Мифы древних германцев 

Герои германской мифологии

Между богами древних германцев и людьми есть средний разряд существ; эти боги, поставленные ближе к людям, или люди, одаренные силами, близкими к божественным. Подобно греческим героям, эти существа германской мифологии, превосходящие людей своей силой, ведут борьбу против зла и своими подвигами возвышаются до общения с богами, от которых произошли. Они живут на горах и скалах (между прочим, жили они на тех горах, в названии которых находится слово, имеющее в нынешнем немецком языке форму stein: Энгельштейн, Кримхильдентштейн, Васгенштейн, Гибихенштейн и т. д.).

Своим прародителем древние германцы, по словам Тацита, считали Туискона, бога, родившегося из земли, а его сын Манн был первым из героев, отцом людей; германцы прославляли песнями дела Туискона и Манна. Три сына Манна, Ингон (Инг), Истон (Ист) и Ирминон (Ирмин) были, как мы уже знаем, предками трех главных групп древних германских племен: ингевонов, истевонов и ирминонов (герминонов). Тацит говорит, что германцы пели песни во славу Арминия. Ныне полагают, что это ошибка, что песни эти были об Ирмине. Германская мифология не имеет такого богатства легенд о героях, как греческая. У Тацита говорится, что древние германцы имели сказания о Геркулесе и об Улиссе; он говорит, что у них были два божества, братья между собою, которых он сравнивает с Кастором и Поллуксом. Трудно сказать, что такое были те мифические личности, которым дает он эти имена; исследователями не решен вопрос, были ли это действительно какие-нибудь народные германские герои. Почти все древние германские племена имели своих племенных мифологических героев, но до нас дошло мало сказаний о них, даже мало их имен. Уцелело предание о Скеафе, который приплыл в лодке, спящий на снопе, и стал царем англов. Внуком его был Беовульф. Миф о Скеафе получил развитие в средневековом сказании о Лоэнгрине. Более знамениты те герои, о которых рассказывают поэты средних веков; главный из них Зигфрид, фигура которого еще сохраняет в «Песни о Нибелунгах» ясные черты божественного существа: его воспитывает Эльба, существо волшебного мира. Зигфрид приобретает любовь валькирии Брюнхильды; он носит шлем, делающий его невидимым, а панцирь ему заменяет застывшая кровь убитого им дракона. Некоторые из новых ученых полагают, что под образом Зигфрида в германской мифологии скрывается Арминий, сын Сигимера, освободитель Германии от римлян, которых германцы могли превратить в карликов, будучи сами более высокого роста, но которые были очень сильны, подобно карликам, противникам Зигфрида.

Зигфрид

Зигфрид

 

Сохранился миф о Виланде (скандинавском Велундре), напоминающем Дедала и хромого Гефеста. Виланд, искусный кузнец, был коварно схвачен и содержался взаперти; чтоб он не мог уйти, ему были подрезаны сухожилия ног; его принуждали работать; но он тайно сделал себе одежду из перьев и, страшно наказав притеснителя, улетел. Брат Виланда был Эйгиль, знаменитый стрелок; по приказанию царя Нидунга, он сбил стрелою яблоко с головы своего сына, и на вопрос царя, для чего он взял еще две стрелы, отвечал, что эти стрелы он пустил бы в царя, если б убили сына. Пришедший из древней германской мифологии образ Эйгиля отражён в средневековом сказании о Вильгельме Телле. Мудрый Мимир тоже был искусный кузнец. О старых германских героях – о Дитрихе Бернском, Гильдебранде, о сыне Виланда Виттихе, о сильном Ваде также повествовала средневековая эпическая поэзия. Легенда о Дитрихе рано слилась с историческими воспоминаниями.

 

Полубогини в германской мифологии

Германцы полагали, как мы уже говорили, что в женщине находится божественная сила предвидения, что волшебство и прорицание – собственно женские качества. Потому и в германской мифологии есть полубогини, прекрасные или ужасные, занимающие середину между богами и людьми, одаренные более высокими силами, чем герои. Они называются идизы (мудрые, вещие); они возвещают людям счастье и несчастье, победу и смерть.

Самые важные из германских полубогинь норны, богини судьбы, подобно греческим мойрам, римским паркам, определяющие для каждого человека, сколько ему прожить; их три; скандинавские имена их: Урдр (прошедшее), Верданди (происходящее, настоящее) и Скульт (будущее). Подобно греческим мойрам, они прядут и перерезывают нить жизни.

