Гней Помпей

Гней Помпей

Молодость Помпея

Гней Помпей происходил из знатной семьи. Его отец Гней Помпей Страбон (Косой) был видным участником Союзнической войны и считался человеком жестоким и корыстным. Сам Помпей родился в 106 г. до Р. Х. Совсем юным он участвовал вместе с отцом в Союзнической войне и сражался с демократами Цинны в битве у Коллинских ворот. Когда в 87 г. Риму Цинна и Марий подошли к Риму, оптиматы призвали старшего Помпея с войском на защиту города, но он обнаружил при этом медлительность, граничившую с изменой. Вскоре отец Помпея был убит молнией, и во время похорон преданная оптиматам толпа сбросила его труп с носилок и таскала по улицам. Помпею-сыну пришлось скрываться от господствовавших в Риме марианцев. Он вышел из убежища, лишь получив некоторое покровительство от преемника умершего Мария, консула Карбона. Молодого Гнея Помпея обвиняли в сокрытии добычи, взятой его отцом, но на суде ему удалось оправдаться.

 

На службе у Суллы

Когда Сулла после войны с Митридатом возвратился в Италию и открыл против марианцев гражданскую войну (83 г.), Гней Помпей самый богатый землевладелец Пицена, навербовал там три легиона и пошёл на помощь Сулле. Три марианских полководца окружили его, но он прорвался, разбив одного из них. Честолюбивый юноша хотел заслонить перед Суллой других пришедших к тому аристократов. Сулла сразу понял это, и чтобы привязать к себе Помпея, дал этому 23-летнему юноше титул императора – самостоятельного полководца. Гней Помпей с энергией сражался за Суллу в Италии. Чтобы еще более связать его с собой, Сулла выдал за него свою падчерицу Эмилию. Помпей уже был женат, но послал разводное письмо своей жене, мать которой в отчаянии покончила с собой.

Война в Италии вскоре закончилась, но часть марианских вождей бежала за море и готовилась продолжать борьбу там. По поручению Суллы Помпей двинулся против бывшего консула Карбона на Сицилию и схватил его. Товарищи Карбона были казнены, а его самого – человека, который некогда избавил его от преследований – Гней Помпей судил лично. Карбону он тоже холодно вынес смертный приговор, возмутив этим многих современников. Из Сицилии Помпей с большим войском и на 120 военных и 800 транспортных кораблях переправился в Африку, где разбил марианца Домиция Агенобарба и примкнувшего к нему нумидийского царя Парба. Оба они погибли.

В этом походе Гней Помпей вновь показал себя храбрым, способным воином и лично сражался впереди своих солдат. Но с таким войском, какое он имел, победа в любом случае была предрешена. Тем не менее, Помпей решил требовать для себя триумфа в Риме. Однако Сулла приказал ему распустить войско и возвратиться в Рим уже не полководцем, а частным человеком. Но солдаты Помпея воспротивились этому приказу и объявили, что не расстанутся со своим полководцем. Не желая нового междоусобия, Сулла разрешил Помпею оставить при себе армию. В Италии он лично вышел навстречу Помпею и присвоил ему титул «Великий» (Magnus). Помпей продолжал требовать триумфа – причём вопреки закону: триумф давался только тому, кто уже занимал прежде высшие римские государственные магистратуры, а Помпей не исполнял ни одной из них. Сулла противился его желанию, и Помпей стал дерзить диктатору, сказав даже, что восходящее солнце имеет больше почитателей, чем заходящее. Сулла, хотя и досадуя, всё же разрешил Помпею отпраздновать триумф (80 г.). Он получил его двадцати шести лет от роду. Чтобы поразить римлян, Помпей собирался въехать в город на четверке слонов; но городские ворота оказались слишком узкими для этого. Солдаты Помпея тогда уже были недовольны им, так как не получили достаточных наград.

Сулла стал относиться к Помпею холодно, убедившись, что тот обуревается только сиюминутным честолюбием и готов ради этого пойти против правительства. В 79 г. Сулла выдвинул в консулы Квинта Катулла, а Помпей стал поддерживать его недостойного соперника Марка Эмилию Лепида. Благодаря своему влиянию на народ, он добился избрания Лепида в коллеги Катуллу. Возмущаясь гордостью Помпея, Сулла воскликнул: «Я вижу, молодой человек, что ты радуешься своей победе – тому, что вместе с честным Катуллом избран негодяй Лепид. Но я посоветую тебе остерегаться, потому что ты дал меч в руки своему врагу».

Лепид стал всячески противодействовать Сулле, а после смерти его в 78 г. старался воспрепятствовать его погребению на Марсовом поле и предложил уничтожить прежние реформы Суллы, обеспечивавшие аристократам господство над народом. Он рассчитывал на поддержку Помпея, однако этот непоследовательный молодой политик обратился теперь в другую сторону и вместе с Катуллом стал во главе знати на защиту законов Суллы. Лепид поднял восстание в Этрурии, но был побежден Помпеем и Катуллом и вскоре умер. Союзник его Марк Брут, отец убийцы Цезаря, был убит в Мутине убийцей, подосланным Помпеем.

После победы над Лепидом Катулл потребовал, чтобы Помпей распустил свое войско; но тот уклонился от этого, добиваясь, чтобы ему поручили вести в Испании войну с ещё не усмирённым марианцем Серторием. Против Сертория уже сражался неудачно Метелл Пий. Сенат не хотел посылать Гнея Помпея в Испанию, боясь его честолюбия, но никто кроме него не хотел идти туда с армией. В конце концов правительство исполнило желание Помпея.

