если вам нужны КРАТКИЕ сведения по этой теме, прочтите статью Война с вандалами – кратко

Византия и вандалы в начале VI века

Со времени заключения невыгодного мирного договора с вандалами при императоре Зиноне Византийская империя отказалась от всяких притязаний на области латинского языка и культуры по всей западной части северного побережья Африки. Константинопольский двор состоял в дипломатических сношениях с утвердившимися в Карфагене вандальскими королями, признавая их суверенные права над землями, некогда принадлежавшими Риму. Арианское исповедание христианства, которому оставались верны вандалы, полагало неодолимую преграду для сближения завоевателей с туземным «римским» населением, а те преследования православных, которые начались еще при основателе вандальского могущества, Гензерихе, и продолжались при его преемниках, поддерживали раздражение туземцев против завоевателей. Византийский двор старался путем дипломатических сношений оказывать содействие туземцам в их духовных нуждах, гонимые за веру находили приют в Константинополе. Возникновение арианского остготского царства Теодориха Великого в Италии усилило положение вандалов. При вандальском царе Тразамунде дружественные отношения обоих германских государств были скреплены брачным союзом. Тразамунд после смерти первой жены, от которой он не имел потомства, женился на Амалафриде, сестре Теодориха. Теодорих отдал в вено сестре крепость Лилибей на западной оконечности Сицилии и предоставил ей для личной охраны тысячу оруженосцев, при которых состояло пять тысяч воинов.

Но время геройских подвигов Гензериха отошло в прошлое, и воинский дух вандалов пал под влиянием роскоши. По свидетельству историка Прокопия, который участвовал в вандальской войне с Велизарием, никакой другой народ не имел такого пристрастия к роскоши, как вандалы. Они наряжались в шелк и золото, жили в роскошных виллах, усвоили пристрастие к играм и всяким зрелищам. Падение воинского духа у вандалов было замечено в Константинополе, как и настроение туземцев.

После смерти Тразамунда (523 г.) старшинство в династии вандальских царей перешло к Гильдериху. Немедленно по вступлении на царство Гильдерих отменил все действовавшие раньше ограничения в правах для православных и лишил арианскую церковь её господствующего положения, объявив свободу исповедания всех течений христианской веры. Добрые отношения с остготами были резко нарушены. Амалафриду и её готов обвинили в каком-то заговоре против вандалов. Готы были перебиты, Амалафрида умерла в заточении, и остготский двор снес эту обиду.

Гильдерих, выросший вдали от военного дела, не был популярен в среде своих соплеменников, и этим воспользовался Гелимер, внук Гензона, старшего сына Гензериха. Он являлся старшим в роде после Гильдериха и предупредил наследование по закону военной революцией. Повод к тому дали внешние обстоятельства. Поднялись мавры, и опасность была на всех границах. Гильдерих поручил начальство над военными силами Гелимеру. Отразив нашествие, Гелимер заключил с маврами союз и пошел вместе с ними на Карфаген. Гильдерих был низложен и заточен вместе с женой и дочерьми, и на царство вступил Гелимер (530 г.). Новый царь отправил посольство в Константинополь с извещением ο совершившемся перевороте; но император Юстиниан с позором изгнал послов и требовал от Гелимера, чтобы он немедленно восстановил на царстве терпимого к православию Гильдериха. В ответ на это Гелимер перевел Гильдериха в более отдаленное место заточения. На новое требование императора отослать к нему Гильдериха с семейством Гелимер ответил, что он законный царь по избранию своего народа, низложившего Гильдериха за его злоумышления против вандалов.

Император Юстиниан

Император Юстиниан со свитой. Византийская мозаика

 

Юстиниан решил начать войну, но главным препятствием к осуществлению этого решения была война с персами на восточной границе империи. Попытки добиться заключения мира с шахом Кавадом были безуспешны. В среде ближайших к особе императора сановников мысль ο войне с вандалами не встречала сочувствия. Слишком хорошо были памятны те громадные расходы, которые поглотила несчастная экспедиция против вандалов Василиска при императоре Льве. Префект претория и оба комита финансов представляли веские возражения, и Юстиниан поколебался в своем настроении. Но идея войны с еретиками-арианами была популярна в народе, и враждебные чувства к вандалам были распространены по всему востоку. 532 год начался страшным бунтом константинопольского населения (восстание Ника), и тревоги настоящего не могли не отвлечь мыслей императора от решенного им великого предприятия. Но к концу этого года удалось заключить мир с новым персидским шахом Хосроем, и Юстиниан мог приступить к выполнению своего замысла.