 

Валькирии

Важную роль в германской мифологии играют валькирии, божественные вестницы Водана, которые берут с поля битвы павших героев и относят их в небесное жилище Водана – Вальгаллу. Имя валькирий и означает «собирательницы с поля битвы»; слова, из которых оно составлено, имеют в нынешнем немецком языке форму: walt, «место битвы», и küren «выбирать». Валькирии мчатся в битву на конях вооруженные: их золотые шлемы сияют, блещут их копья и щиты; когда встряхивают гривами кони валькирий, цветом подобные золоту, то каплет в долины роса. Они носятся в воздухе над сражающимися, охраняют и поддерживают своих друзей, дают решение битв и уносят павших на небо, где на пирах подают им мед. Валькирии называются девами битв, девами в шлемах, девами Водана. Покровительницы героев при жизни, они присутствуют при смерти их. Они страстно любят битвы. Число их по одним известиям, шесть, по другим девять или тринадцать. Но валькирии не всегда заняты войной. Часто они сидят на берегу озера или реки и прядут удивительно хороший лен; тут нет при них боевых коней, на которых летают они в битвы. Коней заменяют валькириям для летания по воздуху «лебяжьи рубашки», потому они называются лебедиными девами. Валькирии награждают своею любовью героев.

 

Эльфы, гномы, тролли, кобольды, никсы, великаны

Итак, боги и богини германской мифологии находились в тесной связи с делами человеческой жизни. Они разделяли с людьми охоту и войну, удовольствия пиров, мирные земледельческие занятия, домашние работы; они научили людей всем искусствам. Они любят, покидая свои прекрасные небесные жилища, посещать людей; обыкновенно эти посещения происходят по определенным временам года; люди встречают их радостными праздниками. Но часто они принимают на себя вид таких неважных людей, одетых так бедно, что никто не обращает на них внимания, и они ходят между людьми, чтоб узнавать их дела и наказывать беззакония, какие заметят.

Но, кроме небесных богов, в германской мифологии есть и другие сверхъестественные существа, принимающие участие в человеческих делах, вредящие или делающие пользу людям; эти волшебные существа разделяются на много разрядов; между ними есть вихты, эльбы, водяные духи, домашние духи; физической силой они уступают людям и несколько опасаются их, потому вообще держат себя далеко от людей и только по случаю или необходимости вмешиваются в человеческую жизнь, являясь то доброжелательными, то враждебными, то помогая людям, то вредя им. После падения германского язычества эти существа сохранились в легендах и сказках.

Один разряд их составляют в германской мифологии белые и светлые альвы (эльбы, эльфы), очень маленькие, но стройные, красивые существа; они веселятся воздушными плясками в лунные ночи. Карлики-гномы, безобразные, горбатые, черные, живут внутри гор, охраняя неисчислимые сокровища; у них есть могущественные цари: Гольдемар, Гюбих, Лаврин, Эльберих (или Альберих). В воде, согласно германской мифологии, живут никсы (русалки), доброжелательные к людям, красивые существа с длинными волосами и влажными покрывалами; они часто всплывают на поверхность воды в полдень и греются на солнце; любят принимать участие в веселых плясках людей вечером под липой. Есть в воде и злобные духи, каждый год на Иванов день требующие себе людей в жертву. Есть духи, живущие на дворе и в доме; они подобно римским ларам и пенатам любят жить в особенности у очага; одно из их нынешних немецких названий – кобольды (домовые); большею частью они добродушны, помогают людям в домашних делах, но иногда и сердятся, делают вред. Есть великаны-тролли, громадные, неуклюжие, имеющие очень большую физическую силу, но слабые умом.

