Кровавая Мюнстерская коммуна была одной из первых попыток установления коммунистического строя в Новое время.

В 1534-1535 гг. анабаптисты, преследуемые в Швейцарии, Южной и Средней Германии после злодеяний, которые устроил один из вождей немецкой крестьянской войны, Томас Мюнцер, устремились в Северную Европу: Северную Германию, Голландию, Швецию, Данию. Центром их деятельности стал город Мюнстер, где они обосновались во время борьбы, которая там шла между католиками и лютеранами. Выступая в качестве союзников лютеран, они сильно укрепили свои позиции в городе.

Когда лютеране победили в Мюнстере, они должны были считаться с очень сильным влиянием «пророков», как себя называли руководители анабаптистов. Им удалось даже привлечь на свою сторону вождя лютеранской партии.

В это время среди анабаптистов появилась новая яркая фигура. Это был голландец, пекарь из Гарлема, Ян Маттис. В его проповеди с прежней силой возродились воинственные призывы анабаптистов к немедленному построению Царствия Божия на земле. Он призывал к вооруженному восстанию и повсеместному истреблению безбожников. Посланные им апостолы по двое отправлялись во все провинции страны. Они рассказывали о чудесах нового пророка и предрекали уничтожение тиранов и безбожников по всей земле. В Германии и Голландии принимали второе крещение (главным пунктом анабаптистского учения было требование креститься лишь в сознательном, а не в младенческом возрасте). Основывались новые общины. В Мюнстере за 8 дней крестилось 14000 человек. По мере успеха анабаптистов в Мюнстере туда стекались их сторонники из других стран, в особенности из Голландии. Во главе прибывших из Голландии анабаптистов стал житель Мюнстера Книппердоллинг.

В качестве одного из апостолов Маттиса в Мюнстер прибыл Иоанн Бокельзон из Лейдена, которому под именем Иоанна Лейденского предстояло играть центральную роль в последующих событиях. Начав как портняжный подмастерье, он женился потом на богатой вдове, но вскоре обанкротился и потерял ее состояние. Бокельзон путешествовал, побывал в Англии, Фландрии, Португалии, был довольно начитан, знал Священное Писание и сочинения Мюнцера. В Мюнстере он сошелся с Книппердоллингом, вскоре женился на его дочери и этим подчинил мюнстерскую общину анабаптистов влиянию Маттиса. К этому времени руководство движением анабаптистов в Мюнстере полностью перешло от уроженцев города в руки голландских пророков. Во главе мюнстерской коммуны стояли теперь оторванные от своей родины проповедники – конспираторы.

В Мюнстере происходили столкновения анабаптистов и лютеран, анабаптисты громили монастыри и церкви. Апостолы Маттиса проповедовали скорое наступление тысячелетнего царства Божия для крещеных вторым крещением и избранных – счастливую жизнь в общности имущества, без властей, законов и браков, а для тех, кто сопротивляется новому царству – унижения и гибель от руки избранных. «Избранным» было запрещено приветствовать и вообще как-либо общаться с неверными.

Совет мюнстерской коммуны изгнал из города некоторых проповедников и арестовал одного, нарушившего запрет, наложенный на их проповедь. Это было начало 1534 г. По улицам города носились толпы анабаптистов с криками: «Кайтесь, Бог покарает вас! Отче, Отче, истреби безбожников». 9 февраля вооруженные толпы вышли на улицу, перегородили улицы цепями и заняли часть города. Лютеране тоже взялись за оружие, заняли другую часть Мюнстера, потеснили анабаптистов и навели на них пушки. Победа была в руках лютеран, но бургомистр Тильбек, сочувствовавший анабаптистам, провел соглашение о религиозном мире:

 

«чтобы каждый был свободен в вере, каждый мог вернуться в свой дом и жить в мире».

 

Это было начало власти анабаптистов. Со всех сторон стекались они в Мюнстер. В исходящем из их среды описании говорится:

 

«Лица христиан снова расцвели. Все на базаре пророчествовали – даже дети 7лет. Женщины делали удивительные прыжки. Безбожники же говорили: они безумны, они напились сладкого вина».