Обстоятельства слагались чрезвычайно благоприятно для Юстиниана. В восточной области вандальского царства, в провинции Триполитане, один местный знатный человек, по имени Пуденций, организовал заговор с целью отложиться от вандалов и просил императора ο поддержке. Немедленно был отправлен в Триполис отряд войск под начальством Таттимута, и Триполитана была воссоединена с империей. Одновременно с отпадением от вандалов этой удаленной области, на острове Сардинии поднял мятежное движение гот Года. Гелимер предоставил ему начальство на острове с обязательством доставлять подати, взимаемые с населения. Года задумал создать себе самостоятельное царство и обратился с просьбой ο помощи к императору. В Сардинию был отправлен византийский полководец Кирилл с отрядом войска в 400 человек Восстание в Триполисе и узурпация Годы в Сардинии совпали по времени. Ввиду важности острова, откуда получался строевой лес для кораблей, Гелимер решил сначала справиться с Годой и послал туда своего брата Цазона с флотом в 120 кораблей и пятью тысячами войска. Направляясь в Сардинию, Кирилл узнал, что там находится Цазон и изменил курс своего плавания.

 

Высадка Велизария в Африке

Главное командование в войне с вандалами Юстиниан предоставил знаменитому военачальнику Велизарию. Его транспортный флот состоял из 500 судов водоизмещением от 3 до 50 тысяч медимнов хлеба. Гребцов на судах было 20 тысяч человек. Они были набраны из Египта, берегов Ионии и Киликии. Военных кораблей типа дромонов было 92, и гребцы на них, числом 2 тысячи, были набраны в самом Константинополе. Общая численность подготовленной к вандальской войне армии была 10 тысяч пехоты и 5 тысяч конницы. Состав армии был обычный по тому времени: регулярные полки составляли только часть армии, которую пополняли федераты («союзники» Византии) и варвары-наемники. Под федератами разумелись теперь не исключительно германцы, поселившиеся в империи, а вольные дружины из людей, сделавших военное звание своим промыслом и специальностью. Большинство федератов было из Фракии. В составе союзников были германцы-герулы, в числе 400 человек, с царем Фарой, гунны Балас и Синнион с своими дружинами, числом до 600 человек. Адмиралом флота был опытный в морском деле человек, александриец Калоним.

22 июня 533 эскадра Велизария отплыла к берегам вандальской Африки. Сделав в пути остановки на Пелопоннесе, острове Закинфе и на Сицилии, пройдя мимо острова Мелиты (Мальты), флот пристал в гавани Капут-Вада (Рас Кабудия) на африканском берегу в пяти днях по сухому пути от Карфагена. Высадка совершилась вполне благополучно. Ближайший город на побережье к северу, Силлект, охотно принял имперский гарнизон. Велизарий отправил гонца к царю Гелимеру с письмом от императора, в котором он писал, что предпринимаемая им война не является нарушением договора, заключенного при императоре Зиноне, так как она направлена лично против Гелимера, нарушившего установленный Гензерихом закон ο престолонаследии.

В то время, когда имперский флот достиг африканского берега, Гелимер находился в городе Гермионе в провинции Бизацене. Получив известие ο высадке имперских войск на территорию Африки, он послал в Карфаген приказ своему брату Аммате казнить Гильдериха и близких ему людей, что и было исполнено. Велизарий двинулся на север по побережью. Его путь лежал на города Малый Лептис и Гадрумет. Велизарий выслал передовой отряд из 300 отборных всадников под начальством армянина Иоанна и гуннов. Флот получил приказание двигаться параллельно берегу и, не доходя до Карфагена, занять ближайшую гавань. Армия дошла до города Грасса в 350 стадиях (около 70 верст) от Карфагена. Во время остановки в Грассе разведчики Велизария столкнулись со сторожевыми постами Гелимера.

