Начало гражданской войны Цезаря

Перед началом гражданской войны Цезаря с сенатом и Помпеем выяснилась огромная разница между двумя готовившимися к борьбе партиями. На стороне Помпея и сената господствовали страсти и гордость партии; каждый хотел повелевать и руководить другими. Главнокомандующий, избирая второстепенных начальников, вынужден был обращать внимание не на способности, а на знатность; каждое приказание его подвергалось пересудам и в самых счастливых случаях исполнялось медленно: к довершению зла, эта партия не сделала никаких приготовлений к войне. На стороне Юлия Цезаря, напротив, управляла воля одного человека, которому никто не противоречил, и все было приготовлено к решительному удару; припасы для гражданской войны были собраны заранее, тогда как приверженцы Помпея должны были выжимать их у жителей Италии. Единственное преимущество противников Цезаря состояло в том, что они имели в своей власти государственную казну, флот и все провинции государства, кроме Галлии и Верхней Италии. Но зато все революционные элементы эпохи были на стороне Цезаря. Кроме того, он обладал еще преимуществом личной храбрости и командовал хорошо обученным войском, тогда как враги его должны были вновь набирать и учить своих солдат. Помпей немедленно стал вербовать войска во всей Италии и насилием брать у жителей деньги, съестные припасы и оружие, не щадя даже сокровищ храмов. Набор войска и укрепление различных местностей Италии были поручены некоторым сенаторам. Между ними находился и Цицерон, незадолго перед тем возвратившийся из своего наместничества и напрасно старавшийся помешать началу гражданской войны. Подобно большинству тогдашних второстепенных начальников, Цицерон был решительно неспособен занимать должность военачальника или даже советника в военном совете.

Юлий Цезарь

Прижизненный бюст Юлия Цезаря

 

Переход Рубикона Цезарем

Стоявший на границе Галлии и Италии Цезарь имел под руками в Равенне только один легион. Но, приняв в расчет, что большая часть остальных его войск спешила форсированными маршами в Верхнюю Италию, он не задумался опередить своих противников и немедленно начать борьбу. Риторические историки, желая придать интерес своему рассказу о начале этой, второй для Рима гражданской войны, украсили множеством поэтических преданий вступление Цезаря в Италию. По их рассказам, подойдя со своим легионом к Рубикону, – пограничной реке своего наместничества, Цезарь впал в глубокую задумчивость и сказал своим спутникам: «нам еще есть время возвратиться; но один шаг далее, и начнётся междоусобие». Спустя несколько минут, он пришел в себя и со знаменитыми словами «жребий брошен» переправился через реку (49 г. до Р. Х.). Сам Цезарь, оставивший нам историю второй гражданской войны, а также многие другие историки древности, не говорят ни слова об этом факте. Весь рассказ противоречит самому себе. Цезарь задолго обдумывал свои предприятия. Притом, зная его характер, нельзя, кажется, предположить, чтобы в решительную минуту начатия войны он своим раздумьем захотел приводить войско в унынии.

 

Цезарь занимает Италию

Цезарь встречал повсюду самый торжественный прием и, гоня пред собою войска противников, неудержимо стремился к Риму. Известие о вступлении его в Италию распространило ужас и замешательство между его противниками, в особенности когда первый, посланный против него, отряд перешел на его сторону. Все пришло в смятение: между предводителями партии господствовали нерешительность и отчаяние; вновь набранные войска разбежались. Знатные римляне, незадолго перед тем ожидавшие всего от Помпея, не думая о повиновении, сами с насмешками повелевали главнокомандующим. Аристократическая партия убедилась, что не в состоянии защищать Италию от приближавшихся войск Цезаря, и потому решилась, оставив полуостров, перенести гражданскую войну в Грецию. Аристократам хотелось сделать это как можно скорее, пока они еще владели флотом и провинциями всего Востока, Африкою и Испаниею, и таким образом в случае нужды могли напасть на Италию с моря. Цезарь старался помешать намерению своих противников и поспешил к Брундизиуму, где Помпей, с войском, садился на корабли. Но он пришел слишком поздно. Помпей, убедившись в невозможности переправить свои войска за один раз, успел укрепить город, и через это доставил себе возможность переправить в Грецию отдельные части своего войска, прежде чем Цезарь, не имевший ни одного корабля, начал правильную осаду города. Надменные представители аристократической партии упрекали Помпея, на которого смотрели как на простое орудие своей партии, в том, что он не решился сразиться с Цезарем. Но мог ли Помпей с немногочисленными и ненадежными войсками, остававшимися еще в Брундизиуме, устоять против шести легионов Цезаря? Упрек аристократов служит доказательством тягостного положения человека, который стоит за интересы людей, умеющих только говорить и советовать, а не действовать.

