Битва при Илерде (лето 49 г. до Р. Х.) была первым крупным сражением гражданской войны между Цезарем и сенатской партией. Быстро двинувшись от Рубикона в Италию, Цезарь благодаря неожиданности за считанные недели завладел Апеннинским полуостровом. Но враги Гая Юлия, не успев воспротивиться ему в Италии, собрали большие силы как к востоку, так и к западу от неё. На Балканах формировал крупную армию глава сторонников сената, Гней Помпей. В Испании распоряжались войсками три его легата: на реке Ибер (Эбро) стояли Марк Петрей и Луций Афраний с пятью легионами, а в Южной Испании квартировали ещё два легиона под командованием третьего легата, знаменитого учёного Марка Теренция Варрона.

Помпей ещё не закончил сборы войска. Ждать его нападения на Италию пока не приходилось, и Цезарь решил со своей обычной быстротой обезопасить своей тыл нейтрализацией испанских армий. Оставив в Италии Марка Антония и Марка Эмилия Лепида, отослав Куриона и Азиния Поллиона в Сицилию против Катона Младшего, Цезарь двинулся на Пиренеи. Децима Брута и Гая Требония с тремя легионами он оставил вести осаду греческой колонии Массилии, верной сенату и Помпею. А сам ещё с шестью легионами и конницей устремился к Пиренейскому хребту, овладел его проходами и пришел к Илерде (Лериде), близ которой на правом берегу Сикора (Сегре), одного из притоков Эбро, расположились укрепленным станом Петрей и Афраний.

Их позиция, находившаяся на гряде холмов, несколько выше города Илерды по реке, была сильна, и они имели большой запас провианта. Войска Цезаря перешли по двум непрочным деревянным мостам Сикор, заняли низменный полуостров, образуемый слиянием этой горной речки с другою речкою Цингой, и уже имели несколько стычек с противниками, когда пришел туда сам Цезарь (июнь 49 г.). Он тотчас же сделал попытку овладеть холмом, находившимся между Илердой и неприятельским станом, чтоб отрезать неприятеля от города и от подвоза провианта, который шел через каменный мост, находившийся на Сикоре у города. Но приступ был отбит, и Цезарь был вынужден отступить в прежнюю позицию между двумя речками. Таяние снегов в горах подняло очень высоко воду этих речек; стремительным течением их были сорваны деревянные мосты и отрезаны все сообщения Цезаря с Испанией и с Галлией. Войско его, запертое у Илерды на очень небольшом пространстве, скоро стало страдать от недостатка провианта, появились болезни. Воинами овладело уныние; перед их глазами Афраний разбил и загнал в горы шедший к ним из Галлии отряд с обозом провианта, простиравшийся вместе с другими присоединившимися к нему отрядами до 6000 человек.

Юлий Цезарь

Прижизненный бюст Юлия Цезаря

 

В Риме надежды враждебных Цезарю оптиматов ожили. Все сношения Цезаря с Италией были прерваны. Но Афраний не отважился воспользоваться трудным положением неприятеля; он, по словам историка Диона, лучше умел танцевать, чем командовать войсками. Он держал себя вяло, надеясь на то, что запертое между разлившимися речками войско Цезаря погибнет от голода и болезней. Но Цезарь нашел средство выйди из отчаянного положения. Он велел делать деревянные рамы лодок, оплетать их прутьями и обтягивать воловьими шкурами, как делали свои лодки кельты-британцы. Положив эти лодки на телеги, он привез их ночью к Сикору; часть войска переправилась на них через реку. Воины Цезаря начали строить мост с обоих берегов, и в два дня он был построен. Сообщение войска с Галлией восстановилось; посланные оттуда большие обозы с провиантом пришли в стан у Илерды, голод прекратился. Цезарь тотчас же воспользовался своим улучшившимся положением и удачными действиями изгладил впечатления, произведенные прежними известиями, ободрявшими его врагов. Бежавшие в горы от Афрания пришли в его стан. Конница Цезаря была сильнее неприятельской. Он посылал ее в разъезды по левому берегу Сикора, она перехватывала обозы, шедшие к неприятелю. Города, находившиеся между Эбро и Пиренеями – Оска, Тарракон, Дертоза, и другие – заключили договоры с Цезарем, стали присылать к его войску у Илерды продовольствие. Скоро примеру их последовали и некоторые города более отдаленных местностей. Легионы Помпея получали мало подвоза продовольствия; надо было опасаться, что он совершенно прекратится. Афраний и Петрей решили покинуть опасную позицию, велели наскоро построить лодочный мост через Ибер (Эбро) у Октогезы. Они хотели, уклонившись от битвы, перейти на южный берег Ибера, соединиться с Варроном. Имея там изобильное продовольствие; защищенные Ибером от неожиданных нападений, они надеялись легко удержаться до зимы и полагали, что войско Цезаря, оставаясь на севере от Ибера в горной местности, разоренной войною, скоро начнет страдать от голода.