 

Битва при Дециме

Гелимер стянул в Гермиону большие силы вандалов и назначил здесь сборный пункт для мавров. Но мавров было мало, так как эти ненадежные союзники отпали от вандалов по слуху ο приближении имперских войск. Осведомленный ο движении армии Велизария Гелимер имел в виду окружить наступавшего противника в холмистой местности неподалеку от Карфагена, носившей название Децим (Ad Decimum – к югу от нынешнего Тунисского озера). Сюда должны были сойтись войска изКарфагена под начальством Амматы, с запада отряд в две тысячи человек под командой племянника царя, Гибамунда, а с юга сам Гелимер с главными силами. Движения трех армий не были согласованы, и это погубило дело вандалов. Велизарий подошел к Дециму и разбил свой лагерь в 35 стадиях (7 верст) от поселения этого имени. Оставив пехоту в лагере, он двинулся вперед с конницей. Вандалы знали только конный строй и не имели пехоты в своем ополчении.

Гунны имперской армии наткнулись в своем движении на отряд Гибамунда в две тысячи человек, когда он подходил к Дециму, разбили его и рассеяли. Войска Амматы растянулись по дороге из Карфагена на далеком протяжении и подходили группами по 20 – 30 человек. Иоанн со своей отборной конницей наткнулся на Аммату и тот немедленно принял битву. Уложив своим мечом 12 человек, он, после этого подвига личной храбрости, пал в бою, и его свита бросилась бежать в Карфаген, распространяя панику на встречные отряды, которые также поворачивали назад. Иоанн бросился преследовать убегавших вандалов, доскакал со своими людьми до самых стен Карфагена и усеял дорогу трупами. Велизарий, ничего не зная об этих успехах своих передовых отрядов, подвигался вперед. Его передовые всадники были даже обращены в бегство одним из отрядов Гелимера. Эти беглецы едва не увлекли к отступлению более крупные силы, но Велизарию удалось прекратить панику и навести среди воинов порядок, после чего он возобновил движение вперёд. Между тем Гелимер вместо того, чтобы заняться подготовкой своих сил к встрече с врагом, признав труп Амматы, предался скорби и занялся его погребением. Воспользовавшись этим, Велизарий сделал атаку. Вандалы не устояли, началось бегство, и лишь наступление вечерней темноты прекратило преследование (13 сентября). Вандалы направились на запад и сделали центром своего расположения город Буллу-Регию, в четырех днях пути от столицы вандалов, Карфагена.

Вандальская война

Вандальская война Юстиниана I, 533-534. Карта

Автор изображения - Cplakidas

 

Вступление Велизария в Карфаген

На следующий день войска подошли к Карфагену. Прежде чем вступить в город, Велизарий отдал строгий приказ по армии, чтобы солдаты не позволяли себе в Карфагене бесчинств и грабежей. Население встретило его с ликованием. Небольшому числу вандалов, оставшихся в городе, Велизарий дал ручательство личной безопасности. Солдаты в полном порядке и с соблюдением спокойствия были распределены на постой по частным домам городскими властями и не причиняли никаких обид населению. Однако византийский адмирал Калоним, после получения вести об успехе Велизария, пошел на своем корабле в порт Мандракий и ограбил купцов, как местных, так и чужеземных, корабли которых стояли и этой гавани.

Первой заботой Велизария по вступлении в город было укрепление стен Карфагена. В сознании своей безопасности от нападения извне, вандалы не ремонтировали стен своей столицы, и они обветшали, а во многих местах развалились. Плохое состояние стен было причиной того, что Гелимер не остался в Карфагене в ожидании войны. Велизарий привел оборонительные средства Карфагена в блестящее состояние, и когда затем Гелимер уже как пленник вступил в Карфаген, он удивился, как смог Велизарий в такое короткое время исполнить такие большие работы, и относил причину всех бедствий, постигших вандалов, к своему нерадению.

Брат Гелимера, Цазон, исполнил в Сардинии возложенное на него поручение и справился с Годой. Когда Цазон узнал из письма Гелимера ο несчастном исходе первого сражения, он немедленно вернулся в Африку и, высадившись на пограничии между Нумидией и Мавританией, прошёл со своими войсками в Буллу-Регию. Тем временем вожди и цари мавров стали отправлять к Велизарию посольства для восстановления старых отношений с империей, по стародавним обычаям прося от ромейского монарха утверждения в своём сане. Велизарий от имени Юстиниана давал им такую инвеституру и делал им щедрые денежные подарки. На помощь ему мавры не выступали, но не поддерживали в войне и вандалов, выжидая исхода событий.

