Христофор Колумб имел непоколебимое убеждение, что можно доплыть до Восточной Азии и Индии, направляясь из Европы к западу. Оно основывалось не на темных, полубаснословных известиях об открытии Винландии норманнами, а на соображениях гениального ума Колумба. Теплое морское течение из Мексиканского залива к западному берегу Европы давало свидетельства того, что на западе существует большая земля. Португальский кормчий (шкипер) Винсенте поймал в море на высоте Азорских островов брусок дерева, на котором были вырезаны фигуры. Резьба была искусная, но видно было, что она сделана не железным, а каким-то другим резцом. Такой же кусок резного дерева видел Христофор Колумб у Педро Карреи, своего родственника по жене, бывшего правителем острова Порто-Санто. Король португальский Иоанн II показывал Колумбу принесенные западным морским течением куски тростника такого толстого и высокого, что в отрезках от одного узла до другого помещалось три азумбры (более половины ведра) воды. Они напомнили Колумбу слова Птолемея о громадной величине индийских растений. Жители островов Фаяля и Грасьозы рассказывали Колумбу, что море приносит к ним с запада сосновые деревья такой породы, какой нет в Европе и на их островах. Было несколько случаев, что западное течение приносило к берегам Азорских островов лодки с умершими людьми расы, какой не было ни в Европе, ни в Африке.

 

Портрет Колумба

Портрет Христофора Колумба. Художник С. дель Пьомбо, 1519

 

Договор Колумба с королевой Изабеллой

Прожив некоторое время в Португалии, Колумб уехал из неё, чтобы предложить план о плавании в Индию западным маршрутом кастильскому правительству. Андалузский вельможа Луис де ла Серда, герцог Медина Сели, заинтересовался проектом Колумба, обещавшим громадные выгоды государству, и рекомендовал его королеве Изабелле. Она приняла Христофора Колумба на свою службу, назначила ему жалованье и передала его проект на рассмотрение саламанкскому университету. Комиссия, которой королева поручила окончательное решение дела, состояла почти исключительно из лиц духовного звания; влиятельнейшим человеком в ней был духовник Изабеллы, Фернандо Талавера. После долгих рассуждений она пришла к заключению, что основания проекта о плавании на запад слабы и что он вряд ли исполним. Но не все были этого мнения. Кардинал Мендоса, человек очень умный, и доминиканец Диего Деса, бывший впоследствии архиепископом севильским и великим инквизитором, стали покровителями Христофора Колумба; по их ходатайству Изабелла оставила его в своей службе.

В 1487 году Колумб жил в Кордове. Кажется, он поселился в этом городе собственно потому, что там жила донья Беатриса Энрикес Авана, с которой он имел связь. У неё родился от него сын Фернандо. Война с мусульманами Гранады поглощала все внимание Изабеллы. Колумб потерял надежду получить от королевы средства для плавания на запад и решил ехать во Францию, чтобы предложить свой проект французскому правительству. Он со своим сыном Диего приехал в Палос, чтобы плыть оттуда во Францию и остановился во францисканском монастыре Равиде. Живший тогда там монах Хуан Перес Марчена, духовник Изабеллы, разговорился с приезжим. Колумб стал рассказывать ему свой проект; он пригласил на свою беседу с Колумбом врача Гарсию Эрнандеса, знавшего астрономию и географию. Уверенность, с какою говорил Колумб, произвело сильное впечатление на Марчену и Эрнандеса. Марчена уговорил Колумба отложить отъезд и немедленно поехал в Санта Фе (в стан под Гранадой) переговорить с Изабеллой о проекте Христофора Колумба. Некоторые придворные поддержали Марчену.

