Содержание:

Начало похода Кортеса в Мексику

Покорение Табаско

Марина

Высадка во владениях ацтеков

Монтесума

Основание Веракруса и поход в Семпоалу

Кортес приказывает потопить свои корабли

Поход войска Кортеса через Кордельеры

Завоевание Тласкалы

Резня в Чолуле

Поход к Теночтитлану

Жизнь и обычаи ацтеков

Арест Монтесумы и признание им себя данником Испании

Прибытие войска Нарваэса и победа Кортеса над ним

Убийства ацтекских вельмож

Восстание ацтеков против испанцев

«Ночь печали»

Отомпанская битва

Возвращение Кортеса в Тласкалу

Второй поход Кортеса в Мексику

Осада Теночтитлана испанцами

Назначение Кортеса вице-королём Новой Испании

Экспедиция Кортеса в Гондурас. Смерть Куаутемока, 1524

Интриги врагов Кортеса

Возвращение Кортеса в Испанию и его смерть

если вам нужны краткие сведения по этой теме, прочтите статью Кортес, Эрнан – краткая биография

Начало похода Кортеса в Мексику

Завоевание Мексики Эрнаном Кортесом – самая интересная часть ряда удивительных подвигов испанцев, составляющих историю Нового Света. Величественная природа Мексики, роскошная растительность некоторых частей этой обширной страны, богатство её серебром, высокая цивилизация её жителей, тольтеков, смесь заимствованной у них образованности с людоедством у завоевателей их земли, ацтеков, изумительная отвага Кортеса и его товарищей, удивительные подвиги их и трагические катастрофы делают историю завоевания Мексики похожей на сказку.

Открытия, сделанные Грихальвой, возбудили в правителе Кубы Диего Веласкесе большие надежды; он решил послать более сильную эскадру для покорения страны, берег которой был посещен Грихальвой. Честолюбивый, жадный, подозрительный и мелочной, он искал человека, который помог бы снаряжению экспедиции своими деньгами и с тем вместе предоставил бы ему всю славу открытий, какие сделает она; ему показался таким человеком Эрнан Кортес. Потомок довольно знатной испанской фамилии, Кортес родился в Медельине (в Эстремадуре), переселился на Кубу 19-летним юношей в год смерти королевы Изабеллы, выказал храбрость в сражениях с туземцами при Овандо, получил на Кубе обширное владение и большое количество туземных работников, переселился туда, разрабатывал рудники, развел плантации, сделался богатым человеком. Несколько времени он был в ссоре с Веласкесом, но женившись на девушке из дружного с ним семейства, стал его приятелем. Веласкес предложил Кортесу начальство над экспедицией. Отважный и честолюбивый Кортес охотно согласился. Но пока шло снаряжение эскадры, Веласкес стал жалеть, что поручил ему начальство над ней. Честолюбие Кортеса возбуждало в Веласкесе опасение. Узнав, что Веласкес хочет лишить его начальства над эскадрой, Кортес тайно отплыл ночью. Веласкес приехал на берег отнять начальство у Кортеса, но корабли были уже довольно далеко от земли, и Кортес крикнул в рупор Веласкесу, что поздравляет его с добрым утром и желает ему оставаться здоровым. Эскадра должна была зайти в гавань города Тринидада, чтобы взять там амуницию и провиант. Веласкес послал туда приказание арестовать Кортеса; но это не удалось.

Эскадра, отплывшая 10 февраля 1519 под начальством Кортеса для завоевания большого цивилизованного царства, состояла из 11 кораблей, на которых находилось около 700 моряков и солдат. Главным кормчим был искусный моряк Антонио Альминос, участвовавший в экспедиции Грихальвы. Надежда на славу и богатство и доверие к дарованиям Кортеса привлекли к участию в его экспедиции многих знатных людей; важнейшими из них были Педро Альварадо и его братья, Кристоваль Олид, Алонсо Авила, Хуан Веласкес де Леон (родственник правителя Кубы), Алонсо Гернандес Пуэртокаррера, Гонсало Сандоваль; некоторые из них были спутниками Грихальвы. Участником экспедиции был также Берналь Диас, мемуары которого составляют важнейший источник наших сведений о покорении Мексики. На кораблях было десять больших полевых орудий и четыре легких. Запас пороха был довольно велик. Экспедиция имела 16 лошадей. От мыса св. Антония эскадра 18 февраля поплыла к берегу Юкатана.