 

Битва при Трикамаре

Стянув все силы вандалов на стоянки близ города Булла-Регия, Гелимер подвинулся ближе к Карфагену и центром своих позиций сделал город Трикамар, в 140 стадиях, (около 30 верст) от Карфагена. Отряды вандалов подходили к стенам Карфагена, испортили водопровод и отрезали Велизарию пути сообщения состраной. Агенты Гелимера старались вызвать измену как среди ариан армии Велизария, так и местных людей. Они завязали сношения с гуннами и переманивали их на службу к вандалам.

В середине декабря 533 Велизарий вначале выслал из города всю конницу, оставив при себе только 500 всадников, и поручил главное командование армянину Иоанну, опытному и храброму вождю. На следующий день он выступил и сам с пехотой и конным отрядом. Иоанн вскоре оказался в непосредственной близости к лагерю вандалов близ Трикамара. Позиции врагов были разделены рекой, протекавшей по долине. Иоанн перешел через реку и сделал атаку. Разгорелась жаркая сеча. Цазон пал в бою, и счастье битвы стало склоняться на сторону войск Велизария. Вандалы бежали в свой лагерь, оставив на поле битвы 800 павших воинов. Римляне потеряли только 50 товарищей. Велизарий спехотой подошел только к вечеру и немедленно двинул все свои силы на приступ лагеря. Гелимер, считая дело проигранным, оставил своих и бежал с небольшой свитой. Войска Велизария ворвались в лагерь, началось убийство и грабеж. В лагере оказались огромные суммы денег, доставшиеся победителям. Велизарий затем повел войска на побережье и вступил в город Гиппон (Нирро Regius). Вандалы, и в числе их значительные лица, искали убежища в церквах города. Велизарий давал всем ручательство личной безопасности и отсылал их в Карфаген. В городской гавани был захвачен корабль с сокровищами Гелимера. В Гиппоне было получено известие ο месте, куда скрылся Гелимер. То была крепость на крутой горе Папуа в земле дружественного маврского царя. Велизарий послал Фару с его герулами и приказал ему обложить крепость и держать ее в осаде.

Возвратившись в Карфаген после битвы при Трикамаре, Велизарий начал принимать меры к подчинению вандальского царства власти императора. Ему вскоре покорились принадлежавшие ранее вандалам Сардиния, Корсика, приморский город Цезарея в Мавритании, крепость Септем на Геракловых столбах и Балеарские острова. Велизарий хотел занять Лилибей в Сицилии, но готы предупредили имперский отряд и не пустили его в крепость.

 

Гелимер сдаётся в плен

Фара обложил крепость на горе Папуа и отрезал все пути сообщения. В течение некоторого времени Гелимер стойко оборонялся, но затем известил Фару, что готов сдаться, если ему будет обеспечена личная безопасность. Взаимные клятвы обеспечили безопасность Гелимера и его людей, и они были препровождены в Карфаген (в марте 534 года). При встрече с Велизарием Гелимер поразил всех присутствовавших тем, что вместо всяких слов приветствия громко рассмеялся. Спутники объяснили, что царь после всех постигших его бедствий знает только одно отношение ко всем человеческим делам и считает их достойными только горького смеха.

 

Возвращение Велизария в Константинополь

Велизарий считал теперь вандальскую войну оконченной. Снарядив флот он, посадил на суда оставшихся в живых членов дома Гильдериха, пленного царя Гелимера и пять тысяч сдавшихся вандалов и, погрузив богатую добычу, доставшуюся ему от этой войны, отплыл в Константинополь. Своим преемником в командовании армией он назначил своего доместика Соломона. Велизарий вступил в византийскую столицу с триумфом на староримский лад, ведя с собой пленных и везя добычу. К Гелимеру Юстиниан отнёсся милостиво и даже хотел предоставить ему титул патриция, но так как тот был тверд в своем арианском исповедании, назначение не состоялось. Гелимер получил поместья в Вифинии и там дожил свои дни. Привезенные Велизарием военнопленные вандалы составили пять полков, которые были включены в имперскую армию и размещены в пограничных укреплениях Сирии. По старой традиции Велизарий был удостоен за победу консульства на ближайший (535) год.