 

Борьба с Серторием и восставшими рабами Спартака

В 76 г. Гней Помпей отправился с большим войском в Испанию на Сертория. Однако в этой кампании ему противостоял талантливый противник, и Помпей в ней потерпел немало неудач. Сертория победил не Помпей, а мятеж его собственных соратников. Когда Серторий пал от кинжала убийцы и его заменил бездарный Перперна, Помпей легко добился победы. Испания покорилась римскому правительству (72 г.). Несмотря на поражения от Сертория, Помпей всячески превозносил свои заслуги, и римский народ, не знавший подробностей событий, считал его непобедимым и незаменимым героем.

Тем временем в Италии вспыхнуло страшное восстание рабов (73 г.). Число невольников на Апеннинах в эти годы сильно возросло, и они их многочисленность стала крайне опасной для Рима. Римлянам уже приходилось дважды вести с рабами жестокую войну в Сицилии (135–132 гг., 102–100 гг.). Самые сильные и здоровые рабы обычно обращались в гладиаторов. В 73 г. в Капуе несколько рабов бежало из гладиаторской школы Лентула Батиата. Вождями их стали кельты Крикс и Эномай и фракиец Спартак. 74 беглых раба образовали бандитскую шайку, которая утвердилась близ Везувия и стала делать разбойничьи набеги по всей округе. Из Рима был послан против них отряд в 3 тысячи человек, но рабы разгромили его. Тогда против гладиаторов отправили два легиона. Люди Спартака отступили от них в Луканию, но потом разбили и это войско. К ним стали массами примыкать рабы из Южной Италии. Число восставших увеличилось до 40 тысяч. Они вернулись в Кампанию, и захватили там немало городов. Толпы невольников страшно мстили прежним притеснителям, заставляя взятых в плен римлян биться друг с другом на гладиаторских боях. В следующем году против бунтовщиков были посланы оба консула. У горы Гаргана они уничтожили отряд Крикса, но Спартак, перешедший на север Италии, одержал победу над консулами Лентулом, Геллием и наместником Ближней Галлии Кассием. Понимая, что римляне все равно разобьют его, Спартак хотел уйти за Альпы, откуда его кельты и фракийцы могли бы вернуться на родину. Но уже привыкшие к бесчинствам рабские шайки хотели сперва разграбить Италию. Спартак пошел назад к Риму. Сенат поручил главное начальство в походе против рабов претору Крассу и дал ему восемь легионов. Красс суровыми мерами восстановил дисциплину в войсках, устроив децимацию – казнь каждого десятого в отрядах, бежавших перед разбойниками. Разбив Спартака, он загнал его на крайний юго-запад Италии – в Бруттий, к Регию. Рабы рассчитывали переправиться оттуда в Сицилию на кораблях многочисленных тогда в Средиземноморье пиратов. Однако пираты взяли с невольников деньги за перевоз, погрузили на свои суда часть их имущества – и вероломно уплыли с ним. Красс заградил Бруттийский полуостров, длинным валом от моря до моря, но Спартак в одну темную зимнюю ночь прорвался через него и снова двинулся на север. Но среди рабов возникли разногласия; кельты и германцы, избрав собственного вождя, отделились от Спартака и были уничтожены Крассом поодиночке. Спартаку тоже пришлось дать Крассу решительную битву, в которой рабы потерпели поражение, а их вождь пал геройской смертью. 6 тысяч рабов были по приказу Красса распяты на крестах, поставленных по дороге из Капуи в Рим (71 год).

Пять тысяч рабов, бежавших из последнего сражения, пошли за Альпы. Но их встретил и разбил Помпей, шедший с войском назад из Испании. Гней Помпей объявил сенату, что Красс победил рабов, а он уничтожил войну в корне. Это высокомерие Помпея оскорбило Красса, которого соперник старался лишить заслуженных лавров.

 

Консульство Помпея и Красса – отмена реформ Суллы

Помпей тем временем рассорился с сенатской знатью – оптиматами, которая опасались его чрезмерного возвышения этого человека, принадлежавшего даже не к сенаторскому сословию, а к всадникам. Враждуя с сенатом, Помпей не распустил приведённых из Испании войск. Стоя у Рима, он требовал для своих солдат земельных наделов, а для себя – триумфа и консульства на следующий год. Два последних требования были противозаконны. Консулом и триумфатором мог стать лишь тот, кто прошел все главные магистратуры, а Гней Помпей пока не занимал ни одну из них. Чтобы достичь цели, Помпей, прежний сторонник Суллы и борец против демократов-марианцев, вступил в союз с этой самой народной партией. Красс, также не распустивший своих легионов, увидев, что союз Помпея с демократами очень силён, стал склоняться на его сторону. Испуганный сенат согласился назначить обоих полководцев консулами на следующий, 70 год, дать Помпею триумф и землю – его солдатам. Трибуны устроили народное собрание перед городскими воротами, и Помпей на нём открыто поддержал демократов, объявив, что не потерпит долее ограничений трибунской власти, установленных Суллой.

1 января 70 года Гней Помпей и Красс вступили в должность консулов и стали всячески заискивать перед народом. Помпей устраивал для него зрелища, а Красс – первый богач в Риме – раздавал плебсу хлеб. Однако оба они соперничали друг с другом. Помпей отменил большинство из главных реформ Суллы, восстановил полную власть народных трибунов, которых рассчитывал сам использовать против сената. Сулла дал сенату исключительное право суда, а Помпей отнял его – теперь только треть судей стала выбираться из сенаторов, а две трети – из всадников. Помпей восстановил и отмененную Суллой должность цензура. На неё тут же были выбраны прежние консулы Лентул и Геллий, которых во время войны со Спартаком сенат лишил командования над войсками за бездарность. Находясь в полной зависимости от могущественного Помпея, они стали мстить сенату и исключили из его состава 64 человека.