Эрнану Кортесу было тогда 33 или 34 года; он был высокого роста, бледному лицу его придавало некоторую суровость серьезное выражение больших темных глаз. Он был несколько сутуловат, имел широкие плечи. Телосложение его было крепкое; он был силен, хорошо ездил верхом и фехтовал. В пище он был умерен, пил мало вина, равнодушно выносил лишения. Одевался он без излишнего щегольства, но богато. Тон его разговора был откровенный, но под маской простоты скрывалась у него холодная расчетливость. Характер его был веселый, но и в минуты шутливости его была заметна твердость воли человека, привыкшего повелевать; у его друзей любовь к нему имела оттенок боязни. Его грубое, но энергическое красноречие увлекало солдат, которым обещал он славу и добычу. Его письма к королю Карлу V показывают в нем образованного человека: рассказ в них прост, ясен, умен, заметки о покоренных землях очень дельны. Берналь Диас говорит, что по манерам и характеру Кортес был истинный вельможа.

Эрнан Кортес

Эрнан Кортес. Портрет работы неизвестного художника XVIII в.

 

Покорение Табаско

После бурного плавания эскадра достигла острова Косумеля, бывшего центром идолослужения юкатанцев. Испанцы взошли на башни, сбросили идолов, управлявших, по мнению туземцев, ясной погодой и бурями, поставили алтарь с изображением Богоматери, совершили литургию, вступили в дружеские сношения с туземцами, убедили их креститься. Тут к испанцам пришел Агилар, монах, один из тех двух спутников Вальдивии, которые не были принесены в жертву идолам. Он принял обычаи туземцев, но оставался верен своему монашескому обету целомудрия.

Починив попортившиеся корабли, Кортес поплыл вдоль берега Юкатана и остановился у реки Табаско. Туземцы выказали такую же враждебность, как при прежних высадках испанцев. В день Благовещения (25 марта) Кортес разбил их и овладел городом Табаско, жители которого имели большие плантации какао и маисовые нивы. На том месте, где происходило сражение, Кортес основал город Santa Maria de la Vittoria (город Богоматери, подательницы победы). Число убитых туземцев составляло несколько тысяч. «Такова была первая проповедь евангелия, сказанная Кортесом в Новой Испании», – говорит с горькой шуткой Лас Касас. Испанцы потеряли только двух человек. Воины Кортеса имели кирасы и подбитые ватой камзолы, непроницаемые для стрел туземцев, а против испанских ружей, лошадей и мечей нагие туземцы были беззащитны.

Завоевание Мексики испанцами

Битва у Чентла в Табаско. Здесь впервые в бою на американском континенте были применены лошади. Изображение в муниципалитете Параисо, штат Табаско

 

Победа при Табаско имела решительное влияние на весь дальнейший ход дел. Князьки туземцев пришли в испанский лагерь с просьбой о мире и подарками, в числе которых находилось 20 невольниц. Кортес объявил князькам, что они становятся подданными короля испанского и должны креститься. Народ с удивлением смотрел на богослужение, которое совершил у алтаря Богоматери в вербное воскресение священник Ольмедо. Испанцы возвратились на корабли, поплыли вдоль берега дальше и стали на якорь у открытого Грихальвой острова San Juan de Uloa.

 

Марина

Одна из невольниц, подаренных Кортесу князьками окрестностей Табаско, была дочь мексиканского касика (князька), проданная матерью в ту землю. Она знала и ацтекский язык и язык юкатанского населения; через посредство Агилара она объясняла испанцам слова юкатанцев; скоро выучилась кастильскому языку и стала очень полезна испанцам. В крещении она получила имя Марины, мексиканцы произносили его «Малинче». Она была не только умна, но и очень красива; потому Кортес сделал ее своей любовницей; она полюбила его с безграничной преданностью. Впоследствии у них родился сын. Мексиканцы стали называть по её имени и Кортеса Малинче. Она была добрая женщина, благородного характера и, сколько могла, старалась смягчить судьбу своих соотечественников.

