. была образована комиссия децемвиров, т.е. десяти мужей (decemviri legibus scribundis), которые получили на все время своих занятий этим делом и консульскую власть. Таким образом, децемвиры должны были и управлять государством; даже должность трибунов временно была также отменена. В 450 г. полномочия комиссии были продолжены, и в состав её вошло несколько плебеев. Когда законы были наконец готовы и вырезаны на двенадцати медных досках, децемвиры удержали за собою власть под тем предлогом, что составленные ими и принятые народом законы нуждаются еще в дополнениях. Во главе децемвиров стоял честолюбивый и властолюбивый Аппий Клавдий, начавший действовать совершенно произвольно. По преданию, он задумал овладеть дочерью одного почтенного плебея, Виргинией, и судебным приговором приказал отдать ее одному своему клиенту, объявившему, что она его беглая рабыня. Отец Виргинии, не желая, чтобы его дочь досталась Аппию Клавдию, сам убил ее на форуме, и это было сигналом к новому взрыву народного негодования, выразившемуся опять в уходе на Священную гору. Тогда децемвиры сложили с себя власть, и между патрициями и плебеями состоялось примирение (449).

 

243. Законы XII таблиц

Составленные децемвирами законы XII досок или таблиц (leges duodecim tabularum) легли в основу всею дальнейшего развития римского права. В сущности, эти законы совсем не касались государственного права Рима, или устройства республики и взаимных отношений между властями и народом. Их содержанием были законы гражданские, т.е. о семейных и имущественных отношениях и уголовные, т.е. о преступлениях и наказаниях, а также разные распоряжения полицейского характера, касавшиеся благоустройства города с его округом и нравов жителей. Законы XII таблиц особенно ограждали права собственности: пойманный ночью вор мог быть безнаказанно убит, а если бы он стал защищаться, то разрешалось и днем его убить. Долговые обязательства по‑прежнему влекли за собою кабалу, но величина роста была определена (в 8 и одну треть процента). Равным образом браки между патрициями и плебеями были по‑прежнему запрещены. Важность издания писаных законов заключалась в том, что консулы обязаны были теперь руководиться в своих приговорах определенными правилами, т. е. в область суда была введена законность. Сами медные доски с законами были выставлены на форуме, дабы все могли их знать, да и суд производился на форуме также гласно.

 

244. Расширение прав трибутных комиций

После замены децемвиров снова консулами и восстановления трибуната плебеям сделаны были новые уступки. Виновниками их были консулы 449 г. Луций Валерий и Марк Гораций, по имени которых сделанные ими предложения подучили название валериевых и горациевых законов (leges Valeriae Horatiae). Этими законами подтверждалась неприкосновенность личности трибунов и возобновлялся закон о провокации к народу, которую должен был давать теперь и диктатор, а главное – постановления плебса в трибутных комициях получили обязательную силу для всего народа (ut quod tributim plebs jussisset populum teneret). Другими словами, к трибутным комициям перешло одно из очень важных прав комиций центуриатных, за которыми, однако, все‑таки еще и теперь оставалось исключительное право выбирать магистратов и судить по всем преступлениям, каравшимся смертью. Такое расширение прав трибутных комиций было особенно важно потому, что в них голоса подавались не по центуриям, – способ, дававший перевес патрициям, – а по местным трибам, где подавляющее большинство принадлежало плебсу. Это дало возможность последнему с большим успехом проводить свои дальнейшие требования. Патриции, чтобы не остаться совсем без влияния на издание новых законов, начали сами принимать участие в трибутных комициях. Через два года после валериевых и горациевых законов у консулов взято было заведование государственною казною, и для этого была создана новая патрицианская должность двух квесторов, выбиравшихся, однако, в трибутных же комициях.