Когда цензоры вели люстрацию, Гней Помпей, как всадник, явился со смиренной гордостью на форуме с конем, облечённый в то же время всеми отличиями консульской власти. На вопрос цензоров о том, участвовал ли он во всех походах, предписанных законом, Помпей ответил: «Да, и во всех под моим собственным начальством». Римская толпа встретила эту сцену одобрительными криками.

Помпей и после триумфа не спешил распускать свое испанское войско. Оно продолжало стоять у Рима, чтобы служить своему вождю поддержкой в реформах. Потому и соперник Помпея, Красс, не распускал своего войска. Одно время казалось, что союзник демократов Помпей и друг сената Красс вступят в борьбу, которая приведёт к возникновению диктатуры, вроде сулланской. Но возобладали миротворцы. Вожаки народной партии, в первую очередь Цезарь, уговорили Красса сделать первый шаг к примирению и этим обезоружить Помпея. Некий Аврелий сообщил народному собранию, что ему явился ему Юпитер и поручил передать консулам, что они должны возобновить свою дружбу. Помпей при этих словах не двинулся с места; но Красс (по данному ему перед тем совету демократов) подошел к этому тщеславному, недальновидному человеку, взял его за руку и сказал народу: «Сограждане, я не стыжусь первым уступить Гнею Помпею, которого вы давно почтили титулом Великого и двумя триумфами». Помпей не мог отказаться от примирения и вскоре, по примеру Красса, распустил свое войско, более не имея предлога его держать. Он охотно взял бы на себя роль диктатора, но у него не достало духа нарушить закон. Сложив с себя консульство, он в 69 и 68 гг. оставался в Риме частным человеком, жил уединенно и лишь изредка показывался народу в сопровождении большой свиты. Говорить с ним из-за этого можно было только с трудом. Помпей с надменностью ждал для себя нового почетного назначения, и оно не замедлило.

 

Закон Габиния

В то время средиземноморское пиратство приобрело ужасный, неслыханный размах. Со времени первой войны Рима с Митридатом корсары объединились и образовали нечто вроде государства, которое намеревалось бросить вызов римской гегемонии над миром. В числе пиратов были люди всех племен с берегов Средиземного моря. Весь разбойный и угнетённый элемент бросился тогда на корабли, а римский флот находился в упадке. Пользуясь этим, пираты мстили гражданскому обществу, изгнавшему их из своей среды.

Римляне посылали флот на пиратов. В 79 г. консул Сервилий Ватия разбил эскадру корсаров и разрушил много их городов на южном берегу Малой Азии, а затем три года (78-76 гг.) разорял один из главных пиратских притонов – горную область Исаврию на юго-востоке Анатолии.

Зло, однако, целиком искоренить не удалось. Вскоре морской разбой начался с еще большей силой. В 74 г. против пиратов был послан Марк Антоний, отец одноименного триумвира. Но он действовал крайне неудачно. Римский флот без успеха ушел с места битвы. Тем временем из-за корсаров расстроилось все государственное управление, все сношения. Подати, посылаемые в Италию по морю провинциальными наместниками, попадали в руки пиратов. Торговля упала, казна опустела. Народ бежал из прибрежных местностей, подвоз хлеба в Италию сильно затруднился.

В 67 г., трибун Авл Габиний, выступил – скорее всего, по наущению Помпея – с предложением выбрать для усмирения морских разбойников главнокомандующего с неограниченной консульской властью на три года и предоставить ему верховную власть над всем морем – и берегами на десять миль от моря. Габиний предлагал также дать этому главнокомандующему право брать из государственной казны столько денег, сколько понадобится, и предоставить ему 200 кораблей. Народ, доведённый уже почти до голода, принял это предложение с восторгом, выдвинув кандидатуру Гнея Помпея. Но сенат боялась давать тому такую большую власть человеку.

Однако закон был принят народным собранием. Помпей громадном стечении народа добился с помощью Габиния того, что его полномочия были ещё расширены. Помпею дали 500 кораблей, 120 тысяч пехоты, 5 тысяч конницы и 24 помощника. В тот же день благодаря надежде, пробудившейся при одном имени Помпея, хлеб, после крайнего недостатка, внезапно подешевел до цены самого изобильного года.

 

Борьба Гнея Помпея с пиратами

Помпей блистательно оправдал ожидание народа. Впрочем, он обладал такою властью, которая могла сокрушить все. Вся война продолжалась не более трех месяцев. Пираты не решались вступать в сражения и большей частью сдавались. Только самые отчаянные вышли против Помпея на мысе Коракезион, на западной границе Киликии, но были разбиты. Помпей щадил покорившихся, и они указывали ему разбойничьи притоны в горах, что облегчило его задачу. Пиратство было совершенно уничтожено. Пленные пираты были расселены по малоазиатским городам, многие из которых Помпей основал впервые.

Города Крита отправили к Помпею послов с просьбой принять их под свое покровительство, так как с ними жестоко обращается прибывших для борьбы с пиратами проконсул Метелл. По закону Габиния власть Помпея распространялась и на Крит; но Метелл потребовал, чтобы Помпей не вмешивался в критские дела. Однако Помпей принял критян под свое покровительство. Его легаты Октавий и Корнелий Сизенна открыли с Метеллом войну, которая однако вскоре кончилась примирением. Благодаря быстрому окончанию войны с морскими разбойниками слава Помпея и расположение к нему народа весьма возросли. Народ считал его способным на всякий подвиг.

 

Закон Манилия

Помпей теперь захотел сменить приверженца сенатской партии Лукулла на посту главнокомандующего в шедшей уже войне с Митридатом и Тиграном, и народ одобрял это желание. Лукулл до этого одержал на Востоке славные победы, но потом вследствие мятежа возбуждённых демагогами солдат, потерял все свои завоевания. Римские друзья Помпея, унижали его и выставляли Помпея единственным человеком, который сможет поправить дело.