 

Гражданская война в Испании. Битва при Илерде

В два первых месяца гражданской войны Цезарь овладел всем полуостровом. Убедившись в невозможности удержать Сицилию и Сардинию после потери Италии, аристократы оставили и эти острова, а победитель прежде похода на Балканы решил отправиться в Испанию, где Помпей расположил сильную армию из старых войск. Цезарь весьма основательно хотел прежде всего обезопасить Италию со стороны Испании. Ему нужно было, по собственным его словам, сначала победить войско без главнокомандующего; после чего уже легко было победить главнокомандующего без войска. Перед походом в Испанию, он отправился в Рим, где сделал наскоро некоторые необходимые распоряжения и овладел государственной кассой, в поспешности забытою Помпеем. Тотчас по своем прибытии, Цезарь созвал народ и остатки сената, успокоил граждан своею кротостью и не коснулся ни одного из правительственных учреждений. Благоразумный Цезарь оказал пощаду и снисхождение даже явным своим врагам. Некоторые, как, например, трибун Луций Цецилий Метелл, хотели отказать ему в его требованиях, на которые он не имел другого права, кроме права оружия, и которые уже по этому одному нужно было исполнить. Метелл не хотел допустить, чтобы Цезарь овладел государственною казною, и когда старания его не имели успеха, он стал пред дверьми казнохранилища, с намерением защищать его своею грудью. Цезарь приказал оттолкнуть его, но не наказал за упорство. Все прославляли кротость Цезаря, но вскоре после удаления из Рима он показал своим поступком с городом Массилией (Марселем), что кротость его была делом одного расчета, и что он мог быть в гражданской войне строгим и даже жестоким, если ему покажется это нужным. Когда на пути в Испанию он приблизился к Массилии, граждане этого города заперли перед ним свои ворота, желая оставаться нейтральными до решения спора между соперниками. Но Цезарь, которому нужна была их гавань и корабли, осадил город, оставив пред ним часть своего войска, и когда массилийцы, после долгой и упорной защиты, принуждены были сдаться, жестоко наказал их. В Испании он должен был вести трудную войну, и только с большими усилиями удалось ему победить легионы Помпея в битве при Илерде (49 г. до Р. Х.) и покорить страну.

Битва при Илерде

Местоположения битв при Илерде (49 г. до Р. Х.) и Мунде (45 г. до Р. Х.)

 

Гражданская война на Балканах. Битва при Фарсале

Успешно окончив гражданскую войну на Пиренеях, Цезарь возвратился в Рим и провозгласил себя диктатором, чтобы иметь право издать некоторые нужные для себя законы. Он позволил возвратиться всем изгнанникам, за исключением Милона; даровал жителям Верхней Италии права римского гражданства и привел в порядок законодательство о долгах, постановив после добровольной оценки продавать заложенные имения и вычитать уплаченные проценты из капитала долга. Он долгое время не решался принять на себя сан диктатора, ненавистный для всех и напоминавший собою Суллу, который первый возвел диктатуру на степень неограниченной царской власти. Через одиннадцать дней он отказался от диктатуры, провозгласив себя и одного из своих приверженцев консулами и вскоре после того посадил свое войско на корабли в Брундизиуме с намерением продолжить гражданскую войну в на Балканах.