 

Высадка во владениях ацтеков

В пятницу страстной недели Кортес и его спутники вышли на песчаный берег Мексики в том месте, где потом был построен город Веракрус. Туземцы приняли их дружелюбно, помогли им построить из ветвей и хлопчатобумажной ткани шалаши с навесами для защиты от зноя. Кортес услышал, что эта земля принадлежит к большому царству, государь которого, Моктеузома, живет в средней части страны на высоком плоскогорье. Народ толпами сходился смотреть на иноземцев и их корабли с белыми парусами, приносил плоды, цветы, птиц; началась меновая торговля. Правитель области, ацтекский вельможа, пришел с большой свитой посетить испанского главнокомандующего, расспросить его о родине испанцев и о причине их приезда; он принес подарки, дававшие высокое понятие о богатстве и технических искусствах мексиканцев. Это были плащи из хлопчатобумажных тканей, наряды, сделанные из ярких перьев, золотые украшения; все эти вещи были очень хорошей работы. Ацтекский правитель старался расположить испанцев к дружеским отношениям с мексиканцами, но очевидно было, что он желает как можно дольше задержать их на берегу; он отправил гонцов с донесением царю и с просьбой об инструкциях. В их ожидании туземцы угощали испанцев всем, что имели лучшего.

 

Монтесума

Моктеузома или, как обыкновенно его называли испанцы, Монтесума был встревожен известием о прибытии иноземцев, ездящих на лошадях, одетых в блестящие шлемы и латы, стреляющих громом и молнией. В Мексику уже давно приходили слухи о белых бородатых людях, приплывших из-за моря на соседние острова и берега. В особенности смущен был Монтесума приездом Грихальвы на берег его царства. У мексиканцев было предание, что добрый бог Кецалькоатль, научивший людей земледелию, обработке металлов, правилам общественного быта, подвергшийся вражде более сильных богов и уплывший от неё на корабле, сшитом из змеиных шкур, за великое море в землю Тлапалан, возвратится со своими потомками и будет царствовать над мексиканским народом. Он был высокого роста, белый с длинными темными волосами и длинной бородой.

Монтесуме казалось, что это пророчество предания исполняется теперь; потому он был смущен, и в его действиях относительно испанцев была большая шаткость. Народ его тоже был смущен; носились рассказы о знамениях, предвещавших великие перемены; особенно встревожен был ими Монтесума, человек суеверный. Он отправил на берег послов поднести иноземным гостям дорогие подарки, но с тем вместе объявить, что царь воспрещает им идти с берега во внутренние области его царства.

Государство ацтеков. Карта

Государство ацтеков в 1519, накануне завоевания Мексики Кортесом. Карта

Автор изображения

 

Кортес понял из этого, что Монтесума человек робкий и боится его, решил не слушать запрещения и собрался идти в столицу мексиканского царства. Отважнейшие из спутников Кортеса одобряли это намерение, надеясь обогатиться в царстве, о сокровищах которого свидетельствовали присланные царем подарки; менее смелые боялись идти в страну, населенную цивилизованным народом, как показывала искусная выделка присланных царем подарков; они полагали, что не могут при своей малочисленности победить такой народ. Некоторые требовали возвращения на Кубу; оно казалось тем необходимее, что туземцы перестали приносить пищу, начинался недостаток в ней, а вредный воздух болотистого приморья вызвал болезни, от которых довольно многие умирали. Но твердость души Кортеса ободрила робких, и почти единодушно было решено построить на удобном месте берега укрепление, которое будет служить опорным пунктом для покорения страны. Посольство тотонаков, порабощенного ацтеками племени, просившего у испанцев помощи против них, пробудило в Кортесе надежду найти в царстве Монтесумы союзников, при содействии которых легко будет победить ацтеков.

 

Основание Веракруса и поход в Семпоалу

Испанцы построили на берегу укрепление, которое назвали «Богатым городом истинного креста», Villa Rica de Vera Cruz. В этом имени выразились главные мотивы завоевателей – алчность и усердие к вере. Спутники Кортеса назначили его от имени королевы Иоанны и её сына Карла правителем основанной ими колонии, то есть свергли с себя зависимость от Веласкеса. Некоторые находили это противозаконным, но скоро отбросили свои сомнения и стали усердными приверженцами нового правителя.

Кортес считал первой надобностью упрочить за собою дружбу и содействие тотонаков; он пошел в главный город их Семпоалу. Дорога туда вела по местности, казавшейся испанцам земным раем, – так роскошна была растительность, так много птиц было на полях и в лесах. Особенно вкусна была одна из лесных птиц, индюк; испанцы охотились за нею.

