Денис Иванович Фонвизин, знаменитый русский писатель, яркий представитель литературной эпохи Екатерины II, родился 3 апреля 1745 года в Москве. Он происходил из старинного немецкого дворянского рода, который при Иване Грозном выехал из Лифляндии (барон Петр фон Висин; фамилия эта писалась еще в середине XIX в. раздельно: фон Визин, и лишь позже установилось слитное написание). До 10-летнего возраста Фонвизин воспитывался дома. Отец его, человек хотя и не слишком образованный, сам обучал своих восьмерых детей. По учреждении в Москве университета Фонвизин-отец отдал в открытую при нем дворянскую гимназию двух старших сыновей, Дениса и Павла. В гимназии Денис был на прекрасном счету; он неоднократно получал награды, дважды выступал на публичных актах с речами на русском и немецком языках. В 1758 г. молодой Фонвизин в числе лучших учеников был отвезен в Петербург для представления покровителю университета, И. И. Шувалову, и императрице Елизавете. Великолепие двора и, в особенности, театральные представления произвели на мальчика ошеломляющее впечатление. В 1759 г. Фонвизин был «произведен в студенты», а через 3 года, 17-ти лет от роду, закончил свое университетское образование.

Университет в это время только еще устраивался, и на первых порах в его организации было много недостатков, однако Фонвизин, как и его товарищи, вынес из него и культурные интересы и достаточные знания как в науках, так и в иностранных языках. В эти годы начала творческой биографии Фонвизина Московский университет был наиболее заметным центром литературной жизни в России. Под руководством одного из университетских чиновников, М. М. Хераскова, с 1760 г. начал издаваться журнал «Полезное Увеселение», объединивший на своих страницах всех почти молодых писателей того времени, связанных к тому же единством литературной школы: все они были более или менее последовательными учениками Сумарокова. Литературное движение охватило и студенчество; многие из учащихся университета пробовали свои силы в переводах, печатавшихся потом в «Полезном Увеселении». Фонвизин был среди них; в журнале Хераскова был помещен его перевод нравоучительной повести «Правосудный Юпитер». Одновременно Фонвизин по предложению университетского книгопродавца Вевера, прослышавшего о даровитом студенте, перевел с немецкого языка книгу басен датского писателя Гольберга; перевод был тогда же напечатан (1761). В следующем году (1762) Фонвизин энергично сотрудничал в научно-популярном журнале своего учителя, профессора Рейхеля («Собрание лучших сочинений») – он поместил в нем 5 переводных статей. В то же время он переводил «Метаморфозы» Овидия (не напечатано) и 1 том обширного политико-нравоучительного романа Террасона «Геройская добродетель и жизнь Сифа, царя Египетского» (1762 г., последующие 3 тома печатались до 1768 г.; перевод был сделан с немецкого языка). Тогда же Фонвизин впервые попробовал свои творческие силы на поприще поэзии; он перевел стихами трагедию Вольтера «Альзира». Впрочем, он сам остался недоволен своим переводом и не отдал его ни на сцену, ни в печать.

Денис Иванович Фонвизин

Денис Иванович Фонвизин

 

Кончая университет, Фонвизин оказался сержантом гвардии Семеновского полка, на службе в котором он, по обычаю того времени, числился еще с 1754 г., т. е. с 9-летнего возраста. Военная служба не могла заинтересовать его, и при первой возможности, воспользовавшись приездом двора и правительства в конце 1762 г. в Москву, он устроился в коллегию иностранных дел переводчиком с окладом по 800 р. в год, и тогда же был отправлен с почетным поручением в Шверин. В 1763 г. вместе с двором Фонвизин переехал в Петербург, а уже в октябре того же года перешел на службу к «кабинет министру» у принятия адресованных императрице челобитных, И. П. Елагину, получившему потом (с 1766 г.) в свое ведение и управление театрами. Быстрые шаги Фонвизина на служебном поприще объясняются в значительной мере его литературными успехами и светскими талантами. С самого раннего детства начала проявляться в его характере необыкновенная  живость. С годами в нем развилась та способность видеть все вещи с их смешной стороны, тяга к острословию и иронии, которая не оставляла его до конца биографии. Его эпиграммы, остроумные и злые замечания о людях ходили в обществе. Этим он нажил себе много приятелей, но и немало врагов. Среди последних был секретарь Елагина, небезызвестный драматург В. И. Лукин, вражда с которым делала службу Фонвизина очень трудной.