Пока Цезарь покорял Италию, Сицилию, Сардинию, Массилию и Испанию, устраивал дела в Риме и под предводительством Куриона отправил войско в Африку, его противники, действуя очень медленно, успели только выгнать из Далмации Публия Корнелия Долабеллу, намеревавшегося занять эту страну от имени Цезаря, и взяли в плен другого неприятельского полководца, спешившего к нему на помощь. Цезарь беспрепятственно высадился на восточный берег Адриатического моря, овладел большею частью Эпира и, в ожидании прибытия остальных войск из Брундизиума, укрепился близ города Диррахия, занятого войсками Помпея. Долгое время не получая ожидаемых подкреплений, Цезарь в бурную ночь сел в лодку и отправился к Брундизиуму, и когда кормчий хотел возвратиться по случаю бури, Гай Юлий сказал ему замечательные слова: «Не бойся! Ты везешь Цезаря и его счастье!», Но он все-таки должен был возвратиться, не доплыв до Брундизиума. Через несколько времени прибыли наконец с нетерпением ожидаемые им войска. Расположившись лагерем против неприятельского войска, Цезарь старался совершенно окружить его своими окопами. Но Помпей обнаружил здесь всю опытность старого полководца, побеждая хитрость хитростью, и оказался столь же искусным в выборе и перемене своих позиций, как и его противник. Он дал Цезарю у Диррахия семь сражений, кончившихся большею частью в его пользу. Видя невозможность держаться близ морского берега, вследствие недостатка съестных припасов и того, что его враги имели превосходство на море, Цезарь поспешно отступил от своего противника и, следуя по трудным дорогам, прибыл в Фессалию. Помпей сделал при этом важную ошибку, решив преследовать Цезаря вместо того, чтобы воспользоваться своим флотом из пятисот кораблей и переправиться в Италию.

Битва при Диррахии (48 г. до н. э.)

Битва при Диррахии (48 г. до н. э.)

Автор изображения - Homoatrox

 

Даже в Фессалии, где близ города Фарсала расположились лагерем оба войска (летом 48 г. до Р. Х.), Помпей старательно избегал сражения, находя для себя более выгодным медлить окончательной развязкой. Цезарю же нужно было воспользоваться первым случаем решить дело. Но Помпей, окруженный двумястами сенаторов, представлявших в Фессалии римский сенат, не мог исполнить своих намерений. В его лагере было множество знатных вельмож, которые соскучились по Риму, будучи принуждены в лагере подчинять свою волю и свое мнение распоряжениям одного лица. В своей надменности гордые аристократы были так уверены в победе, что уже заранее обсуждали, как будут действовать по окончании гражданской войны, и налагали на своих неприятелей проскрипции с отнятием имуществ. Следствием их неблагоразумия был не только проигрыш сражения при Фарсале, но и гибель республики. Легионам Цезаря, которых он во время продолжительной войны успел прекрасно обучить и одушевить истинно воинским духом, Помпей противопоставить войско из неопытных новобранцев. Можно ли было сомневаться в исходе битвы? Какую пользу могла оказать приверженцам Помпея многочисленность их войска, вдвое превышавшая войска Цезаря? Помпей потерпел при Фарсале полное поражение, и если верить собственным показаниям Цезаря, то редко решительная битва выигрывалась с такою незначительною потерей. Цезарь лишился только двухсот тридцати человек, тогда как на стороне его противников было убито несколько тысяч; весь лагерь, двадцать четыре тысячи пленных попали в руки победителя. Солдаты, оставшиеся в живых и не взятые при Фарсале в плен, рассеялись в разные стороны. Помпей бежал и счастливо достиг берега. Цезарь не обесчестил своей победы мщением; вполне полагаясь на свое войско и свою личную храбрость, он мог без вреда для себя щадить своих врагов по гражданской войне.

Битва при Фарсале

Битва при Фарсале

 