Тролли

Тролли: мать и сыновья

 

Все эти существа нынешнего сказочного мира германской мифологии происходят из времен язычества, они кажутся погибающими, угнетенными существами, которых вытесняют из родины новые пришельцы, люди, существа более сильные, чем они. Потому они ненавидят земледелие расчистку лесов, не любят звон колоколов: он тревожит их; они досадуют на людей за отступничество от прежних богов. Все эти существа, которыми фантазия германской мифологии населила горы и леса, в особенности исполинские горы, которых она поселила и в реках и под деревьями, и на дворе, и в доме, одарены сверхъестественными силами: великаны – громадным ростом и очень большою физическою силою, карлики и эльфы умственной силой, волшебными знаниями, предвидением будущего, знанием тайных сил растений и камней, способностью делать себя невидимками. Первоначально они были вообще расположены к людям, любили помогать человеку; но потом постепенно превращены были народными германскими верованиями в существа, враждебные человеку, любящие вредить ему: «В эльфах, никсах и кобольдах, – говорит Якоб Гримм, – есть легкий оттенок неудовлетворительности, тоски; они не умеют с выгодой для себя пользоваться своими удивительными качествами, и им необходима поддержка со стороны людей. Они желают продолжить существование своего рода браками с людьми. Им в их делах нужны советы и помощь людей. Они гораздо лучше людей знают тайные целебные силы камней и трав, но зовут людей к своим больным, зовут на помощь своим женам во время родов, выпрашивают у людей кухонную посуду, празднуют свои свадьбы и другие торжества в людских комнатах; они сомневаются в том, получать ли они спасение в будущей жизни, спрашивают об этом, и если люди отвечают им на это отрицательно, они чрезвычайно огорчаются».

 

Природные стихии в германской мифологии

Возникновению отдельных предметов предшествовало существование стихий. Германская мифология продолжала воздавать почитание стихиям и в те времена, когда уже олицетворила в образах отдельных божеств те силы, действия которых замечали в деятельности стихий. Многие из обычаев, сохранившихся в народных германских суевериях, происходят от поклонения стихиям в языческие времена. Вода, особенно та, которая выходит из-под земли чистыми родниками и еще не осквернена употреблением на службу человека, считалась святою стихией, дающею плодородие и здоровье, первым даром богов. По берегам рек и при источниках были места молитв и жертвоприношений древних германцев; вода, почерпнутая в священное время в тишине полночи или перед восходом солнца, имела укрепляющую, целебную силу. Огонь, в особенности тот, который добывается трением дерева о дерево, считался святым, имеющим силу очищать и силу исцелять болезни. У немцев до сих пор сохранился обычай зажигать костры в эпоху летнего солнцестояния, петь и плясать вокруг этих огней, называющихся Ивановыми (потому что они теперь зажигаются в ночь Иванова дня), прыгать через такой огонь; все это остаток языческого поклонения огню и верования, что он очищает, исцеляет. Воздух в своем движении, ветер, тоже считался одушевленным существом, и германцы тоже поклонялись ему. Ветер был в мифах древних германцев крылатым вестником богов; этих вестников боги рассылали повсюду. Вихрь считался несчастной женой, ищущей потерянного мужа. Остаток этого понятия сохранился в нынешнем немецком названии вихря Windsbraut, «невеста», или «молодая жена ветра». Мы уже говорили, что древние германцы чтили землю, мать всего, лоно которой производит растительность и принимает в себя умерших; было много священных обычаев, основанных на благоговении к земле: священнейшие свои договоры германцы заключали, торжественнейшие свои клятвы давали на дерне. Еще и в христианские времена оставались следы языческого обычая, по которым умирающий брал в рот землю, символически выражая, что посвящает себя материнскому лону земли.

 

Священные растения и животные в мифах древних германцев

Святость земли переходит в мифах древних германцев и на все её создания, на растения и на животных. Мы уже знаем, какое благоговение питали германцы к деревьям: местом молитв и жертвоприношений часто служил священный дуб в уединении леса. С липой, которая росла в деревне или на дворе вельможеского дома, было соединено счастье живущих там; ясень, орешник, бузина занимали важные места в германской мифологии; розмарин и теперь дает счастье невесте, едущей венчаться; он и теперь принадлежность похорон. Народная фантазия давала чувство и душу растениям. Еще больше было уважения к животным, в особенности к пылкому коню, служившему и богам и героям. При святилищах многих германских богов содержались посвященные им кони. От этих коней, как мы видели, были получаемы предвещания. Из диких животных особенным уважением пользовались медведь, волк и лисица, бывшие главными действующими лицами германской сказки о животных. Еще более близкое отношение к богам имели в мифах древних германцев некоторые птицы: ворон, ласточка, аист, кукушка были одарены способностью прорицания; у них спрашивали о будущем. Ласточка и аист были вестниками весны. Реполов был священной птицей Донара; потому германцы верили, что, если разорить его гнездо, в дом ударит молния; а когда реполов увидит в лесу умершего человека, он прикрывает его лицо цветами и листьями. С религиозным страхом смотрела германская мифология на змей. В немецких сказках и легендах занимают важные места змеиный царь с сияющей короной на голове и крылатый змей, дракон.