Жители Семпоалы приняли испанцев с восторгом; спутники Кортеса видели, что это действительно цивилизованный народ: дома города были большие, хорошие здания; при них были цветники; мужчины и женщины носили красивую одежду из хлопчатобумажных тканей и много украшений. Горожане угощали испанцев. Из разговоров с касиком Кортес получил довольно точные сведения о состоянии ацтекского царства; особенно важно было то, что подтвердилось прежнее его понятие о желании многих племен свергнуть с себя иго ацтеков. Очень сильно было это желание в республиканском государстве Тласкале и у тескукских государей, покоренных Монтесумой. Ацтеки брали у покоренных племен множество юношей и девушек для принесения в жертву богам; Монтесума любил пышность, потому обременял порабощенные племена очень тяжелыми налогами.

Из Семпоалы испанцы пошли в другой город тотонаков, Чиагунцлан. Туда пришли пять ацтекских вельмож и потребовали от жителей двадцать юношей и девушек для принесения богам в жертву; это был штраф, наложенный на город за дружелюбный прием иноземцев. Ацтекские послы говорили повелительно, тотонаки слушали их с боязливой готовностью повиноваться, но, по совету Кортеса, арестовали послов. Кортес тайно помог арестованным уйти. Он выказал в этом деле замечательную способность хитрить: перессорил тотонаков с ацтеками и приобрел друзей при дворе Монтесумы. Тотонакские касики, надеясь восстановить свою независимость, перестали платить дань ацтекскому царю, отдались под покровительство испанского короля; весь тотонакский народ помогал испанцам строить крепость. Владычество испанцев началось разрушением деревянных идолов перед плачущим народом.

 

Кортес приказывает потопить свои корабли

Кортес понимал, что, приняв сан правителя, навлек на себя непримиримую вражду Веласкеса, который может сильно повредить ему, имея могущественных друзей в Испании. Притом некоторые из спутников Кортеса сохраняли желание возвратиться в Кубу. Он принял решение, показывающее чрезвычайную твердость воли и уверенность в своих силах. Отправив в Испанию посольство с богатыми подарками королю и просьбой об утверждении в должности, он, чтобы отнять у своих спутников всякую надежду на возвращение и принудить их к отваге, велел перенести с кораблей на берег груз, железо, паруса – и потопил все корабли, кроме одного небольшого судна. На ропот своих спутников он отвечал, что корабли были повреждены бурями и червями, стали совершенно неспособны к плаванию и вовсе не нужны ему и его товарищам при успешности их похода. Он так хорошо умел одушевлять своих спутников надеждой на славу и богатую добычу, что при конце его энергичной речи они закричали: «Идем в Мексику!»

 

Поход войска Кортеса через Кордельеры

Взяв около 400 пеших воинов и 15 всадников и оставив в крепости гарнизон под начальством Хуана Эскаланте. Кортес пошел 16 августа 1519 года из Веракруса в центральную часть Мексиканского царства. Туземцы несли амуницию, съестные припасы, везли на себе пушки; они с тем вместе были проводниками и заложниками за верность своих соплеменников. Испанцы шли через город Халапу. Страна была покрыта роскошными лугами, фруктовыми деревьями воздух благоухал ароматами цветов; в лесах и фруктовых садах порхало множество пестрых птиц. Жители той области, дружные с тотонаками, не сопротивлялись походу испанцев, не мешали им ставить по дороге кресты.

Из города Наулинко путь стал подниматься в горы; он вел через вулканический хребет Кордельеров, подымавшийся до 7.000 футов. Подъем был крутой; затруднительность пути увеличилась холодом и ветром. Поднявшись на горы, испанцы вступили на обширную террасу, столицей которой была резиденция ацтекского князя, встретившего иноземцев недоверчиво. Они увидели громадные массы черепов, расстановленных в порядке; это были остатки людоедских пиров. Берналь Диас говорит, что тут было едва ли меньше 100.000 черепов. Князь рассказывал о могуществе царя, которому подвластны он и 30 других областных государей. Его слова навели уныние на испанцев.

 

Завоевание Тласкалы

Отдохнув несколько дней, испанцы пошли в Тласкалу. Каменная стена с широким бруствером для удобства обороны обозначала границу этого государства. Испанцы перешли ее. Тласкаланцы, племя родственное ацтекам, люди крепкого сложения и воинственные, составляли федеративное государство, которым правил союзный совет, состоявший из родоначальников и вельмож. Он решал вопросы о войне и мире и другие дела, касавшиеся всей федерации; делами каждой области правили её князья и вельможи.