В Петербурге литературное творчество Фонвизина продолжилось. Он перевел в 1763 г. роман Бартелеми «Любовь Кариты и Полидора», продолжал переводить «Сифа». В это время он сошелся с кружком молодых людей, увлеченных доктринами французских философов-просветителей и проповедовавших атеизм. Фонвизин отдал дань этому увлечению; следы религиозного скептицизма остались в написанной в эту эпоху сатире  («Послание к слугам»; может быть, к этому же времени относится басня «Лисица-Казнодей» и некоторые другие стихотворные пьесы, дошедшие до нас в отрывках). Впрочем, довольно скоро Фонвизин отрекся от сомнений и вновь стал религиозным человеком, каким был в отцовском доме и университете. В 1764 г. Фонвизин поставил на сцену свою стихотворную переделку комедии Грессе «Сидней», озаглавленную им «Корион». Это был образец «склонения на наши нравы», т. е. вольного перевода с перенесением действия в Россию и соответственным изменением бытовых деталей, имен и т. д. Таков был рецепт для писания комедий у группы Елагина, в которую входили Фонвизин и Лукин. «Корион» имел сомнительный успех; противники системы переделок были недовольны им.

Спасаясь от столкновений с Лукиным в более или менее продолжительных отпусках в Москву, Фонвизин в одну из таких поездок закончил своего знаменитого «Бригадира». По возвращении его в Петербург (1766) комедия сделалась известной в обществе; автор, мастерски читавший ее, был приглашен прочесть ее императрице, а затем в целом ряде вельможных домов. Успех был небывалый. «Бригадир» был поставлен на сцену и в течение долгого времени не сходил с нее. Фонвизин сразу сделался одним из корифеев литературы; его превозносили похвалами, сравнивали с Мольером. Пожиная лавры на поприще драматургии, Фонвизин не оставил и других родов литературного творчества. В 1766 г. он издал свой перевод трактата Куайе «Торгующее дворянство, противопоставленное дворянству военному» (с прибавлением Юсти; пер. с нем.), в котором доказывалось, что государство и само дворянское сословие заинтересованы в том, чтобы дворяне занимались торговлей. В 1769 г. вышел его перевод сентиментальной повести Арно «Сидней и Силли» и перевод обширного произведения Битобе «Иосиф» (2 тома).

В том же 1769 г. Фонвизин, недовольный медлительностью своей карьеры и охладевший к Елагину, перешел на службу в коллегию иностранных дел к Н. И. Панину, при котором состоял до самой смерти последнего. На этой службе Фонвизин выдвинулся. Он усиленно работал, вел переписку с русскими посланниками в Западной Европе, помогал Н. И. Панину во всех его начинаниях. Усердие Фонвизина было вознаграждено; когда в 1773 г. Панин получил при женитьбе своего воспитанника, великого князя Павла Петровича, 9000 душ, он подарил из них 1180 душ (в Витебской губ.) Фонвизину. В следующем году Фонвизин женился на вдове Е. И. Хлоповой (рожд. Роговиковой), принесшей ему значительное приданое.

В 1777 г. Фонвизин уехал для поправления здоровья жены во Францию; оттуда он писал обширные письма сестре своей Ф. И. Аргамаковой и брату своего начальника, П. И. Панину; он подробно описывал свое путешествие, нравы и обычаи французов. В остроумных и ярких набросках он изображал разлагающееся общество предреволюционной Франции. Он верно чувствовал приближение грозы и видел безумие, охватившее страну перед катастрофой; кроме того, многое ему не нравилось потому, что он не хотел и не мог отказаться при оценке чуждой ему культуры от своих, российских, помещичьих понятий. К своим письмам Фонвизин относился как к настоящему литературному труду; это видно хотя бы из того, что он вводил в них многие замечания, заимствованные у французских и немецких публицистов и географов.