 

245. Борьба за государственные должности

Главным препятствием к дозволению браков между плебеями и патрициями и к допущению плебеев избираться в консулы была патрицианская религия, участие в обрядах которой было доступно лишь членам старых родов, как это было и в Греции. В 445 г. трибуну Канулею удалось добиться закона (lex Canuleja), устанавливавшего право плебеев вступать в законный римский брак (jus conubii) с членами патрицианского сословия и выбираться на высшую должность в государстве. Делая последнюю уступку, патриции, однако, выговорили для сената право заменять, когда он это найдет нужным, избрание консулов избранием военных трибунов с консульскою властью (tribuni militum consulari potestate) и только к этой должности допускать плебеев. В течение сорока лет около двадцати раз выбирались консулы из одних патрициев и около двадцати военные трибуны, но так как избрание совершалось в центуриатных комициях, где главное значение принадлежало самому богатому классу, то лишь в 400 г. в первый раз плебей был избран в эту должность. Предвидя, однако, что рано или поздно это все‑таки может случиться, патриции еще в 443 г. отделили от консульства в исключительное обладание своего сословия новую должность цензора, или оценщика имущества граждан для распределения их по центуриям и классам, т.е. для определения их политических прав. Цензоров было два, и выбирались они сначала на пятилетний срок, соответственно со сроком переоценки имуществ (этот период времени назывался lustrum), но потом пребывание их в должности было ограничено 18 месяцами. Так постепенно расчленилась царская власть на новые магистратуры (сначала одни консулы, потом прибавились квесторы, после них еще цензоры), как это происходило и в Афинах. Должность цензоров получила важное значение. Они не только распределяли граждан по классам, но и наблюдали за их нравами, за верностью их национальным преданиям и обычаям, за образом их жизни и даже могли наказывать за отступления от добрых нравов. Это права цензоров распространялось и на «отцов», заседавших в сенате, назначение членов которого стало зависеть от усмотрения цензоров. Допущение новых граждан и исключение из гражданства тоже зависело от цензоров. (Можно сказать, что права и обязанности, сопряженные с этою должностью по наблюдению за поведением граждан, были те же, какими в Афинах пользовался ареопаг). Вынужденные (в 421 г.) уступить плебеям право избрания в квесторы, патриции особенно охраняли цензуру, как достояние своего сословия. И впоследствии, когда в середине IV в., вместо военных трибунов с консульскою властью, снова стали выбирать консулов и один из них непременно должен был быть плебей, патриции отделили от консульства исключительно для себя еще новые должности (которые, однако, тоже сделались впоследствии доступными плебеям, как и сама цензура).

 

246. Страх патрициев перед тиранией

Во время борьбы с плебеями патриции очень боялись захвата кем‑либо власти в свои руки, т. е. того, что греки называли тиранией. В середине V в. судьбу консула Спурия Кассия испытал богатый плебей Спурий Мелий, который выдавал беднейшим гражданам хлеб из своих запасов и был заподозрен в стремлении к единовластию. В начале IV в. (387) на Рим сделали нападение галлы, заняли и сожгли город и удалились, лишь взяв большой выкуп. Впоследствии составилась легенда, что Рим был спасен посвященными богине гусями, разбудившими защитников Капитолия, когда враги уже пробирались в крепость. Главный герой этой легенды носит имя Марка Манлия; также и он был заподозрен в стремлении к царской власти за свое благожелательное отношение к плебеям и по проискам патрициев приговорен к свержению с Тарпейской скалы[3].

 