 

21 февраля были проведены новые выборы в коммунальный совет, на которых анабаптисты получили большинство голосов. Они захватили в свои руки управление городом и поставили бургомистрами своих приверженцев – Книппердоллинга и Клиппердинга.

Свою власть анабаптисты показали сразу же в страшном погроме, произведенном 24 февраля – через 3 дня после выборов. В Мюнстере были разрушены монастыри, церкви, разбиты статуи, сожжены иконы, мощи святых выбрасывались на улицу. Злобу их вызывало не только все, что связано с религией, но и вся старая культура. Статуи, окружавшие базарную площадь, были разбиты. Драгоценная коллекция старинных итальянских рукописей, собранная Рудольфом Фон Ланген, была торжественно сожжена на площади. Картины знаменитой тогда вестфальской школы были уничтожены так основательно, что теперь она известна только по рассказам. Даже музыкальные инструменты разбивались. Нужно отметить, что те же сцены варварского истребления предметов культуры устраивались в XVI-XVII приверженцами не только радикальных, но и относительно умеренных протестантских течений. В искусстве приверженцы Цвингли и Кальвина видели проявление ненавистного им «идолопоклонства».

Еще через 3 дня, 27 февраля, мюнстерская коммуна перешла к выполнению одного из основных пунктов программы анабаптистов: изгнанию безбожников, то есть граждан, не принявших учения «пророков». Маттис настаивал на том, чтобы их всех убить. Более осторожный Книппердоллинг возражал: «все народы объединятся тогда против нас, чтобы отомстить за кровь убитых». Наконец, пришли к решению изгнать из коммуны всех, кто откажется принять второе крещение. Было созвано собрание вооруженных анабаптистов. Пророк сидел погруженный в транс, все молились. Наконец, он проснулся и призвал к изгнанию неверных: «Долой детей Исава! Наследство принадлежит детям Иакова». Крик «Вон безбожников» прокатился по улицам. Вооруженные анабаптисты врывались в дома и изгоняли всех, не желающих принять второе крещение. Был конец зимы, метель, валил мокрый снег. Сохранилось описание очевидца, как, по колено в снегу, тянулись из Мюнстера толпы людей, которым не дали взять с собой даже теплую одежду, женщин с детьми на руках, стариков, опирающихся на посохи. У городских ворот их еще раз ограбили.

Следующей акцией было обобществление имущества. Тогдашняя хроника говорит:

 

«Они единодушно порешили, что все имущество должно быть общим, что каждый должен отдать свое серебро, золото и деньги. В конце концов все это и сделали».

 

Известно, что эта мера осуществлялась в мюнстерской коммуне не гладко и была полностью проведена только через 2 месяца. Маттис назначил семь диаконов для наблюдения за обобществленным имуществом.

Чтобы подавить недовольство, которое вызвали в Мюнстере эти меры, анабаптисты все шире прибегали к террору. Однажды Маттис собрал всех мужчин на площади. Потом он приказал выйти вперед всем тем членам коммуны, кто крестился «с опозданием», в последний день (массовое второе крещение продолжалось в городе 3 дня). Таких оказалось около 300 человек. Им велели сложить оружие. «Господь разгневан и требует жертвы», – говорил Маттис. Арестованные пали ниц перед пророком по обычаю анабаптистов и умоляли помиловать их. Однако их заперли в покинутой церкви, и оттуда несколько часов раздавались их мольбы. Наконец, явился Иоанн Бокельзон и возвестил: «Дорогие братья, Господь смилостивился над вами!» Все были отпущены.

Но не всегда дело кончалось так мирно. Например, на кузнеца Губерта Рюшера был донос, что он порицал действия пророков. Его привели в собрание. Маттис потребовал его смерти. Некоторые заступались за кузнеца и просили его помиловать. Но Бокельзон закричал: «Мне дана сила от Господа, чтобы моей рукой был поражен всякий, кто противится приказам Господа!» – и ударил Рюшера алебардой. Раненого увели в тюрьму. Прения о его судьбе продолжались. Наконец, раненного кузнеца опять вывели на площадь, и Маттис убил его выстрелом в спину.

Из Мюнстерской коммуны тек поток пропагандисткой литературы анабаптистов, призывавшей братьев собираться в «Новом Иерусалиме»,

 

«ибо всем христианам готов кров и постель. Если народу станет слишком много, мы воспользуемся и домами и собственностью неверных».