Велизарий

Велизарий (предположительно)

Автор изображения – Petar Milošević

 

Присоединение Вандальского царства к Византии

Столь неожиданно быстрый успех в войне с вандалами Юстиниан приписывал особому благоволению Господа Бога к его державе. Приняв в свой титул новые имена Вандальского и Аланского, он издал весною 534 года указ ο восстановлении гражданского управления Африки в старых формах. Префектом претория Африки был назначен Архелай, сделавший вандальский поход в звании казначея армии. Как в старое время, Африка была разделена на семь провинций; правители четырех из них – Зевгитаны, области Карфагена, Бизацены и Триполитаны – получили титул консуляров, а трех – Нумидии, Мавритании и Сардинии – президов. Штат чиновников при префекте претория был определен в 396 человек, а канцелярий правителей отдельных провинций – в 50 человек. Новые штаты должны были вступить в действие с 1 сентября 534 года. Так как в ту пору Африка ещё не была занята в этих пределах римскими войсками, то этот эдикт определял лишь желательное в будущем положение.

Вскоре вслед за этим указом был издан другой (от 13 апреля) на имя Велизария, в котором император давал указания касательно восстановления старых военных командований на территории завоёванного Византией вандальского царства. То были пять пограничных, военных начальников с титулом дуксов: в Триполитане, Бизацене, Нумидии, Мавритании и Сардинии. Велизарию вменялось в обязанность позаботиться ο восстановлении пограничных войск, как они здесь некогда существовали при старых римских условиях управления.

Имущественные отношения в стране за время господства вандалов были самым резким образом изменены, и восстановление прав прежних собственников представляло весьма серьезные затруднения. В следующем году Юстиниан издал два указа на имя Соломона, который со своим военным званием соединил пост префекта претория Африки, вместо назначенного в прошлом году Архелая. В первом из них иски частных лиц по восстановлению прав собственности были ограничены третьим поколением. Во втором восстановлены права карфагенской православной церкви на принадлежавшие ей раньше имущества, которые оказались после нашествия вандалов во владении представителей арианской церкви или язычников. Вместе с тем на африканских еретиков, ариан и донатистов, а также на иудеев, были простерты все запретительные законы, действовавшие вимперии. Еретикам было предоставлено право воссоединяться с господствующей православной церковью. У иудеев было отнято право иметь синагоги, которые подлежали превращению в церкви, и повторен давний запрет иметь рабов-христиан. Африканские епископы, чувствовавшие себя теперь победителями старого врага, каким являлось арианское духовенство, протестовали против снисходительности императора, который находил возможным оставлять воссоединяющихся в их сане и правах.

Восстановление власти императора над Африкой оказалось гораздо сложнее и труднее, чем это представлял себе Юстиниан. С разгромом силы вандалов на полях военных битв и занятием некоторых пунктов побережья подчинение страны византийскому императору формально считалось законченным, но эта зависимость для огромной части территории была лишь номинальной. На границах с пустыней и отчасти в пределах провинций было много полудиких и совсем диких туземных племен, которые нередко доставляли серьезные затруднения римской власти ещё в эпоху старой империи, а впоследствии нередко поднимались против вандалов. На западной границе Триполитаны жило несколько племен, и наиболее неспокойными из них были левкаты. На юге Бизацены была целая конфедерация маврских племён, признававших над собою власть царя Анталы. С ним в соседстве были цари Есдиласа, Медисинисса, Куцина. На юге Нумидии и горах Аураса было много племен, освободившихся из-под власти вандалов. Самым могущественным царем в этих пределах был Яуда. На западе, в Мавритании были могущественные цари Мастина, Массона, Ортайя. Хотя многие из мавританских царей по окончании вандальской войны вступили в союз с византийской империей и приняли от Велизария знаки своего царского достоинства, но это не давало никакой уверенности в том, что союз устоит в силе и верховная власть императора утвердится в стране.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.