 

Небо и светила в мифах древних германцев

См. также статью День, ночь, солнце и месяц в скандинавских мифах

Небесные явления занимают важное место в германских языческих верованиях. Боги и близкие к ним духи живут на небе; люди по смерти тоже переходят на небо. Знаменитые герои становятся небесными светилами. Боги сходят на землю с неба, ездят по небу и, оставаясь невидимыми, смотрят оттуда на человеческие дела. Как все растения влекутся к небесному свету, и все души стремятся к небу, так дым жертвы и человеческая молитва поднимаются вверх. Солнце, луна и звезды были в германской мифологии одушевленными существами, имели жилища и стулья на определенных им местах. Германцы распределяли время по солнцу и луне; солнечный год имел двенадцать месяцев, лунный – тринадцать; счет суток древние германцы долго вели не по дням, а по ночам. В летнее и в зимнее солнцестояние у них были праздники, зажигались огни; небесные светила имели близкую связь с жизнью человека. Радуга была небесным мостом, по которому ходили и ездили боги. День и ночь, лето и зима тоже олицетворены, и эти личные существа вмешивались в человеческую жизнь. Наступление и конец лета и зимы праздновались обрядами, остатки которых еще сохраняются во многих местностях Германии.

Солнце и Месяц в скандинавских мифах

Солнце (Соль), Месяц (Мани) и преследующие их по древнегерманским мифам волки-оборотни

 

Представление о смерти у германцев

Смерть не была в мифах языческих германцев ужасным и отвратительным существом; она была вестницею богов, посылаемых взять душу к ним; она исполняла поручение неотвратимо, но кротко. Душа по смерти человека или становилась цветком, или улетала в виде птицы с последним дыханием умирающего; иногда она оставалась жить в доме и становилась духом-покровителем семейства; по другому представлению, она уплывала ночью в лодке умерших «в другую страну». Понятие о смерти, как о существе добром, еще остается в некоторых простонародных поверьях. Германцы верили, что в неведомой стране, куда переселяются умершие, они ведут такой же образ жизни, как на земле. Между живыми людьми и умершими была в германской мифологии связь, скреплявшаяся жертвоприношениями в честь умерших.

 

Сотворение мира в германской мифологии

См. также статью Сотворение мира (скандинавская мифология)

В наших материалах по древнейшей германской мифологии не сохранилось никаких сведений о сотворении мира и о конце его; но мы можем полагать, что скандинавские понятия об этом, изложенные в Вёлуспе,были одинаковы в своих существенных чертах с германскими. Вёлуспа – песня с прорицанием вельвы (женщины-пророчицы), самая известная в Старшей Эдде – говорит: вначале была зияющая бездна (Гинунгагап, Ginungagap);. тогда не было ни моря, ни берега, ни освежающего ветра, ни сухой земли внизу, ни тверди небесной вверху, а была только мрачная пропасть без травы и всяких растений. Солнце еще не знало своего жилища, и звезды не знали, где их место. Северная часть этой беспредельной пустоты называлась Нифльхейм (страна тумана); там владычествовал мрак и злой холод; а южная часть была Муспельсхейм (страна огня) и оттуда шли свет и тепло. Теплота расплавила хаотическое вещество и создала Имира, злого великана, олицетворение хаоса. От него произошли «великаны ледяной страны». Имир и его потомство были убиты Одином и его братьями Вили и Вe, сыновьями великанши и мужчины, произошедшего из камней соляного льда. По скандинавским мифам, из потомков Имира спаслась одна супружеская чета, от неё произошло новое племя великанов, Один и его братья втащили тело Имира в Гинунгагап и создали из его крови море и всякую воду, из его мяса землю; из костей горы; из волос леса; из зубов и мелких обломков костей скалы. Из черепа сделали они небо, прикрепили к нему летевшие из Муспельсхейма искры и указали каждому такому светилу его место и путь. Альфатер (Всеотец) создал ночь и её сына, день, дал ей колесницу и ему колесницу, чтобы они ездили по небу. Мозг Имира Один и его братья, согласно мифу, бросили в воздух; из этого вышли облака. Земля была круглая, ее окружало глубокое море, на берегу моря жили великаны. На защиту себе от них Один и его братья выстроили из бровей Имира укрепленный замок Мидгард, охватывающий всю землю; но людей еще не было. Один и его братья пошли на морской берег, нашли там два дерева – ясень и ольху, и создали из ясеня мужчину Аско, а из ольхи женщину Эмблу. Один дал им душу и жизнь, Вили – разум и чувство, Ве – лицо, язык, слух и зрение. Один и его братья назначили в жилище людям Мидгард, потом создали карликов, дали им вид и разум, как у людей, и в жилище им назначили мясо Имира, внутренность земли; а своим жилищем выбрали они небо, и построили там себе город Асгард; оттуда они управляют вселенной, наблюдают дела людей и правят их судьбой.