247. Окончательное уравнение прав патрициев и плебеев

В 376 г. у плебеев явилось два энергичных трибуна – Гай Лициний Столон и Луций Секстий Латеран. Стремясь к уравнению прав, они сделали в трибутных комициях три важных предложения: одно об облегчении уплаты долгов путем включения в должную сумму уже выплаченных процентов, второе о том, чтобы никто не имел права пользоваться более, чем 500 югерами[4] государственной земли, и третье – чтобы впредь выбирались вновь только консулы, и один из них был плебей. Патриции всячески сопротивлялись этим предложениям, возобновлявшимся Лицинием и Секстием каждый год в течение целых десяти лет, так как каждый раз они снова выбирались в трибуны. Сначала патриции склоняли на свою сторону их товарищей, и те своим «veto» останавливали Лициния и Секстия; потом патриции добились назначения диктатора из особенно рьяных защитников привилегий своего сословия; наконец, когда ничто не помогло, они готовы были уступить все, кроме консульства. Но энергичные трибуны стояли на своем и в 366 г., соединив все три предложения в одну рогацию, достигли признания её за закон [Лициния и Секстия] (leges Liciniae Sextiae). Соглашаясь на допущение плебеев к консульству, патриции, однако, добились отделения от него чисто судейских обязанностей на том основании, что право известно одним патрициям, которым одним и сделались доступными две новые должности, отделенные теперь от консульства: преторство и курульное эдильство. Судебные обязанности консулов были поручены претору, который был как бы товарищем консулов, выбирался вместе с ними и одним с ними порядком и даже заступал их место во время их отсутствия. Сначала был один претор, потом число их стало возрастать. Вступая в должность, претор письменно излагал те правила, которыми он обязывался руководиться на суде (преторский эдикт). Обязанность распоряжаться публичными играми, наблюдать за торговлею и общественными зданиями, за порядком и чистотой на площадях и улицах возложена была на патрицианскую должность курульных эдилов (aediles curules), названных так в отличие от эдилов плебейских по праву сидеть на особом курульном кресле, бывшему привилегией одних патрицианских магистратов. В ознаменование примирения между патрициями и плебеями после этого в Риме был построен храм Согласия. Вслед за тем одна должность за другою из остававшихся еще за одними патрициями переходила к плебеямдиктатура (356), цензура (338), претура (336) и курульное эдильство. Дольше всею за патрициатом сохранялось исключительное право на занятие жреческих должностей, но около 300 г. плебеям был открыт доступ и к должности главного понтифика, т.е. верховного жреца. Один царь священных дел (rex sacrificulus) и жрецы‑возжигатели (flamines) до самого конца могли быть лишь из патрицианских родов. Но эти должности не пользовались никаким политическим значением. Уравнением прав патрициат, таким образом, не был еще совсем уничтожен, но все его учреждения уже имели после 300 г. лишь совершенно частный характер.

 

248. Возникновение нобилитета

Уравнение прав патрициев и плебеев повлекло за собою новую группировку партий. По мере того, как падали сословные перегородки, все большее и большее значение стали получать имущественные различия, на которых основано было деление граждан на пять классов с разною степенью их участия в центуриатных комициях. Богатые патриции и плебеи стали сближаться между собою, родниться посредством браков, поддерживать друг друга. Избрание магистратов в центуриатных комициях зависело лишь от них, и только они могли брать на себя безвозмездное отправление трудных и ответственных должностей консула, претора и т. п. Вот почему все должности, а с ними и места в сенате сделались достоянием определенного числа фамилий, образовавших из себя новую аристократию нобилей, т.е. именитых людей, иначе нобилитет (nobiles). Это уже не была родовая знать, освященная в глазах народа религиозными преданиями: это была знать служебная, все значение которой, кроме богатства, держалось на занятии государственных должностей. В течение некоторого и притом довольно продолжительного времени (до середины II в.) новая знать пользовалась большим авторитетом в народной массе и направляла всю внутреннюю и внешнюю политику государства. Это был правящий класс Рима, при котором, впрочем, и народ имел свою долю влияния на ход дела. Главным органом нового правящего класса сделался сенат, уже и раньше занимавший в республике первенствующее место.

От уравнения прав между патрициями и плебеями (366) до начала новых гражданских смут (133) прошло около двух с половиною веков, в течение которых Рим превратился из главы латинского союза в мировую державу.



[1] Собственно говоря, трибутные комиции стали так называться позднее, а сначала их называли «concilia plebis».

[2] Новейшие ученые признают, что рассказы о Кориолане и Спурии Кассии имеют совершенно легендарный характер.

[3] На рассказы о Спурии Мелии и Марке Манлии распространяется примечание к §§ 240–241. Тарпейская скала находилась в самом Риме.

[4] Jugerum – римская поземельная мера, равная приблизительно 533 квадратных сажен.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.