«Здесь у вас будет все в изобилии. Беднейшие из нас, которых раньше презирали как нищих, ходят теперь в богатых нарядах, как высшие и знатнейшие. Бедные стали Божьей милостью так же богаты, как бургомистры и богачи».

 

Сообщалось, что на Пасху весь мир постигнет страшная кара и вне Мюнстера сохранится только каждый десятый.

 

«Пусть никто не думает ни о муже, ни о жене, ни о ребенке, если они неверные. Не берите их с собой, они бесполезны Божьей общине».

«Если же кто останется, я в его крови неповинен», – заканчивает листок, подписанный «Эммануил».

 

Повсюду рассылалась составленная в мюнстерской коммуне книга «Реституция или восстановление истинного христианского учения, веры и жизни». В ней говорилось, что истина была лишь приоткрыта Эразму, Цвингли и Лютеру, но воссияла в Маттисе и Иоанне из Лейдена (как к этому времени стал называться Бокельзон). Большая роль отводится не христианскому Новому, а иудейскому Ветхому Завету, которой не отменен и не устарел. Царство Христа на земле мыслится чисто физически. Оно включает общность имущества и многоженство. Заканчивается книга словами:

 

«в наше время христианам разрешено обратить меч против безбожных властей».

 

Другим популярным произведением вождей мюнстерской коммуны была «Книжечка о мести». Она вся – призыв к убийству и мести. Только после осуществления мести явится новая земля и новое небо Божьему народу.

 

«Вспомните о том, что они нам сделали; все это должно быть им воздано той же мерой, какой и они мерили. Внимайте и не считайте грехом то, что не грех».

 

Вожди мюнстерской коммуны рассылали «апостолов», пропагандировавших восстание и поддержку «Нового Иерусалима». Особенно большой успех они имели в Голландии. Эразм Шет писал Эразму Роттердамскому:

 

«Едва ли есть местечко или город, где не тлеет пепел возмущения. Коммунизм, который они проповедуют, привлекает массы со всех сторон».

 

Во многих городах число вновь крестившихся измерялось сотнями, среди них были и многие влиятельные люди. В Кельне сообщалось о 700 вновь крестившихся, в Эссене – о 200. Возбуждение все росло. В Амстердаме однажды по улицам бегали пятеро совершенно голых людей с мечами в руках и предрекали скорый конец мира. Большие толпы вооруженных анабаптистов двигались к Мюнстеру. 1600 человек собралось в Волленхове. 30 кораблей, имея на борту вооруженных анабаптистов, вышли из Амстердама и произвели высадку у Генемиден. Вскоре туда прибыл еще 21 корабль с 3000 мужчин, женщин и детей. Голландским властям с трудом удалось рассеять эти толпы. В городе Варенбурге община анабаптистов закупала оружие, и бургомистр был так запуган, что появлялся только в сопровождении ста стражников. В Мюнстере пророк Иоанн Дюзеншнур составил список городов, которые должны вскоре перейти к «детям божиим». На первом месте в нем стоял Сест (Soest). Туда направилась делегация пророков. Они вошли в город открыто и торжественно и проповедовали восстание и установление коммуны по образцу мюнстерской. Властям с трудом удалось изгнать их.

Естественно, что это движение перепугало не только епископа Франца фон Вальдека, во владениях которого находился Мюнстер, но и правителей соседних земель. Хоть и медленно, стало собираться войско, которое осадило Мюнстер. Город был прекрасно укреплен и обладал большими запасами. Осада была делом трудным – она затянулась на 14 месяцев.

Одной из первых жертв войны оказался вождь мюнстерской коммуны Маттис. Однажды за общей трапезой, на какие часто собирались мюнстерские анабаптисты, он воскликнул: «Да будет воля Твоя, а не моя!» – и стал прощаться, целуясь с присутствующими. Оказывается, ему было видение, что он должен вызвать неверных на бой по примеру Самсона. Действительно, на следующий день основатель мюнстерской коммуны вышел с небольшой группой добровольцев за стены и был изрублен ландскнехтами.