Изабелла послала Колумбу денег и пригласила его приехать в Санта Фе. Он приехал незадолго до взятия Гранады. Изабелла, внимательно выслушала Колумба, красноречиво излагавшего ей свой план доплыть до восточной Азии западным путем и объяснявшего, какую славу приобретет она покорением богатых языческих земель и распространением в них христианства. Изабелла обещала снарядить для плавания Колумба эскадру, сказала, что если не найдется на это денег в казне, истощенной военными расходами, то она заложит свои бриллианты. Но когда дело дошло до определения условий договора, представились затруднения. Колумб требовал, чтобы ему были даны дворянство, сан адмирала, сан вице-короля всех земель и островов, которые он откроет в своём плавании, десятая часть доходов, какие будет получать с них правительство, чтоб ему принадлежало право назначения на некоторые должности там и были предоставлены некоторые торговые привилегии, чтобы власть, предоставляемая ему, оставалась наследственной в его потомстве. Кастильские сановники, которые вели переговоры с Христофором Колумбом, считали эти требования слишком большими, убеждали его уменьшить их; но он остался непреклонен. Переговоры были прерваны, и он снова собрался ехать во Францию. Государственный казначей Кастилии Луис де Сан Анхель горячо убеждал королеву согласиться на требования Колумба; некоторые другие придворные говорили ей в том же духе, и она согласилась. 17 апреля 1492 года был заключен в Санта Фе кастильским правительством с Христофором Колумбом договор на тех условиях, каких он требовал. Казна была истощена войной. Сан Анхель сказал, что он даст свои деньги на снаряжение трех кораблей, и Колумб поехал на андалузское приморье готовиться к своему первому плаванию в Америку.

 

Начало первого плавания Колумба

Небольшой портовый город Палос незадолго до этого навлек на себя гнев правительства, и за это на него была наложена обязанность содержать в течение года два корабля для государственной службы. Изабелла велела Палосу отдать эти корабли в распоряжение Христофора Колумба; третий корабль снарядил он сам на деньги, данные ему друзьями. В Палосе пользовалось большим влиянием семейство Пинсонов, занимавшееся морской торговлей. При содействии Пинсонов Колумб рассеял опасение моряков пуститься в далекое плавание на запад и набрал около ста хороших матросов. Через три месяца снаряжение эскадры было кончено, и 3 августа 1492 года из палосской гавани поплыли две каравеллы, «Пинта» и «Нинья», капитаном которых были Алонсо Пинсон и его брат Винсенте Яньес, и третий корабль несколько большей величины, «Санта-Мария», капитаном которого был сам Христофор Колумб.

Колумб. Санта-Мария

Копия корабля Колумба «Санта-Мария»

Автор фото - Dietrich Bartel

 

Отплыв из Палоса, Колумб постоянно держался направления на запад под градусами широты Канарских островов. Путь по этим градусам был длиннее, чем по широтам более северным или более южным, но представлял ту выгоду, что ветер постоянно был попутный. Эскадра остановилась у одного из Азорских островов, чтобы починить повредившуюся «Пинту»; это заняло месяц. Потом первое плавание Колумба продолжилось дальше на запад. Чтобы не возбуждать беспокойства в матросах, Колумб скрывал от них истинную величину пройденного пути. В таблицах, которые показывал своим спутникам, он выставлял цифры меньшие действительных, а подлинные цифры отмечал только в своем журнале, которого не показывал никому. Погода была хорошая, ветер попутный; температура воздуха напоминала свежие и теплые утренние часы апрельских дней в Андалузии. Эскадра плыла 34 дня, не видя ничего, кроме моря и неба. Матросы начали тревожиться. Магнитная стрелка изменила свое направление, стала отклоняться от полюса дальше на запад, чем в недалеких от Европы и Африки частях моря. Это увеличивало боязнь матросов; казалось, что плавание ведет их в такие места, где господствуют неведомые им влияния. Колумб старался успокоить их, объясняя, что перемена в направлении магнитной стрелки создаётся изменением положения кораблей относительно полярной звезды.