Гибель Помпея

Помпей, в самом начале битвы потеряв голову, был не рассудительнее и впоследствии. Он удалился на свой флот, все еще владычествовавший на море, и отправился в Африку, где подчиненные ему начальники, в соединении с нумидийским царем Юбой, собрали значительное войско. Хотя незадолго пред тем умер главный адмирал флота Помпея Марк Кальпурний Бибул, но корабли его все-таки успешно бились с флотом Цезаря и нанесли ему несколько значительных поражений. Впрочем, морские силы Помпея состояли большею частью из египетских, афинских и греческих кораблей, которые после битвы при Фарсале почти все возвратились на родину. Помпей отправился в Азию, обитатели которой, само собой разумеется, вовсе не были расположены жертвовать для него собою. Тесть его, Метелл Сцицион, в бытность проконсулом Сирии, поступал очень жестоко с жителями провинции, а большинство малоазиатских владетелей были слишком много должны Помпею и радовались всякому случаю избавиться от долгов. Очень хорошо зная это, Цезарь счел за лучшее настигнуть Помпея в Малой Азии. Еще во время пребывания Помпея на Кипре, родосцы отказались принять его друзей, а сирийские города, под страхом смертной казни, запретили являться к себе всем его приверженцам. Таким образом, он должен был изменить свой план и, к несчастью, вздумал обратиться в Египет. Но и там преследовал его Цезарь, скоро увидевший, что противнику не следует давать времени собрать новое войско и что гражданская война с жалкими остатками римской аристократии может быть совершенно окончена, как только он возьмет в плен или умертвит её главу и руководителя.

В Египте царствовал в то время тринадцатилетний Птолемей XII Дионис, под опекою трех хитрых царедворцев, искусно употреблявших в свою пользу знание и образованность своего времени. Когда Помпей вышел на берег, прося убежища, эти три царедворца: Теодот, Ахилл и Потин, поступили с ним согласно с древним правилом восточной политики, по которому считалось, что победителю, желающему овладеть троном, нельзя ничем услужить более, как умерщвлением противника. Под видом дружеского приема, они решились заманить к себе Помпея и умертвить его. Ахилл, в сопровождении нескольких военачальников на небольшой лодке отправился к кораблю Помпея, чтобы взять его с собою, уверяя, что по мелководью кораблям нельзя приблизиться к берегу. Помпей не обратил внимания на предостережения своих друзей и спутников и с четырьмя из своих людей сел в лодку; но едва она подошла к берегу, как Ахилл со своими приближенными напал на Помпея и убил его на глазах его супруги, находившейся на корабле. О помощи нельзя было и думать; даже телом его нельзя было овладеть, потому что стоявший вблизи военный египетский флот принудил корабль Помпея к поспешному бегству. Египетские министры отрезали у убитого голову, желая представить ее Цезарю, а туловище было похоронено на морском берегу одним из отпущенников Помпея. Через несколько дней прибыл в Египет Цезарь, и Ахилл поднес ему голову Помпея, но победитель с негодованием отвернулся от ужасного зрелища и со слезами дал пред убитым обещание отмстить его убийцам. Так повествуют о смерти Помпея некоторые писатели древности, и нужно быть в высшей степени несправедливым к Цезарю, чтобы вместе с английским историком Фергюсоном сомневаться в истине этого рассказа. Как ни мало чувствительности было у Цезаря, но мы не имеем никаких оснований отрицать того, что воспоминание о прежней дружбе его с Помпеем и мысль о непостоянстве человеческого величия могли извлечь у победителя слезы истинной скорби при виде бледной головы врага.

 

Клеопатра и Цезарь

Цезарь, преследуя Помпея, отправился из Фессалии к Геллеспонту, а оттуда, чрез Родос, в Египет. Легкость, с какою он побеждал в гражданской войне, яснее всего показывает нам, как мало энергии и единства имели партия и могущество Помпея. Едва Цезарь появился на Геллеспонте, как приверженец Помпея, Гай Кассий Лонгин, сдал победителю вверенные ему семьдесят кораблей, и вся Малая Азия покорилась Цезарю тотчас по высадке нескольких легионов в Вифинии. Уменьшив подати, платимые жителями Азин, и сделав наскоро некоторые необходимые распоряжения, Цезарь поспешил в Египет. Здесь он показал хитрым и вероломным правителям, как сильно ошибались они в его характере. Явившись в Египет господином и повелителем, он принял сторону сестры царя, Клеопатры, которая лишена была должного участия в правлении людьми, овладевшими молодым царем, и приказал умертвить Потина, сделавшего покушение на его жизнь. Клеопатра, бывшая тогда в цвете лет и известная не столько своею красотою, сколько своею обаятельною прелестью, усвоила себе все тонкости восточного кокетства и потому имела огромную власть над таким сластолюбцем, как Цезарь. Расположив его к себе, она выпросила у него должность соправительницы царя. Ахилл, командовавший египетским войском, начал тогда с Цезарем войну, подробно описанную нам одним из римских военачальников, Гирцием. Казалось, что Цезаря, имевшего при себе в то время лишь несколько тысяч солдат, легко было победить. Действительно, эта так называемая александрийская война задержала Цезаря в Египте на девять месяцев (октябрь 48 - июль 47 г. до Р. Х.), но он все-таки окончил дело прежде, чем пришли к нему подкрепления из Азии, и разбил наголову египетское войско. Молодой царь, Ахилл и прочие участники в убийстве Помпея, за исключением Теодота, пали в битве. Цезарь, объявив Клеопатру правительницей страны, оставил часть своих войск в Египте.