Легионы Помпея вышли из своего стана в полночь, перешли по мосту у Илерды на левый берег Сикора и уже приближались к горам северного берега Эбро. За ними гналась только конница Цезаря; остановить их она не могла; дошедши до гор, они продолжали бы путь к Эбро совершенно спокойно, и переход через реку оставался свободен. Но они были утомлены ночным походом от Илерды и непрерывными нападениями неприятельской конницы. Поэтому они решили дать себе отдых на равнине, а небольшое расстояние, отделявшее их от гор, где найдут они безопасность, перейти следующим утром. Пехота Цезаря, увидев, что неприятель начал отступать от Илерды, потребовала, чтобы он вел ее через реку, хотя вода была по плечо человеку. Таким образом, когда войско Помпея остановилось на отдых, за ним уже гналась пехота Цезаря; в конце вечера и ночью она настигла его и стала станом против его стана. Продолжать отступление без битвы было невозможно.

Следующий день войска простояли, наблюдая друг за другом. Ночью войско Помпея хотело уйти тайком, но Цезарь внимательно следил за ним, и это не удалось. На третий день Цезарь, найдя проводника, хорошо знавшего местность, отважным движением по горам занял высоты, владычествовавшие над путем к Эбро, и отрезал неприятеля от этой реки. Воины его шумно требовали битвы, и при выгодности его положения она без сомнения была бы решена в его пользу. Но он воспротивился их желанию: по человеколюбию, он не хотел проливать кровь граждан без неизбежной необходимости. Чтобы не быть отрезанным от воды и подвоза провианта, помпеянцы защитили окопами дорогу к ним из Илерды. Между воинами обоих готовившихся к битве станов начались дружеские сношения, знакомые и друзья здоровались. Вскоре сблизились центурионы, военные трибуны; стали разговаривать о примирении. Помпеянцы ставили условием его пощаду своим начальникам. Цезарь охотно обещал ее и остался тверд в своем миролюбии даже тогда, когда Петрей с испанцами и рабами напал на цезарианцев, которые вели переговоры и велел убить тех из них, кого захватил в плен. Помпеянцы стали терпеть голод: Петрей и Афраний решили возвратиться в Илерду, где еще находилось много провианта. Арьергард составляла легкая, а иногда и тяжелая пехота, конница же совершенно упала духом от постоянных поражений, так что пришлось поставить ее в середине войска. Отступление было очень тяжело, потому что цезарианцы производили непрерывные нападения; по недостатку пищи надобно было резать обозный скот. Цезарь очень деятельно вел окопы, и скоро помпеянцы увидели себя в опасности быть совершенно запертыми; они пытались тайно уйти через Сикор, но зоркость Цезаря расстроила эту попытку.

Крупной битвы так и не состоялось. Помпеянцы принуждены были сдаться у Илерды на капитуляцию (2 августа 49 г.). Это решение было облегчено им кротостью и великодушием Цезаря. Он обещал свободу всем, не только простым воинам, но и начальникам, оставил им все имущество, даже возвратил то, что было захвачено в добычу его воинами, которым дал вознаграждение за возвращаемые вещи. Цезарь не принуждал никого из ветеранов поступать на службу к нему; испанцев он распустил тотчас же, после того, как войско у Илерды положило оружие, а италийцев отпустил в Нарбонскую Галлию. Они возвратились на родину с рассказами о его победах и его великодушии. Афраний, Петрей и свита их уехали к Помпею.

Капитуляциею северного войска у Илерды была решена и судьба южной Испании. Варрон со своими двумя легионами хотел идти в Гадес (Кадис), где были собраны у него корабли, провиант, награбленные деньги и другие сокровища. Но после битвы при Илерде один город за другим покорялся Цезарю. Один из легионов Варрона на глазах у него самого ушел в покорившийся Цезарю город Гиспалис (Севилью), Италика заперла перед ним ворота; Наконец, даже Гадес выгнал стоявший в нем гарнизон. Варрон вынужден был заключить мир с победителем. Цезарь назначил правителем Южной Испании Квинта Кассия Лонгина и через Гадес и Нарбон поехал к войску, осаждавшему Массилию.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.