Попутный восточный ветер нес корабли во второй половине сентября по спокойному морю, в некоторых местах покрытому зелеными морскими растениями. Неизменность в направлении ветра увеличивала тревогу матросов: они стали думать, что в тех местах никогда не бывает никакого другого ветра, и что им нельзя будет плыть обратным путем, но и эти опасения пропали, когда стали заметны сильные морские течения с юго-запада: они давали возможность возвратиться в Европу. Эскадра Христофора Колумба плыла по той части океана, которая стала впоследствии называться Травяным морем; эта сплошная растительная оболочка воды казалась признаком близости земли. Стая птиц, кружившаяся над кораблями, усилила надежду, что близка земля. Увидев 25 сентября при закате солнца облако на краю горизонта в северо-западном направлении, участники первого плавания Колумба приняли его за остров; но на следующее утро оказалось, что они ошиблись. У прежних историков есть рассказы, что матросы составили заговор с целью принудить Колумба к возвращению, что они даже угрожали его жизни, что они заставили его обещать повернуть назад, если в следующие три дня не покажется земля. Но теперь доказано, что эти рассказы – вымыслы, возникшие через несколько десятков лет после времени Христофора Колумба. Опасения матросов, очень естественные, были превращены фантазией следующего поколения в мятеж. Колумб успокаивал своих матросов обещаниями, угрозами, напоминаниями о власти, данной ему королевой, держал себя твердо и спокойно; этого было достаточно, чтобы матросы не выходили из повиновения ему. Он обещал пожизненную пенсию в 30 золотых монет тому, кто первый увидит землю. Поэтому матросы, находившиеся на марсах, несколько раз давали сигналы, что видна земля, и когда оказывалось, что сигналы были ошибочны, экипажами кораблей овладевало уныние. Чтобы прекратить эти разочарования, Колумб сказал, что кто даст ошибочный сигнал о земле на горизонте, теряет право получить пенсию, хотя бы после и действительно увидел первый землю.

 

Открытие Америки Колумбом

В начале октября усилились признаки близости земли. Стаи небольших пестрых птиц кружились над кораблями и летели на юго-запад; по воде плыли растения, явно не морские, а земные, но еще сохранившие свежесть, показывавшую, что они смыты волнами с земли недавно; были пойманы дощечка и украшенная резьбой палка. Мореплаватели взяли направление несколько на юг; воздух был ароматен, как весной в Андалузии. Ясной ночью 11 октября Колумб заметил вдали передвигающийся свет, потому велел матросам смотреть внимательно и обещал, кроме прежней награды, шелковый камзол тому, кто первый увидит землю. В 2 часа утра 12 октября матрос Пинты Хуан Родригес Вермехо, уроженец соседнего с Севильей местечка Молиноса, увидел при лунном свете очертание мыса и с радостным криком: «Земля! Земля!» бросился к пушке сделать сигнальный выстрел. Но потом награда за открытие была присуждена самому Колумбу, раньше того увидевшему свет. С рассветом корабли подплыли к берегу, и Христофор Колумб в алой одежде адмирала, с кастильским знаменем в руке, вышел на открытую им землю. Это был остров, который туземцы называли Гуанагани, а Колумб назвал во славу Спасителя Сан-Сальвадором (потом он назывался Уотлингом). Остров был покрыт прекрасными лугами и лесами, на нем были жители, нагие, темно-медного цвета; волосы у них были прямые, не вьющиеся; их тело было раскрашено в яркие цвета. Они встретили иноземцев робко, почтительно, вообразили, что это дети солнца, сошедшие с неба, и, ничего не понимая, смотрели и слушали церемонию, которой Колумб взял во владение кастильской короны их остров. Они отдавали дорогие вещи за бусы, бубенчики, фольгу. Так началось открытие Америки.

В следующие дни плавания Христофор Колумб открыл еще несколько мелких островов, принадлежащих к Багамскому архипелагу. Он назвал один из них островом Непорочного зачатия (Santa Maria de la Concepcion), другой Фернандиной (это нынешний остров Эхума), третий Изабеллой; дал и другим новые имена в этом роде. Он полагал, что открытый им в этом первом плавании архипелаг лежит перед восточным берегом Азии, что оттуда недалеко до Джипангу (Японии) и Катая (Китая), описанных Марко Поло и начерченных на карте Паоло Тосканелли. Он увел на свои корабли нескольких туземцев, чтоб они выучились испанскому языку и служили переводчиками. Отправившись дальше на юго-запад, Колумб 26 октября открыл большой остров Кубу, а 6 декабря – прекрасный остров, напоминавший своими лесами, горами и плодородными равнинами Андалузию. По этому сходству Колумб назвал его Эспаньолой (или, в латинской форме слова, Hispaniola). Туземцы называли его Гаити. Роскошная растительность Кубы и Гаити утвердила в испанцах убеждение, что это архипелаг соседний с Индией. О существовании великого континента Америки никто тогда не подозревал. Участники первого плавания Христофора Колумба восхищались прелестью лугов и лесов на этих островах, их превосходным климатом, яркими перьями и звонким пением птиц в лесах, ароматом трав и цветов, который был так силен, что ощущался далеко от берега; восхищались яркости звезд тропического неба.