В начале 66 г. трибун Гай Манилий, подстрекаемый Помпеем, предложил народу закон, по которому Гней Помпей должен был получить место главнокомандующего в войне с Митридатом и Тиграном, с неограниченной властью над войском и флотом на Востоке и с правами наместника во всех восточных областях до самой Армении. Лукуллу, уже почти победившему Митридата, предстояло лишиться заслуженного почета и уступить место Помпею не для войны, а для триумфа. Сенат боялся также, что закон Манилия даст Помпею слишком много власти и сделает его опасным для свободы. Но во время восторженного народного голосования в пользу Помпея никто из сенаторов не решился выступить против, кроме Квинта Катулла и Квинта Гортензия. Закон поддержали такие влиятельные люди, как, Цицерон и Цезарь. Народное собрание одобрило его.

 

Поход Помпея на Восток

Самое страстное желание Помпея было исполнено. Он немедленно двинулся на восток, чтобы пожать там, где посеял Лукулл. Митридат сначала просил мира, но когда ему предложили сдаться безусловно, решил биться до конца. После боёв с Лукуллом у Митридата оставалось только 30 тысяч пехоты и 2 тысячи конницы. Он отступил из своего Понта, чтобы соединиться с Тиграном. Но в Малой Армении, недалеко от Евфрата, Помпей настиг его ночью, в одном проходе и разбил наголову. Митридат потерял все свое войско: 10 тысяч было убито, 10 тысяч попало в плен, остальные разбежались. Сам царь спасся всего с несколькими людьми. Всем своим близким Митридат раздал смертоносный яд, который они должны были принять, чтобы не достаться врагам живыми. Отсюда с 6 тысячами талантов Митридат поспешил в Армению, чтобы купить покровительство Тиграна; но последний дал приказ схватить его, думая, что Митридат помогал восстанию против него. Митридат тогда бежал в Колхиду (Грузию) и перезимовал там в городе Диоскурии.

Помпей вторгся в Армению, куда призвал его сын Тиграна, Тигран Младший, восставший против отца. Царь Тигран, потеряв несколько городов, без войска отправился к Помпею просить мира. Когда Тигран приблизился к римскому лагерю близ Артаксаты, все его спутники разбежались, и он поехал к Помпею один, с высокой тиарой на голове и царской повязкой. В лагере его заставили спешиться и отдать меч. Явившись к Гнею Помпею, царь Тигран, снял с себя диадему, чтобы положить ее к его ногам и преклониться перед ним по азиатскому обычаю. Но Помпей снова возложил на него диадему и повел в палатку, где уже сидел Тигран Младший. Помпей вынес решение в споре отца и сына: Тигран Старший должен был остаться царём, но отдать сыну-наследнику области Софену и Гордиену. Все завоевания вне Армении (Финикию и части Киликии, Галатии и Каппадокии) Тигран должен был уступить Риму и заплатить 6 тысяч талантов контрибуции. Царь был доволен этим решением, но молодой Тигран стал возмущаться и дерзить Помпею. Тогда тот приказал заключить его в оковы и держать до триумфа в Риме.

С частью войска Помпей двинулся от Артаксаты на север и расположился на зимовку у реки Кир (Куры), на юго-восточной границе Кавказа. Соседние кавказцы-албанцы (жители современного Азербайджана) напали на римский зимний лагерь, но были отбиты. Царь иберов, Арток, собирался напасть на Помпея весной, когда тот пойдет через его страну в Колхиду, на Митридата. Но Помпей разбил его и проследовал в Колхиду. Митридат уехал на северный берег Черного моря в основанное им Боспорское царство, где низложил своего сына Маха и принудил его к самоубийству. Идти за Митридатом через Кавказ было трудно и опасно. Помпей вернулся к реке Кир. Он покорил албанцев, заставив их и иберов признать зависимость от Рима.

Завершив борьбу в Понте, Помпей летом 64 г. двинулся в Сирию. Прежнее огромное Сирийское царство Селевкидов давно распалось. Между Евфратом и Средиземным морем теперь господствовали арабские князья и иудеи. Еврейство, освободившееся от власти Селевкидов путём восстания, возглавленного семьёй Маккавеев или Хасмонеев основало независимое царство и добилось немалого могущества. Но распри между двумя главными еврейскими партиями – религиозными благочестивцами-фарисеями и свободомыслящими «эллинистами»-саддукеями вызвали кровавые междоусобия, истощавшие нацию. Фарисеи восстали против царя-саддукея Аристобула, желая доставить престол его слабому брату Гиркану. Помпей прибыв в Иудею, стал на сторону фарисеев и приказал отменить царскую власть и восстановить древнюю власть первосвященника, которым сделался Гиркан. Аристовул покорился, но его фанатические сторонники заперлись в Иерусалимском храме и оборонялись там три месяца. В одну из суббот Помпей взял храм, перебив почти всех его защитников. Иудея перешла под верховную власть Рима. Помпей положил конец беспорядкам по всей Сирии. Он лишил престола последних Селевкидов, и Сирия стала римской провинцией.

Во время похода на набатейскую Петру Помпей получил радостное известие о смерти Митридата, который совершил самоубийство во время восстания своего сына Фарнака. Воцарившись в Боспоре Киммерийском, Фарнак выразил желание быть другом Рима и отослал Помпею труп отца. Помпей приказал похоронить его в царских гробницах Синопа. Так римляне избавились от одного из опаснейших своих противников. Война в Азии окончилась.

