В те дни, когда премудрый бог Эа (шумерс. Энки) создал первых людей, он расселил их в пяти городах: Эриду и Бад-Тибире, Лараке и Сиппаре и Шуруппаке. В Ниппуре в те далекие времена жили только боги, а остальные города были построены гораздо позднее, уже после всемирного потопа.

Самым крупным из допотопных городов был Эриду, расположенный на берегу Нижнего моря. Отсюда появлялся сам Эа и навещал свой храм. Первые люди были слабыми и неразумными. Они не умели еще обрабатывать землю и бороздить воду своими ладьями, не знали еще искусств и ремесел. Великую и непроходимую грань проложили боги между собой и человеческим родом. Но премудрый Эа сжалился над людьми и создал великого мужа, стоящего на этой грани, похожего на человека и в то же время подобного богам. Это был Адапа. Своим разумом и познаниями он не уступал ни одному богу. Его слово было мудрым, как слово самого отца богов, небесного Ану, он знал тайны всех миров и ведал их устройством. Одного лишь блага лишил его Эа: он не дал ему вечной жизни. Его мысль и воля были божественными, но участь его ожидала такая же, как и прочих. Ану научил людей выращивать колосья, молоть зерна на глиняных жерновах и печь хлеб. Собственными руками пек он хлеб в доме пекарей в родном городе Эриду. Он сам замешивал тесто и ставил его в раскаленную печь, и многочисленные пекари учились у него. А потом Адапа собирал всех жителей Эриду, мужей и жен, юношей и дев, старцев и детей и сам накрывал столы, и все до единого вкушали хлеб, и никто не лишался своей доли.

Адапа выдолбил из древесного ствола первую лодку, смастерил камышовое весло и отправился в открытое море ловить рыбу для своих сограждан. Улов был богат, и жители Эриду насытились неведомой прежде пищей.

Не раз с тех пор отмыкал Адапа запоры городских ворот и спускался к Пристани Новолунья, где ожидала его лодка. Вкусной морской рыбой снабжал он своих соплеменников. Но однажды случилось несчастье. Едва опустил Адапа свою удочку в зеркальную гладь спокойного моря, как налетел свирепый Южный ветер и опрокинул его ладью. Адапа погрузился в самую глубь моря, где был расположен подводный дворец его владыки и отца Эа. С трудом вынырнул Адапа и со злобой обратился к Южному ветру: «Почему ты преграждаешь путь моей лодке? Почему ты мешаешь мне плыть на далекий юг во имя блага моего города? Я уберу тебя с дороги и буду беспрепятственно плыть по просторам отца моего Эа!» С этими словами он ухватил врага за его крылья и безжалостно поломал их. Со стоном удалился Южный ветер в свое далекое жилище на самой окраине земли и семь дней лежал неподвижно, пока заживали его раны.

Великий бог неба Ану удивился, глядя сверху на безмолвную морскую гладь. Куда пропал Южный ветер? Почему он так долго не дует? Он призвал своего вестника Илобрата и велел ему узнать обо всем. Спустился Илобрат вниз и закричал громким голосом: «О великий Ану, отец богов. Южный ветер лежит израненный в своем доме. Дерзкий муж Адапа поломал ему крылья!».

В ярости вскочил Ану со своего небесного трона и закричал: «На помощь! Приведите мне немедленно Адапу, смертного сына бога Эа. Я сам буду судить его!»

Испугался премудрый Эа за судьбу своего чересчур смелого сына, призвал его и дал ему такие наставления: «Отправляйся на небо, на суд великого Ану. У великих ворот тебя встретят Таммуз и Гишзида. Они только что покинули землю, и никто еще не заметил их исчезновения. Оденься в темные траурные одежды и скажи им, что сердце твое охвачено тоской. Они будут тронуты твоей глубокой скорбью и заступятся за тебя. Когда достигнешь ты трона и предстанешь на суд великого Ану, будь осторожен и не вздумай ему довериться. Помни, что боги коварны, а дары их таят в себе гибель. Он предложит тебе отдохнуть, но ты не ложись. Помни, что сон подобен смерти. Он предложит тебе угощенье, но ты не ешь и не пей. Небесный хлеб для людей губителен, небесное питье станет для тебя водой смерти. Остальных даров отвергать ты не должен, прими их покорно и возьми с собой, а то разгневается великий Ану!»

Адапа точно исполнил все советы и указания своего отца Эа. В темных, траурных одеждах явился он к небесным вратам. Увидели его Таммуз и Гишзида и спросили: «Почему ты облекся в траур, о Адапа!» – «У нас на земле исчезли два великих божества, Таммуз и Гишзида, – ответил Адапа, – и я скорблю и не могу утешиться!»

Удивились Таммуз и Гишзида, что простой смертный знает великие тайны, и сердца их наполнились сочувствием при виде его глубокой скорби.

Подошел Адапа к трону небесного отца Ану. Грозно взглянул на него старейший из богов и спросил: «Как смел ты, смертный человек, поднять руку на бессмертного бога и сломать крылья Южному ветру?» Не смутился отважный Адапа и спокойно отвечал: «Мое сердце было разгневано. Южный ветер напал на меня, он опрокинул мою лодку, и я пошел ко дну. Справедливое негодование охватило меня, и я покарал обидчика». Таммуз и Гишзида приблизились к Ану и промолвили ему: «Он говорит правду, о великий отец, верь его слову, доброму слову!»

Великий Ану успокоился, и гнев его утих. С улыбкой взглянул он на бесстрашного смертного и решил испытать глубину его мудрости. «Ложись и отдохни»! – сказал он ему. Но Адапа помнил заветы Эа, он знал, что длительный сон может перейти в смерть, и спокойно ответил: «Я не устал, о владыка, я не хочу спать!» – «Тогда садись, – сказал Ану, – и побеседуем с тобой!» Адапа поклонился и выпрямился со словами: «Не смею я сидеть в присутствии богов!»

Поразился Ану ответу всезнающего мужа и сказал: «Зачем мой сын Эа дает жалкому, нечистому человеку мудрое сердце, зачем открывает ему тайны земли и неба и возносит его имя на небывалую высоту? Что же мне делать с человеком, обладающим божественными познаниями? Воистину, он достоин бессмертия!» И предложил он Адапе хлеб жизни и воду жизни, но герой помнил предостережения Эа, он боялся, что пища и питье богов будут для него смертоносны, и смиренно отказался от угощения небесного бога.

Увидел Ану, что Адапа не так мудр, как казалось прежде, и решил в последний раз испытать его. Он предложил ему чистую одежду и душистый елей. Обрадовался Адапа, сбросил с себя темное, траурное рубище, умастил свое тело небесным маслом и накинул на плечи белоснежное одеяние богов.

Взглянул на него Ану с глубоким сожалением и молвил: «Я ошибся в тебе, ты недостоин быть равным богам! Ты отказался от хлеба жизни и воды жизни и сам лишил себя бессмертия, которым я думал тебя наградить. Ты принял от меня чистые одежды и душистый елей, а для вечной жизни они не нужны. Только босой и нагой, молчаливый и бесстрастный может тихо и бесшумно войти в преисподнюю и выйти из нее обратно. Я считал тебя всезнающим и разумным и хотел приравнять тебя к богам. Почему ты отверг благо и предпочел зло?»

«Я выполнял то, что повелел мне мой отец Эа, – спокойно ответил Адапа. – Не может человек нарушать завет своего бога-покровителя!»

«Возьмите его и отведите обратно на землю. Не годится смертный для вечной жизни!» – с пренебрежением крикнул Ану своим небесным стражам и отвратил свой взор от Адапы.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.