В 1770-годах Фонвизин писал и печатал немного («Каллисфен», «Та-Гио или Великая Наука», «Слово на выздоровление Павла Петровича» 1771 г., «Слово похвальное Марку Аврелию» 1777 г.). Но с начала 1780-х годов у него вновь начинается подъем творческой энергии. Все произведения этого этапа его биографии представляются плодом глубоких размышлений на темы политические, моральные, и педагогические. Еще в «Похвальном слове Марку Аврелию» Тома, переведенном Фонвизиным, и в некоторых других его произведениях более ранней эпохи виден его интерес к вопросам государственного устройства и политики. Затем, по поручению Н. И. Панина и, без сомнения, под его руководством, Фонвизин составляет проект реформ, необходимых для процветания России. В этом проекте говорится и об освобождении крестьян, об ограничении самодержавия и т. д. За границей Фонвизин изучает не только философию, но и юридические науки: государственный строй и законодательство Франции. В 1782 г. в «Собеседнике Любителей Российского Слова» появляются его «Вопросы», в которых он смело указывает на недостатки государственной и придворной жизни России; вместе с «Вопросами» были напечатаны ответы на них императрицы Екатерины, которая была настолько недовольна дерзостью Фонвизина, что ему пришлось печатно извиняться перед нею. В том же журнале была помещена «Челобитная Российской Минерве от Российских писателей», статья, в которой Фонвизин протестует против пренебрежительного отношения к занятиям литературой; сам он считал, что писательство это один из полезных и возвышенных способов служить отечеству и человечеству. К этому же периоду биографии Фонвизина относятся: «Опыт Российского Сословника», отрывок словаря синонимов, в котором к заимствованиям из словаря французских синонимов Жирара присоединены оригинальные сатирические выпады, «Поучение, говоренное в Духов день иереем Василием» и, наконец «Недоросль».

Герои Недоросля Фонвизина

Герои «Недоросля» Фонвизина

 

Если в «Бригадире» Фонвизин дал лишь галерею комических типов и ряд сатирических выпадов, не комментированных при помощи отвлеченных рассуждений и не окрашенных тенденцией, то в «Недоросле» перед нами законченный цикл идей как излагаемых отдельными персонажами, так и явствующих из самого действия. Пагубность невежества, проистекающее отсюда злоупотребление крепостным правом, моральный и умственный упадок дворянства, – составляют главные идейные стержни комедии. Фонвизин требует от дворянина прежде всего сознательности, трудолюбия и преданности идее чести, которую он считает основой благосостояния общества. В области педагогии он, согласно западным учениям того времени, утверждает первенство морального воспитания перед сообщением конкретных знаний, полагая, что ученый злодей опасен не менее невежды. Развитие своих взглядов Фонвизин подкрепляет яркой сатирой на быт провинциального дворянства; достается попутно и двору с его интригами, ложью, подхалимством и тому подобным. «Недоросль» был поставлен в 1782 г. в Петербурге в бенефис И. А. Дмитревского, игравшего Стародума. Успех был полный, потрясающий; Фонвизин был на верху славы. Несмотря на сопротивление московской цензуры, он добился постановки комедии и на московском театре, и с тех пор она не сходила со сцены в течение многих десятилетий и до сих пор пользуется репутацией лучшей русской комедии XVIII столетия.

Это был последний творческий успех Фонвизина. В 1783 г. умер Н. И. Панин, и Фонвизин немедленно вышел в отставку с чином статского советника и пенсией по 3000 р. в год. В 1784 – 1785 гг. он путешествовал по Западной Европе; много времени он провел в Италии, где закупал, между прочим, предметы искусства для заведенного им в России вместе с купцом Клостерманом торгового дома; так Фонвизин практически осуществлял идею «торгующего дворянства». Из-за границы Фонвизин снова писал длинные литературные письма сестре. По возвращении в Россию Фонвизина поразил паралич, лишивший его употребления левых руки и ноги и отчасти языка. Последующие годы – это годы угасания. Фонвизин видел в своей болезни наказание за грехи и заблуждения молодости и путешествовал в поисках исцеления. Продолжать литературное творчество ему не удавалось. В 1788 г. он подготовил ряд сатирических статей для предположенного к изданию журнала «Стародум или друг честных людей», но цензура запретила приступить к изданию; по-видимому, «Вопросы», проект реформ, а быть может, и некоторые места «Недоросля» не были забыты правительством; даже мысль Фонвизина перевести Тацита встретила неодобрение власти. Незадолго перед смертью Фонвизин написал небольшую комедию «Выбор гувернера» и начал писать автобиографию «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях». Он умер 1 декабря 1792 г.

Блестящий талант, большой ум и широкая начитанность дают нам право считать Фонвизина одним из выдающихся людей екатерининской эпохи. И в частной жизни он был острословом, насмешником. Щеголь, любитель живописи, поэзии, театра, а также и хорошего стола, в молодости стремившийся изо всех сил к чиновной карьере, под старость занявшийся спасением души, хитрый, но честный человек, он был характерным представителем русской дворянской интеллигенции того времени.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.