Тогда с проповедью выступил его соратник Бокельзон (Иоанн Лейденский):

 

«Бог даст вам другого пророка, который будет еще могущественнее. Бог пожелал, чтобы Маттис умер, дабы вы не верили в него больше, чем в Бога».

 

В следующие дни Бокельзон стал новым пророком, наследником Маттиса.

Однажды Господь замкнул Иоанну Лейденскому уста на три дня. Когда он обрел дар речи, то объявил, что ему было откровение – о новом правлении в городе. Власть совета следует упразднить, и под руководством пророка править мюнстерской коммуной должны 12 старейшин. Имена старейшин были оглашены – ими, без всяких выборов, стали влиятельнейшие из голландских проповедников.

Иоанн Лейденский

Иоанн Лейденский (Бокельзон), вождь мюнстерской коммуны

 

Затем перешли к самому, пожалуй, радикальному нововведению мюнстерской коммуны – учреждению многоженства. Такого духа идеи встречались и раньше в проповедях анабаптистов. Их подкрепляли ссылками на образ жизни патриархов в Ветхом Завете. Новому закону благоприятствовало то, что после изгнания безбожников в Мюнстере оказалось в 2-3 раза больше женщин, чем мужчин. Введение многоженства было дополнено законом, согласно которому все женщины, возраст которых этому не препятствовал, были обязаны иметь мужа. В мюнстерской коммуне начался дележ женщин. Очевидцы рассказывают о насилиях и самоубийствах. Об атмосфере, в которой осуществлялся этот закон, говорит другое постановление, запрещавшее при выборе жены врываться толпой в дом. Можно себе представить, какова была жизнь новых семей. И в нее еще вмешивались власти, время от времени устраивая публичные казни непокорных жен.

Обобществление имущества и многоженство вызвали в Мюнстере значительную оппозицию. Недовольные захватили главных пророков и потребовали отмены этих мер. Но они были окружены анабаптистами, сохранившими верность Бокельзону – в основном голландцами и фризами – и вынуждены были сдаться. Их привязали к деревьям и расстреляли. «Кто сделает первый выстрел, окажет услугу Богу», – воскликнул Бокельзон.

Поражение оппозиции совпало с крупной военной победой мюнстерской коммуны – удалось отбить большой штурм осаждающих. Армия их была плохо организована и, по-видимому, в ее среде были анабаптисты – в Мюнстере знали о часе штурма. Потери осаждающих были столь велики, что смелая вылазка могла бы уничтожить всю их армию. Оба эти события сильно укрепили положение Иоанна Лейденского.

Однажды пророк Дюзеншнур сообщил, что ему было видение – Иоанн должен стать царем всей земли и владеть троном и скипетром своего отца Давида, пока престол не займет сам Господь. Бокельзон подтвердил, что и ему было такое же видение. Пением псалмов было завершено избрание царя.

Бокельзон окружил себя в Мюнстере пышным двором, создал придворные должности, отряд телохранителей. Он брал все новых и новых жен, среди которых место первой жены занимала Дивара – «красивейшая из всех женщин», вдова Маттиса, перешедшая по наследству к Бокельзону. Ему сделали две золотые короны, украшенные драгоценными камнями – царскую и императорскую. Его эмблемой был земной шар с двумя скрещивающимися мечами – знак его власти над всем миром.

Царь мюнстерской коммуны появлялся под звуки фанфар, в сопровождении конной гвардии. Впереди шел гофмейстер с белым жезлом, позади – роскошно одетые пажи; один нес меч, другой – книгу Ветхого Завета. Дальше следовал разодетый в шелка двор. Все встречные должны были падать на колени. В то же время Иоанн имел видение, из которого он узнал, что никто в Мюнстере не должен иметь больше одного кафтана, двух пар чулок, трех рубашек и т. д. Этому должны были подчиниться все, не принадлежащие ко двору.

Однажды 4200 жителей мюнстерской коммуны были созваны к царю на пир. Царь и царица угощали их. Потом пели гимн «Слава Богу Всевышнему». Вдруг Иоанн заметил среди гостей кого-то, кто показался ему чужим: «Он не был в брачных одеждах». Решив, что это Иуда, царь тут же отрубил ему голову. После этого пир продолжался.

