Шумеро-вавилонская письменность

Используемая в Древней Месопотамии аккадско-вавилонская система письма базировалась на шумерской. Она восприняла от нее принцип огласовки, чуждый другим семитским письменностям (например, финикийско-еврейской), в которых передавались графически лишь согласные звуки, а гласные добавлялись читателем произвольно (в зависимости от местного диалекта и иногда ошибочно).

Твердая фиксация в письменности основных гласных (а, и, е, у) являлась большим преимуществом, позволявшим предельно точно передавать живую речь, и семиты-вавилоняне были обязаны этим достижением своим учителям – не относившемуся к семитской семье народу шумеров.

Система письма, употреблявшаяся народами Древней Месопотамии и распространившаяся впоследствии за её пределами, получила название клинописи. Это условное наименование было дано по характерному облику письменных знаков, напоминающих порой беспорядочное нагромождение клиньев.

Шумерская клинопись

Образец шумерской клинописи - табличка царя Уруинимгины

 

Однако своеобразная графическая шумеро-вавилонская система, резко отличающаяся от египетской или китайской иероглифики (и других видов письменности), не была изначальной.

Древнейшее письмо в Месопотамии, как и всюду, было рисуночным. При этом очень часто один и тот же рисунок (логограмма, или, как говорили прежде, идеограмма) имел целый ряд различных значений.

 

 

Например, изображение глаза означало в древней месопотамской письменности не только этот орган, но и производные понятия («лицо», «перед», «передний», «прежний»). Два вертикальных штриха (позднее три вертикальных клина – один большой, а два маленьких), символизирующие струйки воды, обозначали не только «вода», но и «сын». На этом дело не остановилось. Поскольку слово «вода» по-шумерски звучало «а», данный знак стал передавать эту гласную в словах, не имеющих никакого отношения к воде, и превратился в обыкновенную букву – точнее, в слоговой знак, состоящий из одной гласной с придыханием. Большинство письменных знаков превратилось в слоги из двух (согласного и гласного) или трех звуков.

Однако в одном и том же тексте этот простейший знак употреблялся то как буква «а», то как слово «вода» (по-аккадски «му»), то как слово «сын». А ведь это один из самых легких знаков. Бывали случаи, когда один и тот же письменный знак имел до десяти и более значений.

Клинопись

Развитие клинописных знаков в Древней Месопотамии

 

Такая многозначность вызывала огромные затруднения. Чтение текста превращалось иной раз в настоящее решение ребусов, и только опытный и внимательный писец после многолетнего обучения мог читать и писать без ошибок. Представим себе, что перед нами надпись, в которой после буквы «о» стоит крестик, а затем написано «ность». Мы прочтем «окрестность», а между двумя цифрами тот же крестик прочтем как «плюс». А что если таким способом будут написаны тысячи слов?

Внешний вид знаков все более и более упрощался, и к концу III тыс. до н. э. уже трудно было узнать в них прежние рисунки. Поскольку в Древней Месопотамии основным материалом для письма служила мягкая глина, которой придавали форму пластинок, призм, шаров и т. д., то писец, выдавливая очертания схематического рисунка, невольно ослаблял нажим руки, и прямая линия превращалась в клин (горизонтальный, вертикальный или косой). Округлые линии невольно при быстром письме выпрямлялись, и, например, круг, обозначавший солнце, стал напоминать ромб, а позднее превратился в три клина (один вертикальный и два маленьких, примыкающих к нему наискось).

По мнению одних учёных, грамотность в Месопотамии, как и в других странах Древнего Востока, была привилегией незначительного меньшинства. Обучались только дети жрецов, управляющих, чиновников, капитанов кораблей и других высокопоставленных лиц. Однако другие полагают, что в Древнем Шумере, зная всего 70-80 слоговых знаков, можно было неплохо читать, и подобная «начальная письменная грамотность» была широко распространена.

Письменность Древней Месопотамии

Глиняная табличка из Шуруппака с образцом древней месопотамской письменности. Ок. 2600 до Р. Х.

 

Школы находились при храмах и дворцах, поскольку для храмового хозяйства и государственных ведомств требовались грамотные люди. Недостаточно способных и прилежных учеников подвергали наказаниям, для чего при школе имелся особый надзиратель – «владеющий хлыстом».

До нас дошли сотни тысяч месопотамских клинописных текстов, главным образом на глиняных пластинках (таблетках), но отчасти вырезанных на каменных плитах и металлических предметах. Благодаря этому мы имеем возможность достаточно точно и подробно ознакомиться с литературным и научным творчеством народов Древней Месопотамии.

Как и в других древних странах, это творчество носит на себе отпечаток религиозно-мифологического мышления, которое лишь медленно и постепенно преодолевалось, и притом далеко не окончательно.