В скандинавских верованиях Один (Водан германской мифологии) занял первое место; его стали считать Альфатером, а Вили и Ве были совершенно забыты народом. Один окружил себя множеством божеств Асов (Asar); все они живут в Асгарде; из него ведет на землю мост, сделанный очень искусно и называющийся у людей радугой. Посредине Асгарда стоит жилище Одина, сияющее золотом, Гладсхейм (блестящий дом); там собираются на судебные совещания и на пиры главные двенадцать богов (Асы), а богини собираются в другом зале Вингольфе. На своих пирах асы пьют мед, который подает им Идуна. Он наделен обновляющею силой, так что боги имеют жизнь, гораздо более долгую, чем человеческая. В Асгарде находится и Вальгалла, где пируют воины, павшие в сражении (Эйнхерии). Валгалла – очень высокий зал, сияющий золотом; воины сидят там за длинными столами, пьют и едят.

Вальгалла

Вальгалла

 

Кроме Асгарда, по скандинавской мифологии, существует восемь областей мира или восемь миров; все они соединены корнями, стволом и вершиной ясеня, который называется Иггдрасилем; он растет на земле, корни его проникают в ад, а вершина поднимается в небо. Один из восьми миров – Муспельсхейм (мир огня), в котором живут особые божественные существа; главный из этих богов огня Суртр. Другой мир – Нифльхейм (мир тумана), в нем находится Гельхейм (мир Гелы) ад, где живет богиня царства умерших Гела; это – мрачное холодное место, находящееся во внутренности земли далеко на севере. В Маннахейме, стране людей, или Мидгарде, живут люди; этот мир укреплен горами и скалами, окружающими его; в нем есть места, удобные для сражений и плодородные долины. В особом мире живут Альвы (эльбы); он называется Альфхейм. Есть особый мир великанов йотов, Йотунхейм, есть особый мир карликов, «черных альфов», Свартальфхейм.

Мировой ясень Иггдрасиль и девять миров скандинавской мифологии

Мировой ясень Иггдрасиль и девять миров скандинавской мифологии

 

Гибель богов (Рагнарёк) в германской мифологии

В Эдде есть пророчество о падении Иггдрасиля, разрушении Асгарда и всей вселенной (Рагнарёк). Оно, видимо, было общим для всех древних германских мифов. По этому пророчеству, злые существа, которые теперь находятся в темницах или в оковах, вырвутся и пойдут войною на богов. Один из этих злых богов, волк, поглотит солнце, другой волк – луну; звезды упадут с неба, земля задрожит, все горы рухнут. Все деревья перед гибелью богов упадут; море выступит из берегов и зальет землю; исполинская змея, лежащая теперь в море кольцом, кругом всего Мидгарда, поднимется в ярости из моря и со своим братом, волком Фенриром, своей сестрой, богиней мертвых Хель, своим отцом Локи начнет войну против богов; Суртр и другие боги Муспельсхейма сядут на коней и поедут по радуге тоже воевать с асами; соединенными усилиями этих врагов асы будут побеждены и все погибнут, боги Муспельсхейма восторжествуют, и вся вселенная сгорит.

Гибель богов (Рагнарёк)

Гибель богов (Рагнарёк) по мифам древних германцев

 

Но после гибели богов из моря поднимется новая земля, она будет гораздо лучше нынешней; возникнут новые боги и начнется существование новой вселенной, в которой не будет никакого зла и страдания. Эта война, в которой погибнут асы, и будет истреблена огнем вся вселенная, называлась в древней германской мифологии «померкновением богов».

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.