Первое путешествие Христофора Колумба

Первое путешествие Христофора Колумба

Источник карты

 

Растительность островов находилась тогда, после осенних дождей, в полной свежести своего блеска. Колумб, одаренный живой любовью к природе, описывает в корабельном журнале своего первого плавания красоту островов и неба над ними с изящной простотой. Гумбольдт говорит: «В своем плавании вдоль берегов Кубы между мелкими островами Багамского архипелага и Хардинельской группы Христофор Колумб восхищался густотой лесов, в которых ветви деревьев сплелись так, что трудно разобрать, какие цветы принадлежат тому или другому дереву. Он восхищался роскошными лугами влажного прибрежья, розовыми фламинго, стоящими по берегам у рек; каждая новая земля кажется Колумбу еще прекраснее той, которая описана перед ней; он жалуется, что у него недостает слов передать наслаждение, испытываемое им». – Пешель говорит: «Очарованный своим успехом, Колумб воображает, что в этих лесах растут мастиковые деревья, что море изобилует жемчужными раковинами, что в песке рек много золота; ему видится осуществление всех рассказов о богатой Индии».

Но испанцы не нашли на открытых ими островах такого множества золота, дорогих камней и жемчуга, как желали. Туземцы носили на себе мелкие украшения, сделанные из золота, охотно меняли их на бусы и другие безделки. Но это золото не удовлетворяло жадности испанцев, а только разжигало в них надежду на близость земель, в которых много золота; они расспрашивали туземцев, приезжавших к их кораблям на челноках. Колумб обращался с этими дикарями приветливо; они перестали бояться иноземцев и на вопросы о золоте отвечали, что дальше на юг находится земля, в которой его много. Но в первом своем путешествии Христофор Колумб не достиг материка Америки; он не поплыл дальше Эспаньолы, жители которой приняли испанцев доверчиво. Важнейший из князьков их касик Гуаканагари выказывал Колумбу искреннюю дружбу и сыновнюю почтительность. Колумб счёл нужным прекратить плавание и возвратиться от берегов Кубы в Европу, потому что Алонсо Пинсон, начальник одной из каравелл, тайно уплыл от корабля адмирала. Он был человек гордый и вспыльчивый, тяготился своим подчинением Христофору Колумбу, хотел сам приобрести заслугу открытия земли, богатой золотом, и один воспользоваться её сокровищами. Его каравелла 20 ноября уплыла от корабля Колумба и уже не возвращалась. Колумб предположил, что он поплыл в Испанию, чтобы присвоить себе славу и награду за открытие.

Через месяц (24 декабря) корабль «Santa Maria» попал по неосторожности молодого кормчего на песчаную отмель и был разбит волнами. У Колумба оставалась только одна каравелла; он увидел себя в необходимости спешить возвращением в Испанию. Касик и все жители Эспаньолы выказывали самое дружеское расположение к испанцам, старались делать для них все, что могли. Но Колумб боялся, что его единственный корабль может разбиться у незнакомых берегов, и не решился продолжать открытий. Он решил оставить на Эспаньоле часть своих спутников, чтоб они продолжали приобретать у туземцев золото за нравившиеся дикарям безделки. При помощи туземцев участники первого плавания Колумба построили из обломков разбившегося корабля укрепление, обвели его рвом, перенесли в него часть съестных припасов, поставили там несколько пушек; матросы наперебой один перед другим вызывались остаться в этом укреплении. Колумб выбрал из них 40 человек, между которыми было несколько плотников и других мастеровых, и оставил их в Эспаньоле под начальством Диего Араны, Педро Гутьерреса и Родриго Эсковедо. Укрепление было названо в честь праздника Рождества La Navidad.

