С великими правительственными талантами и проницательным умом в Карле Великом соединялась личность, внушавшая любовь и уважение к нему; и наружность его была величественная, возбуждавшая, по словам одного из современников, почтение, страх и любовь. В его характере было такое равновесие всех душевных сил, какое встречается редко; храбрый воин, искусный полководец, он вместе с тем был дальновидный государственный человек, набожный христианин, любящий родственник, верный друг. Все эти качества сочетались в Карле гармонично, ни одно из них не подавляло других. Он редко мог выпускать меч из руки, но был чужд алчной страсти к завоеваниям. Он сражался за идеи, за распространение и упрочение христианства, которое считал носителем нравственной культуры, за устройство цивилизованного государственного порядка, при котором все народы и сословия были бы соединены для мирной деятельности под охраною нравственных и гражданских законов, сражался для защиты завоеванных земель и ограждения цивилизации от диких сил нецивилизованных народов. Его религиозность не простиралась до того, чтоб он унизил себя, сделавшись рабом духовенства. При всем своем уважении к служителям веры, Карл Великий держал епископов и аббатов в такой же зависимости от себя, как графов и других светских сановников, брал на свое рассмотрение постановления церковных соборов точно так же, как решения светских сеймов, и точно так же они получали силу законов только по утверждении им; он издавал по церковным делам распоряжения собственной властью точно так же, как по другим отраслям государственных дел. Правда, он предоставил римскому епископу права более обширные, чем другим, вводил во всем своем государстве обряды и законы римской церкви; но это происходило, во-первых, от его уважения к столице западного христианства и к её освященным древностью обычаям, во-вторых – от убеждения, что франкская церковь может получить благотворное развитие не иначе, как примкнув к прочной организации римской церкви. Он был очень далек от мысли допустить первенство духовной власти над светской или хотя бы равенство папской власти с императорской; это видим из того, что по вопросу об иконоборстве он занял самостоятельное положение и заставил свое духовенство сообразоваться с его решением; видим из того, что он подверг папу Льва III своему суду, из того, что он держал Рим и все папские владения под своей властью.

Карлу дивились как правителю и полководцу, а как человека его любили: простота и веселость его характера, кротость, приветливость его, верность друзьям приобретали ему всеобщее расположение. При всех своих занятиях важными государственными делами он находил время заботиться и о хозяйстве в своем дворце, в своих имениях; точно так же великие правительственные дела и походы не заглушали в нем личных привязанностей. Он нежно любил своих дочерей, неизменно сохранял горячее дружеское чувство к Алкуину, Ангильберту, Теодульфу, Эйнгарду и вообще к своим личным друзьям. Все добрые и хорошие чувства жили в его душе; и куда ни являлся он, повсюду был на своем месте, его личность производила импонирующее впечатление. На войне, на охоте за кабанами, медведями, оленями, зубрами в немецких лесах, на беседах со своими учеными друзьями о латинской науке или немецких героических песнях, на суде при разборе запутанных юридических вопросов, в домашней жизни, среди своего семейства и близких друзей он везде и всегда был образцом простоты и скромности в одежде, пище и питье, был мастером своего дела, внушал к себе уважение своими качествами, был предметом удивления и любви. С невозмутимой рассудительностью неутомимый ум Карла занимался всеми делами жизни; из этой рассудительности происходила его сдержанность, умеренность, смягчавшая его энергию, его франкскую склонность к насилию и хитрости. Карл Великий возвышался над обыкновенными завоевателями тем, что уважал права и законы покоренных народов, принимал мудрые меры для управления ими, старался изгладить следы войны хорошими учреждениями, умел не только поражать и завоевывать, но и править покоренными, исцелять их раны. Своею кротостью при своей великой энергии он неодолимо привлекал к себе сердца. По словам одного из летописцев, он всегда был так любезен и кроток, что печальный человек, пришедши к нему, чувствовал свое горе облегченным, благодаря его взгляду, нескольким словам его, и уходил с радостью в душе. Великий император был одним из тех людей, на лице которых выражается спокойствие и ясность души, которые одним взглядом своим без слов привлекают к себе, ободряют, утешают человека. Историк Гизебрехт кончает свой рассказ о великом франкском императоре прекрасными словами, которыми закончим и мы наш рассказ о нем.

«С ранней молодости Карл проявлял те качества, которыми равен величайшим государям всех веков: железную волю, неутомимую деятельность, возвышенность стремлений, восприимчивость ума. Природа щедро наградила его своими дарами. Он был величественного роста, очень стройного телосложения, имел выразительные глаза, привлекательные черты лица, благозвучный голос, так что его мужественная и прекрасная внешность при первом взгляде на него внушала расположение к нему. Тело никогда не мешало деятельности его духа; более тридцати лет он был государем, ни разу не испытав болезни, хотя не щадил себя, не знал отдыха от трудов. Часто он вставал ночью раза четыре, раз пять и принимался за работу; даже в то время, как одевался, он разговаривал о делах с своими советниками, или выслушивал тяжущихся, приходивших судиться у него; во время обеда ему читали исторические или религиозные книги; он умел пользоваться каждым часом; и при том он всегда сохранял светлость души, живость мысли, никогда не сделал он несправедливости по дурному расположению духа. В кругу близких Карл Великий чувствовал себя счастливым и с величайшей заботливостью вел свое домашнее хозяйство, но с такою же зоркостью взгляд его видел далекое, рассматривал великое. Политические отношения соседних государств были так же ясны ему, как его домашние дела, и обширными предприятиями он занимался с такою же любовью, как интересами своего семейства. Карлу дали воспитание воина, и только сделавшись государем, он начал учиться, да оставался учеником и в старости. Но хотя следы старого германского варварства неизгладимо лежали на его мыслях, не было в государственных и церковных делах такого трудного и запутанного вопроса, которого не разрешил бы его проницательный ум. Можно сказать, что его уже занимали все важные задачи, какие представлялись государственным людям следующих столетий.

Карл Великий

Император Карл Великий. Художник А. Дюрер, ок. 1512

 

Как звезды солнце, окружали паладины великого императора, затмевавшего всех их. Не одним наружным блеском Карл очаровывал взоры всех приближавшихся к нему, но его высокая величественная фигура сияла ослепительным светом, которым как будто выражалась ясность его великого ума. Длинные белые волосы, украшавшие в старости его голову, большие живые глаза, чело всегда светлое, ясное и спокойное, могучая прекрасная фигура старика, – этот облик глубоко врезался в память современников и передан ими потомству, увековечен историей и легендой, так что знаком и каждому из нас. Много великих государей было в продолжение тысячи лет, которыми отделено то время от нашего, но никто из них не имел стремлений более высоких, чем он; самые отважные завоеватели, самые мудрые из миролюбивых правителей довольствовались стремиться к тому, к чему он. Французское рыцарство позднейших времен прославляло Карла Великого, как первого рыцаря; поэты немецких горожан прославляли его, как отца заботливого о своем народе, как справедливого судью; католическая церковь причислила его к святым; поэзия всех народов постоянно почерпала новые силы, всматриваясь в его могучий образ. Быть может, никогда не существовало человека, чья деятельность была бы так плодотворна».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.