Распорядившись судьбами народов и государей Востока, Помпей осенью 62 г. стал готовиться к возвращению с войском в Италию. Пользуясь большим расположеним у народа, он легко бы мог захватить монархическую власть. Ещё до этого сторонник Помпея Метелл Непот был избран в Риме трибуном на 62 год. Он требовал для Помпея консульство и начальство в войне с мятежником Катилиной. Помпей старался удержать за собой военную власть в Италии, и аристократы сената усиленно сопротивлялись этому. Дело дошло в Риме до вооруженных схваток. Метелл был изгнан. Это давало Гнею Помпею достаточный повод для того, чтобы вступить в борьбу с сенатом, но ко всеобщему удивлению, он, вернувшись на Апеннины, распустил свое войско и в начале 61 г. сложил полномочия – у него вновь не хватило смелости открыто пойти против закона. В конце сентября он отпраздновал свой третий триумф без войска. Процессия с захваченными Помпеем в Азии сокровищами шла два дня. На досках были написаны названия покоренных им стран: Понт, Армения, Каппадокия, Пафлагония, Мидия, Колхида, иберы, албанцы, Сирия, Киликия, Месопотамия, Финикия, Палестина, Иудея, Аравия – и морские разбойники. Там же было написано, что он взял 1000 крепостей, 900 городов, 800 кораблей, основал 39 городов, увеличил дань с 50 до 85 млн. драхм и обогатил казну на 20 тысяч талантов. Среди пленников, которых вели в триумфе, были Тигран Младший, Аристобул (бывший царь иудейский), несколько жен и детей Митридата. Сам Гней Помпей ехал на колеснице в одежде Александра Великого, с которым он любил себя сравнивать.

 

Первый триумвират

Но когда он пожелал, чтобы сенат утвердил его распоряжения в Малой Азии, назначил его вторично консулом и согласился на раздачу земель, обещанных Помпеем своим солдатам, олигархи отклонили его требования. Помпей прибег к подкупам, но неудачно. В политике он никогда не обнаруживал больших дарований, и теперь его влияние стало быстро таять. В этот-то момент Помпею предложил союз Гай Юлий Цезарь, энергичный предводитель демократов. Цезарь только что возвратился из Испании, где был наместником, и хлопотал о консульстве на 59 г. Помпей взялся помочь ему в этом, а Цезарь обещал, что, став консулом, он добьется утверждения распоряжений Помпея в Азии и раздачи земель его ветеранам.

Получив консульский сан, Цезарь примирил старых соперников – Гнея Помпея и Марка Красса. Втроём они составили политический союз – первый триумвират в целях господства над Римом. Красс был первым римским богачом. Своё состояние он приобрёл не особенно честными средствами, обогатившись на распродаже имуществ казнённых во времена проскрипций Суллы. Красс любил говорить, что человек ещё не богат, если не может содержать целую армию на проценты со своего капитала. Деньги Красса привязали к нему множество общественных деятелей всех партий. Он тоже лелеял честолюбивые планы. Выше уже говорилось, как прежде Красс содействовал интригам сената против Помпея. Цезарь убедил Помпея и Красса, что, сплотившись втроём, они могли бы забрать все государство в свои руки. Так возник первый триумвират, где поначалу самым влиятельным из трёх членов был Помпей, но самым талантливым всегда оставался Цезарь.

Цезарь, став консулом, исполнил обещание, данное Помпею: выхлопотал утверждение распоряжений Помпея в Азии и аграрный закон в пользу его ветеранов. Помпей вскоре женился на любимой дочери Цезаря, Юлии и до самой ее смерти жил с ней счастливо. По окончании консульства Цезаря триумвиры выхлопотали для него (58 г.) наместничество в провинции Галлия. Старый римский закон запрещал держать войска в самой Италии, и Цезарь в Галлии стал во главе ближайшей к Апеннинам военной силы, что для триумвиров было очень выгодно. При помощи трибуна Клодия триумвират удалил из Рима своих опаснейших противников – Цицерона и Катона. Катону поручили присоединить к республике Кипр, а Цицерон был удален в изгнание за то, что действовал незаконно при подавлении заговора Катилины.

После отъезда Цезаря в Галлию, влияние Помпея в Риме ослабло. Вождь демократов, трибун Клодий, человек дерзкий и бессовестный, вызывал в Риме страшные беспорядки и с вооруженными толпами плебса бесчинствовал на улицах. Он стал нападать на Помпея, бранил его, угрожал разрушить его дом. Оскорбленный Помпей почти удалился от общественной жизни и жил в своей усадьбе Альбанум, где Клодий едва ли не осаждал его. Наглость крайних демократов заставила Помпея хлопотать о возвращении изгнанного Цицерона, врага Клодия. Возвратившийся Цицерон помог Помпею, под предлогом необыкновенной дороговизны, добиться от сената поручения следить за ввозом съестных припасов на пять лет. Помпей хотел иметь в этой должности флот и войско, но по своей неумелости и нерешительности не добился их и вскоре опять оказался в затруднительном положении. Тем временем Цезарь, благодаря своим победам в Галлии приобрел сильное преданное войско, массу сторонников и огромные богатства. Он всё более выдвигался на первое место в триумвирате и при помощи своих связей из Галлии заправлял римскими делами.

Подкупая римских магистратов, Цезарь становился всё сильнее. Когда он в 56 г. стоял на зимних квартирах в Лукке, в Верхней Италии, его там посетило множество знатных римлян, в том числе 200 сенаторов. Туда прибыли и Красс с Помпеем, которые вновь не ладили друг с другом. Цезарь помирил их и подкрепил триумвират. Триумвиры заключили договор, по которому Гней Помпей и Марк Красс должны были на следующий год стать консулами и получить провинции и войско, а Цезарь – продлить срока своего галльского наместничества еще на пять лет.