Цезарь и Клеопатра

Цезарь и Клеопатра. Художник Ж. Л. Жером, 1866

 

«Пришёл, увидел, победил»

До возвращения своего в Рим Цезарь совершил еще поездку в Малую Азию, куда призывали его успешные предприятия Фарнака, сына и убийцы Митридата Великого. За год перед тем Фарнак выступил из своего босфорского царства, чтобы, пользуясь междоусобною войною, покорить земли, бывшие подвластными его отцу. Он завладел Каппадокией, Армениею и Понтом и победил наместника Цезаря в Вифинии. Цезарь, несмотря на то, что торопился в Рим, чувствовал вместе с тем необходимость стать самому во главе войска, выгнать Фарнака из Малой Азии и опять оттеснить его в Босфор. Только таким образом он мог, подобно Помпею после победы его над Митридатом, явиться в Азии неограниченным повелителем всего римского государства. Цезарь окончил все предприятие с необыкновенною быстротою: разобрал во время своего похода в Понт споры азиатских владетелей и городов; разбив Фарнака, принудил его к поспешному бегству в Босфор и окончил все в столь непродолжительное время, что имел полное право донести сенату об этой войне в трех вошедших впоследствии в пословицу словах: veni, vidi, vici (пришел, увидел, победил).

 

Антоний и Долабелла в Риме

Между тем в Риме, куда Цезарь возвратился в декабре 47 г. до Р. Х., происходило страшное волнение. Тотчас после битвы при Фарсале Цезарь был избран на всю жизнь в народные трибуны, на пять лет в консулы и на один год в диктаторы. Так как город нуждался в военном правителе, то Цезарь послал тогда, в качестве своего наместника или magister equitum, Марка Антония, начальствовавшего в битве при Фарсале отрядом его войска. Антоний был человек очень способный, но не отличался твердостью правил и строгою нравственностью, и по своему распутству и склонности к насилию считался одним из самых развратных и порочных людей своего времени. Он открыто предавался в Риме разврату, возмущая всю Италию своими неприличными оргиями и безрассудными злодействами. Вместе с ним государственными делами управлял именем Цезаря столь же безнравственный народный трибун, Публий Корнелий Долабелла, не имевший решительно никаких талантов. Оба правителя были в неоплатных долгах, и Долабелла решился воспользоваться тогдашним положением дел, чтобы избавиться от своих кредиторов насилием. Он предложил объявить всеобщее погашение долгов, и когда один из его товарищей и весь сенат воспротивились этому предложению, дело дошло до страшных сцен. Партии бились между собою на улицах и в народном собрании, кровь лилась рекою, как некогда во время Сатурнина и Сульпиция Руфа, и не одна сотня граждан лишилась при этом жизни. Антоний ввел в город войско и принял повелительный тон, но вовсе не для того, чтобы, как говорил он, прекратить беспорядки, а для осуществления своего собственного плана. Гражданские смуты продолжались до самого прибытия Цезаря, который встретил в городе полную готовность исполнить все его требования. Боязливый сенат предложил ему венец, статуи, право объявлять войну и мир и другие почести и преимущества, но Цезарь прежде всего постарался удовлетворить своих друзей различными знаками милости и добыть средства к предстоявшему походу в Африку. Он нашел их в добровольных, по-видимому, пожертвованиях богатых граждан и в конфискации имений своих противников. Своим любимцам он подарил деньги и доставил им почетные места, не обращая внимания на требуемые законом возраст, постепенность должностей и число вакантных мест.

