Действие пьесы Максима Горького «На дне» (см. её полный текст и краткое содержание всей пьесы целиком) начинается в ночлежке для нищих, принадлежащей старику Костылеву и его молодой жене Василисе. Это плохая подвальная комната с закопчённым потолком и обвалившейся штукатуркой. Населяют её опустившиеся, в большинстве безработные люди. Один угол ночлежки отгорожен тонкими переборками как особая комната для более состоятельного жильца – молодого Васьки Пепла. [См. полный текст 1-го акта «На дне».]

 

Горький. На дне. Спектакль 1952 г.

 

Юная девица Настя, сидя на табурете, читает книжку «Роковая любовь». Над ней похохатывает Барон бывший дворянин, теперь вконец промотавшийся. Пельменная торговка Квашня громко рассказывает, как к ней приставал с предложением замужества пожилой полицейский Медведев (дядя Василисы) и как она отказалась выйти за него. Слесарь Клещ в углу изготовляет ключи. Рядом,  на койке за пологом, лежит его больная жена Анна.

Квашня уходит продавать пельмени. С ней идёт и Барон, помогая нести кастрюли. Просыпаются другие жильцы. Сатин, сильно побитый вчера за шулерство в карточной игре, держится за больную голову. Ещё один жилец, Актёр, не хочет по своей очереди мести пол в комнате и почти с гордостью оправдывается: «Мой организм отравлен алкоголем».

Сатин, услышав слово «организм», – начинает произносить замысловатые термины: «органон, макробиотика, трансцендентальный». Он вспоминает, как когда-то был телеграфистом и много читал: «Я был образованным человеком». Картузник Бубнов в ответ усмехается: «Снаружи как себя ни раскрашивай, все сотрется. Я вот – скорняк был, свое заведение имел… Руки у меня были желтые от краски по локоть: меха подкрашивал! Я уж думал, что до самой смерти не отмою… А теперь вот они, руки – просто грязные».

Актёр, который раньше действительно играл на сцене, подхватывает: «Образование – чепуха, главное – талант». Сатин просит у Клеща и Бубнова пятачок на опохмелку, но никто ему не даёт.

Больная Анна стонет: ей душно. Бубнов советует Клещу отворить дверь, чтобы жене стало легче. Но Клещ грубо отказывается: «Я на полу сижу и без того простужен!» Актёр подходит к Анне, помогает ей подняться и выйти в сени.

Входит хозяин ночлежки, Костылев. По характеру этот персонаж сильно похож на Иудушку Головлёва; у него такая же ханжеская, лицемерная речь. Костылев заговаривает с Клещом: «Не накинуть ли на тебя ещё полтинничек квартплаты – ты со своими инструментами чересчур много места занимаешь? А я на эту полтинку в лампадку маслица куплю». Клещ, разозлившись, кричит на него. Вернувшийся Актёр подсмеивается над Костылевым: «Если ты такой добрый и богобоязненный, скости мне половину долга». «Разве доброту сердца с деньгами можно равнять? – увиливает Костылев. – Доброта – она превыше всех благ. А долг твой – это так и есть долг, и должен ты его мне возместить».

Беседуя, Костылев поглядывает на каморку Васьки Пепла и прислушивается: не донесётся ли чего оттуда. Наконец, подходит к ней и стучится: «Вася, отвори». «Он отворит, а она там», – с насмешкой бормочет как бы про себя Сатин. «Кто там? Что ты?» – вскидывается Костылев. «Да это я так, о своём...» – с деланным простодушием поясняет Сатин. Актёр фыркает со смеху.

Пепел отворяет: «Чего тебе? Деньги принёс? Семь рублей за часы?» «Какие деньги?» – прикидывается непонимающим Костылев. «Да за часы… краденые», – подсказывает Сатин. Костылев заминается и спешит уйти. «Чего ты этого скрягу давно не пришибёшь? – спрашивает Сатин Ваську. – Василиса тебя любит. Женился бы на ней и был нашим хозяином!»