Для граждан мюнстерской коммуны устраивались театральные представления: в некоторых пародировалось богослужение, другие имели социальное направление – например, разговор богача с Лазарем.

Улицы города и все известные здания были переименованы. Новорожденным давали вновь изобретенные имена.

Почти каждый день в мюнстерской коммуне происходили казни: например, 3 июня 1535 г. казнили 52 человека, 5-го – 3, 6-го и 7-го – по 18 и т. д. Казнят то строптивых жен, то женщину, осуждавшую новые порядки. Одна женщина не захотела стать женой царя, несмотря на его неоднократные предложения. Тогда он сам отрубил ей голову на площади, а другие его жены пели «Слава Богу Всевышнему».

Вся эта картина производит впечатление патологии, массового безумия, жертвой которого в конце концов стали и сами пророки, в ослеплении фанатизма связавшие свою судьбу с обреченным делом. Вряд ли, однако, это так. В Мюнстере мы видим многие черты, характерные для всех революций, но, будучи сжатой в пределах одного города и одного года, трагедия превращается в фарс, гротеск. Приемом, который применил Свифт, приписав крошечным лилипутам пороки больших людей, здесь воспользовалась история. На самом же деле самые эксцентричные действия оказываются практически вполне осмысленными. Доведенный до крайности фанатизм возбуждал толпу мюнстерских анабаптистов, придавал ей силы и даже заражал их настроением все большие массы людей. И за причудливым кривляньем Иоанна Лейденского можно часто различать хитрый и расчетливый ум – примеры этому мы дальше увидим. По-видимому, у него и других вождей мюнстерской коммуны был вполне определенный расчет – они надеялись на всемирное восстание и установление своей власти «над всем миром» и, хотя они и не оправдались, нельзя признать их совсем необоснованными. Волнения и восстания происходили во всей северо-западной Германии и Голландии. В кругах, враждебных анабаптизму, в то время было широко распространено мнение, что если Иоанну удастся прорваться через осаждающие его войска, он вызовет переворот, сравнимый с великим переселением народов. Эмиссары анабаптистов действовали вплоть до Цюриха и Берна. Особенно активны они были в лагере под Мюнстером, переманивая ландскнехтов за большую плату. Однажды в лагере вызвал панику слух, что анабаптисты овладели Любеком. Слух не подтвердился, но он характерен для настроений того времени.

Мюнстерская коммуна

Сцена времён Мюнстерской коммуны. Иоанн Лейденский крестит девочку. За ним с мечом - бургомистр-палач Книппердоллинг. Художник И. Бэр, 1840

 

По-видимому, у заправил мюнстерской коммуны существовал план поднять восстание одновременно в четырех местах. Этот план частично был выполнен. В Фризландии анабаптисты захватили и укрепили монастырь, в котором выдержали долгую осаду. Победа стоила императорским войскам 900 человек убитыми. Эскадра кораблей анабаптистов двинулась с целью захватить Девентер, но была перехвачена флотом герцога Гельдернского. Под Гроннингеном собралось войско анабаптистов силой около 1000 человек, чтобы пробиться к Мюнстеру. Его тоже рассеяли войска герцога Гельдернского. Но наибольшую силу связанные с мюнстерской коммуной анабаптисты имели на родине Маттиса и Бокельзона – в Голландии. В 1535 г. там собралось несколько крупных отрядов анабаптистов. Им удалось даже ненадолго захватить ратушу Амстердама, но власти скоро оказались хозяевами положения. Одной из причин неудачи всего этого движения было то, что планы вождей мюнстерской коммуны стали известны противнику. Один из апостолов Бокельзона – Гресс – попал в руки епископа и обещал выкупить свою жизнь ценой выдачи планов анабаптистов. Он вернулся в Мюнстер, якобы бежав от епископа, был посвящен в планы готовящегося общего восстания и, отправившись вторично с апостольской миссией, выдал их епископу.

