Орловы, графский род

– графский род, происходящий от Владимира Лукьяновича Орлова, губного старосты Бежецкого верха в 1613 г. Правнук его Григорий Иванович (ум. в 1746 г.) был под конец жизни новгородским губернатором. Его сыновья — Иван, Григорий, Алексей, Федор и Владимир.

Григорий Григорьевич — граф, князь Римской империи (1734—1783) — воспитывался в шляхетском кадетском корпусе; военную службу начал в Семилетнюю войну, был ранен при Цорндорфе. Служа в СПб. в артиллерии, он стал центром и вождем недовольных Петром III. В перевороте 28 июня 1762 г. Орлов сыграл видную роль и стал любимцем императрицы: был возведен в графское достоинство и назначен генерал-адьютантом, генерал-директором инженеров, генерал-аншефом и генерал-фельдцейхмейстером; носились слухи о браке его с Екатериной II. Влияние его возросло еще больше после открытия заговора Хитрово, покушавшегося на жизнь всех Орловых. Выдающимся деятелем Орлов не был, но, обладая умом чутким к вопросам дня и добрым сердцем, он был полезным советником императрицы и участником всех наиболее симпатичных начинаний первого периода ее царствования. Едва заговорили при дворе об улучшении быта крестьян, Орлов является во главе движения, основывает, вместе с другими, патриотическое, потом экономическое и, наконец, вольное экономическое общество, принимает на себя первоначальные расходы по обществу и председательство в нем, во время которого предлагает задачу на премию: "полезно ли даровать собственность крестьянам". Заступником крестьян является Орлов и в комиссии 1767 г. Он один из первых высказал мысль об освобождении греков от турецкого владычества. В 1771 г. он был послан в Москву "с полною мочью" для прекращения чумы. Удачное исполнение этого поручения императрица увековечила золотой медалью, на лицевой стороне которой изображен портрет Орлова, а на другой – Курций, бросающийся в пропасть, с надписью: "И Россия таковых сынов имеет", и сооружением в Царском Селе триумфальных ворот с надписью: "Орловым от беды избавлена Москва". Вскоре по возвращении из Москвы Орлов был отправлен первым полномочным послом на фокшанский конгресс, но ввиду упорства турецкого уполномоченного Османа-эфенди, только затягивавшего переговоры, самовольно в 1772 г. вернулся в Петербург. Здесь милостями императрицы пользовался уже Васильчиков, и влиянию Орлова наступил конец. После возвышения Г. А. Потемкина (1774) Орлов, утративший всякое значение при дворе, уехал за границу, женившись на двоюродной сестре своей Зиновьевой, и вернулся в Москву лишь за несколько месяцев до смерти, страдая умопомешательством с самого дня смерти жены (1781). Орлов отличался любовью к физике и естественным наукам и покровительствовал Ломоносову и Фонвизину. По словам Екатерины "Г. Г. Орлов был génie, силен, храбр, решителен, mais doux comme un mouton il avait le coeur d'une poule" ("Дневник" Храповицкого, СПб., 1874). M. M. Щербатов, не любивший Орлова, отдает, однако, справедливость его доброте. Потомства он не оставил. Биографию его см. в сборнике А. П. Барсукова: "Рассказы из русской истории XVIII в." (СПб., 1885).