Сатин с Актёром просят у Пепла двугривенный. Тот, не скупясь, даёт. Сатин радуется: «Нет на свете людей лучше воров!» Сатин с Актёром тут же уходят в кабак. Угрюмый Клещ ворчит: «Ворам легко деньги достаются… Они – не работают. А я – рабочий человек… мне глядеть на них стыдно». «А на что они, честь, совесть? – бросает ему Пепел. – Их на ноги вместо сапогов не наденешь».

Младшая сестра Василисы, Наташа, вводит нового жильца – пожилого странника Луку. Он выглядит незлобивым и покладистым. Мрачная ночлежка неприхотливого Луку не пугает. «Я и жуликов уважаю, – сразу объявляет он. – По-моему, ни одна блоха – не плоха: все – черненькие, все – прыгают… Мне, старику – где тепло, там и родина».

Пепел пытается любезничать с Наташей, но эта скромная девушка отвечает ему строго и быстро уходит. «Славная девка! – вздыхает Пепел. – Чего она со мной так? Отвергает… Все равно ведь пропадет здесь. А я её жалею».

Возвращается Барон. Пепел от скуки предлагает ему: «Становись на четвереньки и вой собакой, а я тебе за это полбутылки поставлю. Мне забавно будет… Ты бывший барин… было у тебя время, когда ты нашего брата за человека не считал».

Лука смеётся: «Погляжу я на вас, братцы, – житье ваше – о-ой!» Раздосадованный Барон начинает придираться к Луке: «А ты кто такой? Странник? А паспорт у тебя есть?» «А ты что – сыщик?» – не смущается Лука. Барон, сконфузясь, признаётся, что и у него самого «бумаг нет».

Пепел уводит Барона в трактир. Входит пьяный сапожник Алёшка с гармонью, свистит и орёт. Рассказывает, как только что его забрал на улице помощник пристава Медякин, но отпустил. «А я такой человек, что ничего не желаю! Ничего не хочу и – шабаш! На, возьми меня за рубль за двадцать!» Алёшка ложится на пол: «На, ешь меня! А я – ничего не хочу! Вот пойду и лягу середь улицы!»

Появляется суровая Василиса, старшая сестра Наташи, молодая жена старого Костылева. Она с бранью гонит Алёшку: «Прочь отсюда!» Алёшка, хохоча, предлагает сыграть для Василисы на гармонии похоронный марш: «Недавно выучил! Свежая музыка!» – но, поломавшись, уходит.

Василиса поворачивается к Луке: «Ты кто?» – «Прохожий». – «Небось, без паспорта! Так бы и говорил: не прохожий, а проходимец!» Потом кричит всем: «Почему в комнате не метено? Если санитары придут да штраф наложат, я тогда всех вас – вон!»

Василиса поглядывает на комнатушку Пепла и, помолчав, осведомляется: «Сестра моя, Наталья, тут была?» – «Была, но с Васькой не разговаривала», – отвечает Бубнов.

Василиса с недовольным видом уходит. «К любовнику, видишь, пришла, а его нет», – объясняет Бубнов Луке

Входит брат Василисы, полицейский Медведев. Подозрительно глядит на Луку: «Как будто я тебя не знаю. В своем участке я должен всех знать!» – «Это оттого, дядя, что земля-то не вся в твоем участке поместилась, – улыбается Лука. – Осталось маленько и опричь его».

Входит вернувшаяся после продажи пельменей Квашня. «Ты опять на базаре приставал ко мне, чтобы венчаться! – задорно кричит она Медведеву. – Но нет! Замужем я уже была. Замуж бабе выйти – все равно как зимой в прорубь прыгнуть: один раз сделала – на всю жизнь памятно».

Вышедший из комнаты Лука вскоре возвращается, приводя с собой из кухни Анну, которая еле двигается. Она благодарно глядит на него: «На отца ты похож моего… на батюшку… такой же ласковый, мягкий». – «Мяли много, оттого и мягок», – отвечает Лука.

Из сеней вдруг раздаются крики. Оттуда вбегает Костылев, крича Медведеву: «Абрам! Иди! Василиса Наташку убивает!»

Василиса ревнует сестру к Ваське Пеплу.

 

© Автор статьи – Русская историческая библиотека. Для перехода к краткому содержанию следующего действия пьесы пользуйтесь расположенной ниже кнопкой Вперёд. См. также полный текст «На дне», краткую и подробную биографии Максима Горького.