Когда Помпей и Красс заявили в Риме о своем желании сделаться консулами, все другие соискатели уступили им, кроме Луция Домиция Агенобарба, которого Катон Младший возбуждал бороться за свободу против тирании триумвиров. Но Помпей устроил нападение на Домиция, не допустив его на форум. В этой стычке был ранен Катон. Красс и Помпей были избраны в консулы. Преданный им трибун Гай Требоний представил народу проект закона, по которому консулу Марку Крассу предполагалось предоставить Сирию, а Гнею Помпею – обе испанские. Оба получали полномочия по собственному соображению вести войну и усиливать свои войска. Этот закон был проведён путём насилия. Катона удалили с ораторской трибуны, а трибунов, несогласных с Требонием, заставили замолчать силой оружия. Требоний протащил и закон о продлении на пять лет наместничества Цезаря.

Во время своего консульства Помпей открыл на Марсовом поле большой театр. Роскошно построенный, он вмещал 40 тысяч человек. Представления в нём отличались невиданным размахом: на сцене являлся бесконечный ряд мулов, происходили сражения целых отрядов пехоты и конницы. Затем для народа был устроен большой гладиаторский бой и охота на зверей, в которой было убито 500 львов, 18 слонов, 410 пантер.

Театр Помпея в Риме

Театр, выстроенный Помпеем в Риме ок. 61-55 гг. до Р. Х. Реконструкция

 

Гибель Красса и разрыв Помпея с Цезарем

По окончании консульства Красс уехал в свою Сирию, где, соперничая с лаврами Цезаря, начал войну с парфянами, но был коварно завлечен ими в пустыню, разбит наголову при Каррах и погиб (53 год). Помпей предоставил свою провинцию Испанию в управление своим легатам, а сам остался в Риме, продолжая исполнять поручение по надзору за подвозом туда хлеба. Смерть жены Помпея, дочери Цезаря Юлии летом 54 г. разорвала личную связь между Помпеем и Цезарем. После гибели Красса столкновение между ними сделалось более возможным, так как ни тот ни другой уже не боялся, что противника поддержит третий. Каждый из них стал думать, как сокрушить другого, так как разделение власти было несовместимо с их честолюбием. Помпей снова стал сближаться с сенатской партией, которая ненавидела демократа Цезаря. Помпей намеренно способствовал росту анархии в Риме, чтобы притесняемый плебсом сенат возложил на него диктатуру. В 53 г. римские смуты дошли до того, что выбор консулов был задержан на полгода. В 52 году демократ Клодий был убит шайкой, которую в противовес ему создал сторонник сената Милон. Воспользовавшись этим, Гней Помпей добился своего избрания хотя и не в диктаторы, но в «консулы без коллеги» для восстановления порядка в государстве. Во время этого консульства он провел законы, направленные против Цезаря, у которого уже близился к концу вторичный срок наместничества в Галлии. Помпей запретил лицам, отсутствующим в Риме заочно хлопотать о консульстве. Было также запрещено получать наместничества ранее пяти лет со времени исполнения государственной магистратура. Перед этим Помпей устроил так, что его собственное наместничество в Испании было продолжено еще на пять лет с полномочием усилить испанское войско ещё двумя легионами и брать из казны тысячу талантов в год для раздачи жалованья. Цезарь же теперь уже не мог вновь продлить срок своего пребывания в Галлии и, по своему отсутствию в Риме, не мог сразу после него получить консульскую должность. Цезарь при помощи своих агентов стал противиться принятию закона об отсутствующих лицах. Под давлением цезарианцев Помпей стал колебаться и делать смешные шаги, утверждая даже, будто Цезаря не исключили из этого постановления по забывчивости.

Интриги против Цезаря продолжались. В сенате в 51 г. предлагали отозвать его из Галлии; но это дело было отложено до 1 марта 50 г. В этот день консул Г. Клавдий Марцелл, противник Цезаря, вновь предложил сенату отозвать Цезаря из его провинции. Но трибун Курион, за которого Цезарь уплатил его громадные долги, потребовал, чтобы тогда и Помпей отказался от Испании и своего войска, и этим помешал решить дело. Помпей на словах не противился сложить с себя испанское наместничество, но не раньше, чем согласится уехать из Галлии Цезарь. По совету Помпея, консул Марцелл предложил, чтобы Цезарь и Помпей отдали по одному легиону на войну с парфянами. Сенат принял это предложение, однако Помпей, выполняя его, потребовал у Цезаря свой легион, который он дал ему раньше – и Цезарю пришлось отдать два легиона.

Вскоре в сенате снова поставили вопрос об отозвании Цезаря. Так как Курион настаивал, что и Помпей должен оставить должность вместе с Цезарем, то консул Марцелл в гневе закричал, что не может спокойно слышать такие речи, зная, что Цезарь может двинуть 10 легионов через Альпы и удалить единственного человека, который может выступить против них на защиту отечества. Слух, что Цезарь движется в Италию, получил некоторые подтверждения, и Марцелл вместе с консулами, избранными на следующий (49) год, потребовал от Помпея защитить отечество, набрав себе войска по желанию. Помпей принял это предложение. Курион бежал к Цезарю, который с 5 тысячами пехоты и 300 всадников стоял в Равенне, пограничном с Италией городе своей провинции.

В последние дни декабря 50 года Цезарь послал Куриона в Рим с письмом к сенату, где отклонял взводимые на него обвинения и обещал распустить свое войско, если Помпей сделает то же. Сторонники Цезаря, трибуны Марк Антоний и Кассий Лонгин, едва смогли добиться прочтения этого письма в сенате. Вместо ответа тесть Помпея, Сципион, предложил назначить Цезарю день для роспуска войска, а если он не сделает этого, то объявить его врагом государства. На следующих заседаниях сената Антоний и Кассий стали настаивать на своем, но курию окружили солдаты Помпея, и консул Лентул 6 января 49 г. выгнал двух трибунов из сената. Сенат официально поручил Гнею Помпею защищать республику. Антоний и Кассий, вместе с Курионом и Целием Руфом, бежали к Цезарю, переодевшись рабами.