 

Гражданская война в Африке. Битва при Тапсе

При первой же возможности Цезарь с частью своих войск отплыл продолжать гражданскую войну в Африке. Курион, посланный им туда против приверженцев Помпея и союзника их нумидийского царя Юбы, был разбит ими наголову. После фарсальской битвы остатки войск Помпея удалились большею частью в Африку, а два сына Помпея, Гней и Секст, собирали новый флот. Главнокомандующим их африканского войска был Метелл Сципион, а отдельными отрядами командовали: Катон Младший, Лабиен, Афраний и некоторые другие. Царь Юба соединился также с врагами Цезаря и отдал в их распоряжение все свои войска. Итак, численностью войск Цезарь никак не мог равняться со своими противниками, но у последних не доставало людей, способных руководить гражданской войной, хотя их полководцы были бы очень хороши в качестве подчиненных начальников. При появлении Цезаря они старались мало-помалу обессилить его войско партизанскими рейдами, и в продолжение семи месяцев африканского похода Цезарь несколько раз попадался в очень опасное положение, но всегда умел выходить из него. Наконец ему удалось, при городе Тапсе, принудить неприятеля к решительной битве (46 г. до Р. Х.). Цезарь занял близ этого города такую позицию, что противникам его нужно было или пожертвовать ему городом, где находился значительный гарнизон, или дать сражение. Они избрали последнее, и Цезарь нанес им такое же поражение, как при Фарсале, взял приступом их лагерь и одною победою лишил их возможности дальнейшего сопротивления. Только незначительная часть их войска спаслась в Испанию. Метелл, Юба и другие вожди сами лишили себя жизни. Их примеру последовал и Катон Младший, благороднейший человек из всей аристократической партии, всю свою жизнь с необыкновенным бескорыстием и деятельностью заботившийся о сохранении древних республиканских нравов и свободных учреждений.

 

Новая гражданская война в Испании. Битва при Мунде

Победа над приверженцами Помпея в Африке еще не окончила собой гражданской войны. Остатки разбитой партии собрались в Испании, и там снова началась война, которая была гораздо опаснее всех предыдущих. Многие испанские города, выведенные из терпения жестокими наместниками Цезаря, возмутились во время африканской войны и получили поддержку от партии Помпея. Даже большая часть испанской армии Цезаря отказалась повиноваться и из страха наказания перешла на сторону его противников. Самые храбрые начальники и лучшие солдаты войска, уничтоженного в битве при Тапсе, отправились в Испанию, провозгласив своим начальником Секста Помпея. Цезарь, видя, что положение дел в Испании требует его личного присутствия, поспешил выехать из Рима, куда за четыре месяца пред тем возвратился из Африки. Счастье не оставило его и в этом походе. После нескольких незначительных сражений, Цезарь дал неприятелю решительное сражение при Мунде и одержал над ним блистательную победу (в марте 45 г. до Р. Х.). Битва была очень упорна: против Цезаря сражался цвет испанской нации и лучшие солдаты Рима, люди, искавшие спасения в отчаянном бою. Первая атака Цезаря была отбита – и он, как некогда Сулла при Орхомене, должен был для поправления дела подвергнуть опасности свою собственную жизнь. Соскочив с лошади, он бросился с открытою головою, чтоб быть узнанным, в ряды отступавших ветеранов, и с мечом в руках снова повел их на неприятеля, сказав солдатам: «неужели вы хотите выдать вашего полководца какому-то мальчишке?» Ему удалось поддержать падающее мужество своих солдат, но все-таки он проиграл бы сражение, если его противники спокойно выдержали атаку нумидийской конницы на их лагерь и не расстроили боевого порядка, желая спасти обоз. Несмотря на свое мужество, приверженцы Помпея потерпели страшное поражение; число убитых простиралось до тридцати трех тысяч; Гней Помпей пал во время бегства. Его брат, Секст, не принимавший в битве участия, нашел убежище во внутренних областях Испании, собрал остатки побежденной партии и позднее, после смерти Цезаря, опять сформировал значительную армию. Но до смерти Цезаря гражданская война окончилась.

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.