Религия и обычаи тласкаланцев были сходны с мексиканскими; храбростью тласкаланцы не уступали никакому народу Анагуака. Они, как и ацтеки, не знали железа; но их стрелы и копья имели острые наконечники, сделанные из меди, обсидиана или кости. Их стрелки и пращники были искусны; своими деревянными мечами, в которые с обеих сторон были вправлены металлические клинки, они наносили тяжелые раны; они имели деревянные, обтянутые кожей, шлемы и щиты. Монтесума хотел покорить их, как соседние племена; война длилась много лет; они храбро защищали свою независимость.

Война еще продолжалась, когда пришли к ним испанские послы просить пропуска через их землю. Послы говорили, что испанцы идут в столицу Монтесумы и хотят быть друзьями тласкаланцев. Но они не верили дружбе иноземцев, разрушавших по своей дороге храмы и статуи богов, принявших подарки от Монтесумы.

По совету одного из князей, они решили остановить иноземцев силой оружия. Испанские всадники, поскакавшие впереди пехоты на войско тласкаланцев, были встречены градом стрел; две лошади и один из всадников были убиты; но когда подошла испанская пехота, её выстрелы обратили врага в бегство. Кортес велел зарыть убитых лошадей, чтобы туземцы не считали их умершими и продолжали верить, что это существа, одаренные волшебными силами.

Испанцы укрепили место, на котором остановились ночевать. Утром они осторожно пошли в боевом порядке дальше; страна была хорошо возделана, испанцы шли маисовыми полями и фруктовыми садами. Пришедши к ущелью (2 сентября), они увидели войско; оно встретило их стрелами и камнями. Семпоальские туземцы, шедшие с испанцами, усердно помогали им, зная, что будут убиты в случае их поражения. После упорного боя испанцы прорвались через ущелье и, выйдя на равнину, встретили там войско из 30.000 человек или больше. Люди Кортеса убили множество туземцев; но те отступили в порядке под управлением своего храброго князя Хикотенкатля (Шикотенкатля).

Испанцы опасались нового нападения и провели ночь на скалистом Цомпачском холме, куда их союзники доставили им пищу из своих селений, находившихся неподалеку. Утром Кортес послал пленных касиков в Тласкалу с прежней просьбой о свободном пропуске. Хикотенкатль отвечал: если иноземцы войдут в Тласкалу, то будут принесены в жертву богам. Возвратившиеся с этим ответом послы сказали, что он собрал 50.000 воинов и готовится к битве.

Кортес пошел туда, где собралось тласкаланское войско. Оно стояло на обширном лугу, было разделено на пять отрядов. Простые воины были нагие; тело их было раскрашено; на начальниках были шлемы, сверкавшие золотом и дорогими камнями и плащи из перьев ярких цветов. Над войском развевалось большое тласкаланское знамя; на нем был вышит золотом орел; оно было украшено серебряным шитьем и изумрудами. Тласкаланцы с оглушительным криком пускали тысячи стрел.

Кортес занял такую позицию, которая была наиболее выгодна для действия артиллерии. Тласкаланцы оцепенели от ужаса при первых выстрелах, потом бросились на испанцев, прорвали ряды их пехоты; но Кортес со всеми всадниками напал с фланга на неприятеля, непривычного к дисциплине и пугавшегося лошадей. Один из касиков, обиженный упреками Хикотенкатля, ушел со своим войском с поля битвы; за ним ушли другие; это доставило испанцам победу. Вечером Кортес возвратился на Цомпачский холм. У испанцев было мало убитых; они похоронили их украдкой от своих туземных союзников, чтоб индейцы оставались при мнении, что белые люди – бессмертные существа.

Часть тласкаланцев желала мира, но военная партия сохранила перевес в союзном совете. Жрецы говорили, что испанцы дети солнца и получают свою силу от него, потому было решено напасть на них ночью. Но их караульные были внимательны и увидели при лунном свете приближающееся неприятельское войско; испанцы внезапно напали на него у подошвы холма; оно испугалось и обратилось в бегство. Но Хикотенкатль оставался тверд и не дозволил отправить послов к испанцам. Кортес делал успешные набеги, но положение испанцев было затруднительно; число людей, считавших поход на Мексику безрассудством и желавших возвратиться в Кубу, увеличивалось с каждым днем.

Случайность помогла Кортесу. Тласкаланский военный совет отправил послов к испанцам; Хикотенкатль отправил с ними шпионов, чтобы, воспользовавшись сведениям, какие принесут они, возобновить нападение. Марина заметила шпионов, сказала Кортесу; он велел схватить их, отрубил им руки и отпустил их. Хикотенкатль убедился, что испанцев нельзя застать врасплох и вместе с послами военного совета пошел к Кортесу объявить, что тласкаланцы покоряются. В это время прибыло посольство от Монтесумы, он поздравлял Кортеса с победами, прислал ему подарки, обещался платить дань его царю, но убеждал его отказаться от похода в Мексику. Кортес отвечал, что надеется лично благодарить царя за его щедрость, и отпустив послов, пошел в Тласкалу.