 

Начало гражданской войны (49 г.)

Цезарь уже решил начать войну, но внешне выказывал миролюбие, чтобы успеть стянуть к себе войска из Галлии и внушить всем мысль, что он вступает в борьбу вынужденно. Когда разрыв стал неизбежным, он быстро перешел в наступление, стараясь ошеломить противника, хотя пока имел при себе лишь один легион. Хотя Цезарь давно освоился с мыслью, что вскоре начнёт гражданскую войну, при переходе реки Рубикон на границе с Италией, он слегка поколебался, но потом, сказав: «Жребий брошен!» – перешел её. Сенат, узнав об этом, бросился к Помпею. Однако тот, в гордой самоуверенности, не позаботился перед тем о необходимых приготовлениях к обороне. Тем, кто советовал ему сделать это, он отвечал: «Стоит мне только топнуть, и из земли явятся отряды пехоты и конницы по всей Италии». Теперь претор Фавоний с горькой насмешкой просил его топнуть ногой, чтобы вызвать обещанные войска. Помпей, не зная, что делать, решил уехать из Рима и приказал членам сената следовать за ним. Всякого, кто останется в столице Помпей повелел считать сторонником Цезаря. Большинство сенаторов присоединилось к нему. Таким образом, Рим был оставлен. Помпей и сенат перебрались в Капую, но не задержались и там. Помпей счёл за лучшее, совсем покинуть Италию и перебраться в восточные провинции, где он пользовался большим почетом и надеялся найти средства для войны. В Италии Цезарь с ужасающей быстротой занимал город за городом. Войско его быстро увеличивалось наборами, перебежчиками и подкреплениями из Галлии.

За 60 дней Цезарь завладел всей Италией. Но у него было мало кораблей, чтобы преследовать Помпея. Пока строили флот, Цезарь отправился в Рим, где успокоил народ обещанием денежных раздач и позаботился о подвозе хлеба. Трибун Метелл запретил ему открыть священную казну, сберегавшуюся на случай крайней нужды и оставленную консулами в Риме. Метелл лично защищал её в дверях храма, надеясь на неприкосновенность трибунского сана. Но Цезарь пригрозил ему смертью, велел выломать двери и взял из казны огромную сумму. В середине апреля он поспешил не на восток, а в Испанию, бывшую провинцию Помпея, где остались с войском легаты последнего. В Испании, при Илерде, Цезарь принудил легатов Афрания и Петрея к сдаче с 5 легионами и многочисленными вспомогательными отрядами.

 

Битва при Фарсале

[Подробнее - см. в отдельной статье Битва при Фарсале.]

Затем, в начале зимы 49-48 гг., Цезарь переправился через Адриатику. На Балканах он поначалу потерпел от Помпея ряд мелких поражений у Диррахия и стал поспешно отходить в Фессалию. Друзья Помпея советовали ему, оставив Цезаря в тылу, двинуться в Италии, снова овладеть всем Западом, а затем нанести врагу решительный удар. Но Помпей полагал, что сможет теперь же закончить войну и не хотел бросать Метелла Сципиона, который, прибыв из Сирии, теперь был отрезан от него войсками Цезаря. Помпей пошёл за Цезарем и 9 августа 48 г., в Фарсальской долине Фессалии произошла решающая битва двух соперников.

Цезарь имел несколько более 22 тысяч пехоты и около тысячи галльских и германских всадников; у Помпея было в два раза с лишком больше войска. Оптиматы в лагере Помпея уже делили между собой консульство и другие магистратуры на следующий год и торопили Помпея дать сражение. Цезарь тоже обрадовался, что теперь его войскам придётся «сражаться с людьми, а не с голодом и лишениями». У Фарсала Помпей лично командовал своим правым крылом – против Антония у цезарианцев. На левом фланге Гней Помпей выставил всю свою конницу, 7 тысяч человек, в числе которых было много знатной молодёжи. Конница должна была рассеять лучший десятый легион Цезаря. Поняв этот замысел, Цезарь незаметно выставил за десятым легионом шесть резервных когорт и приказал бить всадников дротиками в лицо. «Эти нежные и красивые оруженосцы, – сказал он, – слишком заботятся о своих физиономиях, и дрогнут при виде железа, направленного им в глаза».

Солдаты Цезаря, прошедшие огонь и воду боёв в Галлии, спокойно ждали атаки, а большая часть неопытного войска Помпея пребывала в тревоге и беспорядке. Помпей приказал своим солдатам не нападать самим, а дождаться нападения врага. Цезарь потом порицал это его распоряжение, указывая, что быстрое нападение придает солдатам храбрость, оборона от неприятеля уменьшает ее. Цезарь пошёл в атаку, и завязался бой. Вся конница Помпея в сопровождении множества стрелков из лука бросилась на конницу Цезаря. Та в порядке отступила, а всадники Помпея стали окружать пехоту Цезаря на правом крыле. Вдруг шесть скрытых когорт двинулись на эту конницу, направив копья в лица всадникам. Те побежали на высокие холмы. Шесть когорт бросились на левое крыло Помпея, которое уже и так защищалось против десятого легиона. Цезарь кинул на этот фланг подкрепления, и левое крыло Помпея обратилось в дикое бегство. За ним побежали центр и правое крыло Помпея, сражавшиеся до тех пор с переменным успехом.