Перед отплытием Христофора Колумба в Европу возвратился к нему Алонсо Пинсон. Уплыв от Колумба, он направился дальше вдоль берега Эспаньолы, вышел на землю, получил от туземцев в обмен за безделки несколько кусков золота толщиной в два пальца, ходил вглубь страны, услышал об острове Ямайе (Ямайке), на котором много золота и от которого в десять дней можно доплыть до большой земли, где живут люди, носящие одежду. Пинсон имел в Испании сильное родство и могущественных друзей, потому Колумб скрыл свое неудовольствие на него, сделал вид, что верит выдумкам, которыми объясняет он свой поступок. Вместе они поплыли вдоль берега Эспаньолы и в Саманском заливе нашли воинственное племя Сигуайо, которое вступило в сражение с ними. Это было первое враждебное столкновение испанцев с туземцами. От берегов Эспаньолы, Колумб и Пинсон 16 января 1493 г. поплыли в Европу.

 

Возвращение Колумба из первого плавания

На обратном пути из первого плавания счастье было менее благоприятно Христофору Колумбу и его спутникам, чем на пути в Америку. В половине февраля они подверглись сильной буре, которую с трудом могли выдержать их корабли, уже и так довольно сильно поврежденные. «Пинта» была унесена бурей к северу. Колумб и другие путешественники, плывшие на «Нинье», потеряли ее из виду. Колумб чувствовал большую тревогу при мысли о том, что «Пинта» утонула; его корабль тоже легко мог погибнуть, и в таком случае не дошло бы до Европы сведений о его открытиях. Он дал Богу обещание, что если его корабль уцелеет, то будут совершены поездки на богомолье в три знаменитейших испанских святых места. Он и его спутники бросили жребий, кто из них поедет в эти святые места. Из трех поездок две выпали на долю самого Христофора Колумба; издержки третьей он принял на себя. Буря все еще продолжалась, и Колумб придумал средство для того, чтобы сведения о его открытии достигли Европы в случае гибели «Ниньи». Он написал на пергаменте краткий рассказ о своем плавании и о найденных им землях, свернул пергамент, покрыл его восковой оболочкой для защиты от воды, положил пакет в бочонок, сделал на бочонке надпись, что, кто найдет его и доставит королеве кастильской, получит 1000 дукатов награды, и бросил его в море.

Через несколько дней, когда буря прекратилась, и море успокоилось, матрос увидел с марса грот-мачты землю; радость Колумба и его спутников была так же велика, как при открытии ранее во время плавания первого острова на западе. Но никто, кроме Колумба не мог разгадать, какой именно берег перед ними. Только он правильно вел наблюдения и вычисления; все другие спутались в них, отчасти потому, что он преднамеренно вводил их в ошибки, желая один иметь сведения, нужные для второго плавания в Америку. Он понял, что земля перед кораблем – один из Азорских островов. Но волны были еще так велики и ветер так силен, что каравелла Христофора Колумба три дня крейсировала в виду земли, прежде чем могла пристать к Santa Maria (самому южному острову Азорского архипелага).

Испанцы вышли на берег 17 февраля 1493. Владевшие Азорскими островами португальцы встретили их недружелюбно. Кастанжеда, правитель острова, человек коварный, хотел захватить Колумба и его корабль по опасению, что эти испанцы – соперники португальцев в торговле с Гвинеей, или по желанию выведать о сделанных ими в плавании открытиях, Колумб послал половину своих матросов в капеллу благодарить Бога за спасение от бури. Португальцы арестовали их; они хотели потом овладеть кораблем, но это не удалось, потому что Колумб соблюдал осторожность. Потерпев неудачу, португальский правитель острова отпустил арестованных, извиняя свои неприязненные поступки тем, что не знал, действительно ли корабль Колумба находится на службе королевы кастильской. Колумб поплыл в Испанию; но у португальского берега подвергся новой буре; она была очень опасна. Колумб и его спутники дали обещание четвертого пилигримства; по жребию оно выпало на долю самого Колумба. Жители Каскаэса, видевшие с берега опасность, в какой находится корабль, пошли в церковь молиться о его спасении. Наконец 4 марта 1493 корабль Христофора Колумба достиг Синтрского мыса и вошел в устье реки Тахо. Моряки Белемской гавани, к которой пристал Колумб, сказали, что его спасение – чудо, что на памяти людей еще не бывало такой сильной бури, что она потопила 25 больших торговых кораблей, плывших из Фландрии.