Мы видим, что надежды Иоанна Лейденского были далеко не призрачны. Он отобрал войско, с которым собирался прорваться, если голландцы придут на помощь, и строил передвижную баррикаду из повозок. Ночью, босой, в одной рубашке, он бежал по Мюнстеру и кричал: «Радуйся, Израиль, спасение близко». Однажды он созвал все войско мюнстерской коммуны на площадь, чтобы двинуться на прорыв. Когда все собрались, он явился в короне и царских одеждах и сказал, что час выступления еще не настал, он лишь хотел испытать их готовность. На всех был приготовлен пир – всего было около 2000 мужчин и 8000 женщин. После обеда Иоанн вдруг сообщил, что складывает с себя царскую власть. Но пророк Дюзеншнур возвестил, что Бог призывает брата Иоанна Лейденского оставаться царем и покарать неправедных. Так Бокельзон был переизбран.

По-видимому, за всем этим маскарадом скрывались какие-то трения среди руководителей мюнстерской коммуны. В другой раз, например, Книппердоллинг начал делать странные прыжки, приплясывать и даже стал на голову. Но под прикрытием этого дурачества он вдруг возгласил: «Иоанн – царь от плоти, а я буду царем от духа». Бокельзон велел посадить его в башню, в результате чего Книппердоллинг скоро одумался и они помирились. Таким же политическим шагом под фантастический внешностью было «избрание герцогов». В 12 частях, на которые делился Мюнстер, было проведено тайное голосование. Записочки с именами кандидатов были положены в шапку, откуда их вынимали специально для этого назначенные и, конечно, никем не контролируемые мальчики. Избранными, естественно, оказались близкие Иоанну Лейденскому пророки. Каждый из избранных получил в дар одно из герцогств Империи, одну из 12 частей Мюнстера, а заодно и контроль над примыкавшими к ней воротами. В последнем и заключался реальный смысл этого действия – ландскнехты, на которых Бокельзон больше не мог положиться, были устранены с ключевых позиций в обороне города.

Эти политические маневры дополнялись видом царской гвардии, которая стала каждый день упражняться на главной площади.

Однако в конце концов богатые запасы истощились и в мюнстерской коммуне начался голод. Съели лошадей, а тем самым и свою надежду на прорыв. Дьяконы конфисковали все припасы, было запрещено под страхом смерти печь дома хлеб, все дома обыскивались, никто не имел права запирать дверь. Жители стали есть траву и корни. Царь провозгласил, что «это нисколько не хуже хлеба». В это время он созвал герцогов, свой двор и своих жен на роскошный пир во дворце. Очевидец (Грозбек), впоследствии бежавший из Мюнстера, говорит:

 

«они вели себя так, как будто собирались править всю жизнь».

 

В качестве громоотвода служил фанатизм. Царь мюнстерской коммуны приказал: «Все высокое будет уничтожено», и жители стали разрушать колокольни, верхушки башен. Все расширялся террор. Обнаруживались все новые и новые заговоры. Один обвиняемый (Нортхорн) был разрублен на 12 частей, его сердце и печень съел один из голландцев.

Мюнстер был обречен. Все больше его защитников бежало, несмотря на то, что у осаждающих их ждал суд, пытки, а возможно и казнь. Наконец, 25 июля 1535 г. Мюнстер был взят. Царство анабаптистов, пришедших к власти 21 февраля 1534 г., продолжалось полтора года. Многие анабаптисты были перебиты ландскнехтами во время штурма, других судили и многих из них тоже казнили. Статус евангелического города был отменен. Мюнстер вернулся под власть католического епископа.

Церковь святого Ламберта в Мюнстере

Сохранившиеся до нашего времени клетки на башне церкви святого Ламберта в Мюнстере, где были выставлены после казни тела Иоанна Лейденского, Книппердоллинга и ещё одного из вождей коммуны

Автор фото - Rüdiger Wölk

 

Бокельзон во время штурма скрылся в самую надежную городскую башню, а потом сдался в плен. Под пыткой Иоанн Лейденский отрекся от своей веры и признал, что «заслужил смерть и десять раз». Он обещал, если ему сохранят жизнь, привести к покорности всех анабаптистов. Но это не помогло. На площади, где он когда-то восседал на троне как царь мюнстерской коммуны, его пытали раскаленным железом и затем пронзили сердце раскаленным кинжалом.

 

По материалам книги И. Р. Шафаревича «Социализм как явление мировой истории»

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.