Битва при Фарсале. План

Битва при Фарсале 48 г. до н. э. План

 

Когда Помпей узнал, что его конница, на сильном натиске которой он основывал весь план битвы, отбита, он поехал к лагерю, куда уже отступала его армия. Как окаменелый, сидел он в своей палатке. В полдень солдаты Цезаря начали штурмовать лагерь. Помпей с немногими спутниками бежал к городу Лариссе, а его лагерь вскоре был взят. Цезарь окружил окопами возвышение, на которое была загнана большая часть рассеянного войска Помпея. К утру осажденные, сдались. Цезарь пишет, что при Фарсале он потерял лишь 230 солдат. По словам других, у него погибло 1200 человек. В армии Помпея пало до 15 тысяч, более 24 тысяч сдалось. Цезарь обошёлся с побеждёнными мягко. Еще в бою он приказывал воинам щадить сограждан, а после него отпустил захваченных сенаторов и всадников, а пленных солдат включил в свои войска.

Помпей бежал к морскому берегу и переночевал там в рыбачьей хижине. На случайно встреченном римском торговом судне он приплыл к острову Лесбос, где находились его жена, Корнелия, и сын. Помпей не решился даже поехать в лесбосский город Митилену, а послал к жене гонца, который пригласил ее к нему на корабль. Корнелия ждала известия о победе мужа, и, узнав об исходе Фарсальской битвы, упала на землю и долго лежала без движения. Придя в себя, она поспешила к мужу, который утешал и ободрял надеждой на счастливый поворот судьбы. От Лесбоса Помпей поплыл к берегу Памфилии, где вокруг него стали собираться солдаты, прибыли и 60 сенаторов. Он ещё мог собрать новое войско для продолжения борьбы. Друзья посоветовали ему отправиться в Египет, где царствовал молодой Птолемей Дионис, отец которого был обязан престолом Помпею. Согласившись, Помпей с женой направился в море.

 

Убийство Помпея

[Подробнее - см. в отдельной статье Смерть Помпея.]

Юный Птолемей вел войну со своей сестрой Клеопатрой. Помпей прибыл к Пелузию и известил Птолемея о своем прибытии. Вместо мальчика-царя Египтом правили камергер Потин, ритор Теодот и полководец Ахилл, которые, посоветовавшись друг с другом, решили убить Помпея. «В этом случае, – сказал Теодот, – будет доставлено удовольствие Цезарю, да и Гнея Помпея нечего уже будет бояться, потому что мертвый не укусит».

Ахилл вместе с Септимием, бывшим прежде у Помпея военным трибуном, центурионом Сальвием и тремя или четырьмя слугами отправился в лодке к стоявшему на якоре кораблю Помпея. Увидев слишком неказистое для встречи судно, спутники Помпея, усомнились и думали уйти вморе, но в это время лодка подъехал. Ахилл приветствовал Помпея и пригласил его в лодку, говоря, что море в этом месте слишком мелко для триремы. В то же время показалось несколько царских трирем, а на берегу появились тяжеловооруженные воины, так что уплывать было уже поздно. Помпей скрыл свое недоверие и простился с плачущей женой. Спускаясь в лодку, он произнес стихи Софокла:

 

Кто переступит через порог тирана,
Тот раб его, хотя бы и свободным пришел.

 

Согласно Плутарху,

 

«это были последние слова, с которыми Помпей обратился к близким, затем он вошел в лодку. Корабль находился на значительном расстоянии от берега, и так как никто из спутников не сказал ему ни единого дружеского слова, то Помпей, посмотрев на Септимия, промолвил: «Если я не ошибаюсь, то узнаю моего старого соратника». Тот кивнул только головой в знак согласия, но ничего не ответил и видом своим не показал дружеского расположения. Затем последовало долгое молчание, в течение которого Помпей читал маленький свиток с написанной им по-гречески речью к Птолемею. Когда Помпей стал приближаться к берегу, Корнелия с друзьями в сильном волнении наблюдала с корабля за тем, что произойдет, и начала уже собираться с духом, видя, что к месту высадки стекается множество придворных, как будто для почетной встречи. Но в тот момент, когда Помпей оперся на руку Филиппа, чтобы легче было подняться, Септимий сзади пронзил его мечом, а затем вытащили свои мечи Сальвий и Ахилла. Помпей обеими руками натянул на лицо тогу, не сказав и не сделав ничего не соответствующего его достоинству; он издал только стон и мужественно принял удары. Помпей скончался пятидесяти девяти лет, назавтра после дня своего рождения.

Спутники Помпея на кораблях, как только увидели убийство, испустили жалобный вопль, слышный даже на берегу. Затем, подняв якоря, они поспешно обратились в бегство, причем сильный ветер помогал беглецам выйти в открытое море. Поэтому египтянам, которые пустились было за ними вслед, пришлось отказаться от своего намерения».

 

Убийцы отрубили Помпею голову, а туловище выбросили на берег. Отпущенник Помпея Филипп, поехавший с ним, обмыл тело морской водой и устроил костер из остатков рыбачьей лодки.

Когда чуть позже в Египет приехал Цезарь, ему принесли голову Помпея. Он отвернулся с болью и ужасом. Ахилла и Потина Цезарь велел казнить; Теодот бежал из Египта и несколько лет спустя был схвачен и казнён Марком Брутом, убийцей Цезаря. Царь Птолемей Дионис погиб в войне с Цезарем.

Гней Помпей был красивый человек, с благородной осанкой. Его серьезное, но не суровое лицо внушало уважение и доверие. Гней Помпей имел много почтенных качеств: среди римских аристократов он выделялся необычной для того времени нравственной чистотой, был умерен, прост и несвоекорыстен. Но это была натура холодная, самолюбивая, ненадежная и склонная к притворству, равнодушная к другим людям.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.