Счастье благоприятствовало в первом плавании Христофору Колумбу, избавляло его от опасностей. Они угрожали ему в Португалии. Её король Иоанн II завидовал удивительному открытию, затмевавшему все открытия португальцев и, как тогда казалось, отнимавшему у них выгоды торговли с Индией, которых они хотели достичь благодаря открытию Васко да Гамой пути туда вокруг Африки. Король принял Колумба в своем западном дворце Вальпараисо, выслушал его рассказ об открытиях. Некоторые вельможи хотели раздражить Колумба, вызвать его на какую-нибудь дерзость и, воспользовавшись ей, убить. Но Иоанн II отверг эту постыдную мысль, и Колумб остался жив. Иоанн проявил уважение к нему и позаботился об обеспечении ему безопасности на обратном пути. 15 марта Христофор Колумб приплыл в Палос; жители города встретили его с восторгом. Его первое плавание продолжалось семь с половиной месяцев.

Вечером в тот же день приплыл в Палос и Алонсо Пинсон. Он выходил на берег в Галисии, послал уведомление о своих открытиях Изабелле и Фердинанду, находившимся тогда в Барселоне, просил у них аудиенции. Они отвечали, чтоб он явился к ним в свите Колумба. Эта немилость королевы и короля огорчила его; опечалила его и холодность, с какой он был принят в своем родном городе Палосе. Он горевал так сильно, что через несколько недель умер. Своим коварством по отношению к Колумбу он навлек на себя презрение, так что современники не хотели ценить услуг, оказанных им делу открытия Нового Света. Только потомки отдали справедливость его отважному участию в первом плавании Христофора Колумба.

 

Приём Колумба в Испании

В Севилье Колумб получил от королевы и короля Испании приглашение приехать к ним в Барселону; он поехал, взяв с собой нескольких дикарей, привезенных с открытых в плавании островов, и продукты, найденные там. Народ собрался огромной толпой видеть его въезд в Барселону. Королева Изабелла и король Фердинанд приняли его с такими почестями, какие оказывались только самым знатным людям. Король встретил Колумба на площади, посадил рядом с собой и потом несколько раз ездил рядом с ним верхом по городу. Знатнейшие испанские вельможи давали пиры в честь Колумба и, как говорят, на празднике, данном в честь его кардиналом Мендосой, произошел знаменитый анекдот с «колумбовым яйцом».

Колумб, Фердинанд, Изабелла

Колумб перед королями Фердинандом и Изабеллой. Картина Э. Лойце, 1843

 

Христофор Колумб держал себя с достоинством и скромностью, рассказывал о своем плавании и открытиях просто и вместе с тем красноречиво. Благородство его характера производило сильное впечатление на всех видевших и слушавших его. Испанцам открывалась великая будущность. Королева, женщина набожная, была более всего занята той мыслью, что приобретет заслугу перед Богом распространением веры Христа на новые земли. Люди менее набожные думали о выгодах, какие даст Испании торговля с землями, богатыми золотом; ученые радовались расширению человеческих знаний. Рассказы Христофора Колумба и привезенные им продукты возбуждали фантазию испанцев до такой степени, что новые земли воображались им райскими. Вид туземцев, привезенных Колумбом из первого плавания, подтверждал эту мысль. «Они ходят нагие, не имеют ни денег, ни законов, ни судей, пользуются полной свободой, довольствуются дарами природы. Нет у них ни споров об имуществе, ни забот о будущем. Они живут в золотом веке», – писал о людях американских островов итальянец Пьетро Мартир, друг Колумба, находившийся на службе Изабеллы. Мечты о райском состоянии американских дикарей рассеялись, когда европейцы ближе познакомились с их бытом. Но в первое время рассказы Христофора Колумба действительно могли возбудить в ученых мысли подобные тем, какие возникли у Руссо по рассказам современных ему мореплавателей об островах Тихого океана. [См. также статью Индейцы во времена Колумба]

Колумб оставался в твердом убеждении, что острова, открытые им во время плавания, лежат у восточного берега Азии, неподалеку от богатых земель Джипангу и Катая; почти все разделяли его мнение; лишь немногие сомневались в его основательности.

 

Продолжение - см. в статье Второе плавание Колумба

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.