Брат его, гр. Алексей Григорьевич — генерал-аншеф (1737—1808). Известный атлетическим сложением и ловкостью, Орлов сыграл в 1762 г. не менее выдающуюся роль, чем его брат Григорий; он отвез Петра III в Ропшу. В 1770 г. назначен главнокомандующим флота, посланного против Турции; под Чесмою истребил турецкий флот и тем открыл путь к завоеванию Архипелага. О-ва Тенедос, Лемнос, Митилена, Парос и др. были покорены в самое короткое время; многие корабли египетские, тунисские и др., спешившие на помощь туркам, были захвачены русскими. В 1774 г. Орлов был награжден титулом Чесменский; в том же году он вышел в отставку и поселился в Москве. Соединением пород арабской и фрисландской он образовал славящуюся до сих пор породу орловских рысаков, а арабской и английской — верховую породу. Любимыми забавами его были народные гулянья, цыганское пение и кулачный бой. В 1806—1807 гг. командовал земской милицией пятой области, снаряженной почти исключительно на его средства. По словам Гельбига, Орлов оставил 5 млн. р. и 30 т. крестьян. Об участии его в судьбе кн. Таракановой — см. это слово. Ср. "Сподвижники Екатерины II" ("Русская Старина", 1873, 8); "Памятники новой русской истории" (1871, т. I); А. Петров, "Война России с Турцией" (т. V); Ушаков, "Жизнь гр. Орлова" (СПб., 1811), Коптев, "Столетний юбилей в честь гр. Орлова-Чесменского, в память основания им пород лошадей верховой и рысистой в 1775 г." (М., 1876). — Дочь его, графиня Анна Алексеевна (1785—1848), после смерти отца, воспитанная в роскоши и фрейлина двора, отправилась в паломничество по монастырям и вскоре, под влиянием иеромонаха Амфилохия, епископа Иннокентия и особенно архимандрита Юрьева монастыря Фотия, отказалась от светской жизни, поселилась в Юрьевском монастыре и из свох обширных средств благотворила монастырям, преимущественно Юрьевскому. Об ее отношениях к Фотию (см.) много говорилось в печати. Жизнь добровольной затворницы, не принимавшей пострижения, описана Н. Елагиным (СПб., 1853).

– Граф Федор Григорьевич Орлов (1741—1796) участвовал в Семилетней войне; в 1762 г., вместе с братьями, был главным участником переворота, после чего назначен обер-прокурором сената. В турецкую войну, находясь в эскадре адмирала Спиридова, отличился при взятии крепости Короны; под Чесмою один из первых прорвал линию турецкого флота; при о-ве Гидра обратил в бегство 18 турецких судов. Все эти подвиги Орлова увековечены Екатериной II поставкой в Царском Селе колонны в 5 саж. вышины, украшенной корабельными носами. С 1775 г. был в отставке. Женат не был, но имел пять "воспитанников", которым Екатерина II в 1796 г. даровала потомственное дворянство и фамилию Орловых (см. ниже).

— Гр. Bладимир Григорьевич Орлов (1743—1831). Получил образование в лейпцигском унив. Назначенный директором академии наук, он вел оживленные сношения с учеными и писателями, устраивал научные экспедиции (Палласа), много заботился о русских молодых людях, обучавшихся за границей, принимал меры к распространению в переводах произведений классических писателей, предпринял вместе с другими труд составления словаря русского языка, но не мог настоять на том, чтобы академические протоколы писались на русском яз.; так как он не знал латинского яз., то они составлялись на нем. яз. Сопровождал императрицу в ее путешествии по Волге, о котором оставил записки и во время которого перевел одну главу Мармонтелева "Велизария". В 1775 г. оставил службу и жил в своем подмосковном имении. В биографии его, составленной гр. В. Орловым-Давыдовым (СПб., 1878), помещена его переписка и дневники путешествий его в Киев и за границу. Гр. Владимир имел одного бездетного сына, сенатора Григория Владимировича (1777—1826), жившего большей частью в Париже. Он написал: "Memoires historiques, politiques et littéraires sur le royaume de Napless" (1819—25), "Essat sur l'histoire de la musique en Italie" (1822), "Essai sur l'histoire de la peinture en Italie" (1823), "Voyage dans une partie de la France" (1824), "Fables de Kryloff" (1825) и др. Одна из дочерей гр. Владимира Григорьевича Орлова была замужем за Петром Львовичем Давыдовым; сын последней, Владимир Петрович Давыдов (1809—82), получил в 1856 г. титул и фамилию графа Орлова и стал именоваться Орловым-Давыдовым. Род гр. Орловых внесен в V часть родословной книги Московской губернии (Гербовник, I, 23 и 24).

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.