III. Переход от сословной монархии к абсолютизму

214. Теория абсолютной королевской власти в средние века

Во внутренней истории западноевропейских государств в XIV и XV вв. почти везде происходило усиление государственной власти на счет феодализма. Представителями этой власти во всех больших государствах были короли, в Германии – более крупные князья. Господствующею формою правления в данное время везде оставалась сословная монархия, которая в XII – XIII вв. сменила собою монархию феодальную, но уже в XV столетии обнаружились первые признаки того, что сословная монархия стала переходить в монархию абсолютную. В средние века на Западе не существовало и не могло существовать неограниченной королевской власти, но зато теоретически она, многими признавалась. Главными проводниками идеи абсолютизма в сознание общества были законоведы, изучавшие римское право (легисты) и находившиеся на службе у императоров (с XII в.) и французских королей (с XIII в.). По их учению, которое было усвоено, например, Гогенштауфенами, государь не мог быть связан никакими законами (legibus solutus), во Франции же легисты, боровшиеся с феодализмом, особенно опирались на принцип: «что благоугодно государю, имеет силу закона». Действительность не соответствовала, однако, такой теории. Священная Римская империя состояла из княжеств и городов, стремившихся к самостоятельности, а во Франции король в деле издания новых законов нуждался в согласии духовных и светских сеньоров и коммун. В Англии даже и совсем не было теоретиков абсолютизма; напротив, тамошние знаменитые юристы (в XIII в. Брактон и в XV Фортескью) прямо учили, что закон установляется королем с согласия вельмож и народа. Впервые начал устанавливаться абсолютизм лишь в Италии XIV и XV вв.

215. Итальянский принципат

В средние века на западе Европы первыми государствами, в которых верховная власть не имела ничего общего с феодальным землевладением, были итальянские республики эпохи крестовых походов. Но республиканская форма в них большею частью не удержалась. В отдельных городах Северной и Средней Италии происходила борьба, между богатыми купцами с одной стороны и ремесленниками с другой. Эта борьба городской знати с простым народом вообще напоминает борьбу аристократии и демократии в древнегреческих республиках, но особенно важно то, что и исход этой борьбы был также одинаковым в обоих случаях. В конце средних веков во многих итальянских городах, опираясь на «мелкий люд» (popolo minuto), захватывали власть предприимчивые честолюбцы вроде античных тиранов и делались в этих городах принципами т. е. князьями и даже основателями целых династий. Некоторые из них были раньше кондотьерами, т. е. предводителями наемных войск, поступавшими на службу за деньги к отдельным республикам. Такие князья не имели уже ничего общего, кроме имени, с князьями феодальной эпохи. Это были государи, опиравшиеся не на землевладение, а на сочувствие населения и на военную силу. Поэтому они не были государями‑помещиками, и у них были подданные, а не вассалы. Такими князьями (герцогами) в Милане были сначала правители из фамилии Висконти завоевавшие всю Ломбардию, а после них власть перешла к фамилии Сфорца, основатель которой (Франческо) был раньше кондотьером. И Висконти, и Сфорца отличались хитростью, вероломством и жестокостью, подобно и другим, более мелким итальянским династам этой эпохи. Во Флоренции, подчинившей себе всю Тоскану, тирания досталась банкирской фамилии Медичи, которые сначала (при Козимо) хлопотали лишь о том, чтобы все важные должности республики были заняты их приверженцами, а потом сделались настоящими государями. Первый, кто, не нося еще герцогского титула, вполне произвольно управлял Флоренцией, был Лоренцо Великолепный, особенный покровитель искусств и литературы. (Меценатство вообще было одною из черт итальянской тирании). Даже папы XV в. тоже стремились сделаться князьями во вкусе современных им тиранов. Из более важных итальянских государств республиканскую форму удержали лишь Генуя и Венеция[1]. С конца XV в. итальянская культура начала оказывать вообще сильное влияние на другие западные страны, и итальянским князьям во многом стали подражать другие короли, стремившиеся к усилению своей власти. Один итальянский ученый начала XVI в., Макиавелли, написал сочинение под заглавием: «Государь» (II Principe), в котором изложил теоретически то, что на практике делали современные ему итальянские князья. Эта книга в XVI в. имела большой успех у королей, желавших утвердить абсолютизм в своих государствах. Можно вообще сказать, что итальянский принципат XIV‑XV вв. был первым проявлением абсолютизма на западе Европы при переходе от средних веков к новому времени.

216. Установление абсолютизма в Испании

Утверждению абсолютизма препятствовали сословно‑представительные учреждения, но во многих местах и они стали ослабевать. Из больших государств ранее других произошло это в Испании. В Арагоне и Кастилии, из которых составилось это королевство, во второй половине средних веков существовали все черты феодализма и сословной монархии. Могущественное и влиятельное духовенство, сильное и храброе рыцарство и многочисленные, хотя и не очень богатые города пользовались здесь большими вольностями, на которые смотрели, как на стародавние обычаи (fueros), оберегая их от каких бы то ни было посягательств. При таких порядках короли были лишь первыми между равными. Власть короля ограничивалась кортесами, состоявшими из представителей сословий, а для решения споров между королем и сословиями (или между отдельными сословиями) выбирался особый верховный судья, ответственный перед одними кортесами. Этот сановник мог даже призывать к восстанию против короля в случаях нарушения им законов и обычаев страны. Но между испанскими сословиями не было единодушия, и на этом короли утвердили всю свою силу, Король арагонский Фердинанд Католик, муж королевы кастильской Изабеллы, был настоящим основателем испанского абсолютизма, который в следующем столетии оказал большое влияние и на другие западные страны. Отличаясь большою религиозною ревностью. Фердинанд пользовался полным сочувствием духовенства, которое поэтому нередко делало из инквизиции орудие против чисто политических врагов короля, а испанская инквизиция была особенно искусно устроена и притом очень деятельна. Дворянство входило в состав двух больших рыцарских орденов (Калатравского и Алькантарского), во главе которых стояли великие магистры, но Фердинанд сам занял их место, чем подчинил себе и эти дворянские организации. Наконец, он принял меры для защиты горожан и крестьянства от обид и притеснений со стороны знати, и для этого устроил из них особую милицию, известную под названием св. Германдады. Фердинанду и Изабелле наследовал внук их Карл I (более известный, как «римский император» Карл V). При нем в 1520 году произошло восстание горожан, но оставленные другими сословиями, они были сломлены. Эта сословная рознь, которая помогла в Испании утвердиться королевской власти, была явлением более общим. И в других странах сословие представительные учреждения приходили в упадок вследствие того, что между отдельными сословиями происходили распри, и что народные массы, не имевшие в собраниях государственных чинов своих представителей, не только равнодушно смотрели на их падение, но даже сами помогали королям в борьбе с высшими сословиями.



[1] Венеция сделалась царицей Адриатики и имела свои колонии по берегам Балканского полуострова и на островах Архипелага, о чем см. карту XVII. Управляли ею пожизненный дож с большим советом.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.