Испанцы вступили в Тласкалу 23 сентября 1519. Город был украшен цветами. Народ встретил белых людей с криками радости; правители государства, первое место между которыми занимал старик-отец Хикотенкатля, угощали белых. Кортес, имевший, подобно Колумбу, пылкое воображение, сравнивает в своем письме к королю Тласкалу с Гранадой. Тласкаланцы были трудолюбивый народ, усердно занимались земледелием, были храбры. Союз с ними имел очень большую важность для Кортеса, но он едва не испортил дело своей ненавистью к язычеству: он хотел разрушить идолов; это произвело бы мятеж. Священник Ольмедо отклонил его от опасного намерения, и Кортес ограничился тем, что поставил в Тласкале крест.

«Ольмедо был проникнут христианской любовью, – говорит историк Прескотт. – Он заботился о благе туземцев, старался смягчить ужасы войны».

 

Резня в Чолуле

Услышав, что испанцы дружески приняты в Тласкале, Монтесума испугался и отправил к Кортесу посольство с приглашением в свою столицу. Послы говорили, что испанцы должны идти туда через Чолулу. Тласкаланцы предостерегали Кортеса, доказывали ему, что приглашение Монтесумы – коварство; но он решил идти в Теночтитлан, упрочил свой союз с тласкаланцами, женив нескольких своих помощников на дочерях важнейших касиков, и пошел в Чолулу.

Этот город был прежде столицей государства, имевшего республиканское устройство. Оно было покорено Монтесумой. Чолула славилась образованностью и роскошью своих жителей и была священным городом, в котором сходились на религиозные праздники бесчисленные толпы народа. Каждый год на этих праздниках приносилось в жертву до 6.000 человек. Из множества храмов главным был тот, который назывался великим; он был посвящен Кецалькоатлю. Город, стоял в живописном местоположении близ громадных огнедышащих гор, Попокатепетля и Истаксиуатля, был окружен садами и рощами. Испанцы шли в сопровождении 6.000 тласкаланцев. Чолульцы приняли их дружески, роскошно угощали.

Но через несколько времени пришли ацтекские вельможи с тайными поручениями от Монтесумы, и настроение чолульцев стало враждебно испанцам. Боги сказали Монтесуме, что Чолула будет могилой иноземцев, и он прислал вельмож подготовить неожиданное нападение на них.

Марина заметила это из разговоров с женою касика, сообщила Кортесу; он принял меры предосторожности на ночь и утром напал на чолульцев, еще не бравшихся за оружие. Испанцы перерезали множество их, зажгли храмы, в которых они искали убежища; тысячи людей сгорели там или разбились, прыгая со стен. Тласкаланцы, стоявшие за городом, пришли на помощь испанцам и с ожесточением убивали чолульцев, разрушали город, потому что между ними и чолульцами была старинная племенная вражда.

Когда Кортес остановил резню и грабеж, число убитых чолульцев простиралось до 6.000 человек. Свирепость Кортеса запугала население всей области; из других городов её пришли послы с подарками, заявлениями покорности «белым богам» и просьбой о пощаде. Большой чолульский храм был обращен в христианскую церковь. Но Ольмедо удержал Кортеса от насильственного обращения чолульцев в христианство.

 

Поход к Теночтитлану

Услышав о том, что произошло в Чолуле, Монтесума снова испугался. Он отправил к Кортесу посольство с богатыми подарками и уверением, что заговор против испанцев возник без всякого его участия. Кортес притворился поверившим и вместе с послами Монтесумы пошел в его столицу. Путь лежал через крутую Сьерру-Агуалько и был чрезвычайно тяжел, но Кортес предпочел его другому, более длинному и менее затруднительному, который предлагали послы; на этом удобном пути была подготовлена засада, как сказали Кортесу тласкаланцы. Один из офицеров Кортеса, Диего Ордас, пожелал подняться на огнедышащую гору, вершина которой была покрыта снегом. Кортес охотно позволил ему это, желая показать мексиканцам, что нет трудностей, которых не могут преодолеть белые люди. Ордас с восемью товарищами поднялся по горе в область вечного снега и принес в доказательство того большие куски льда. Король впоследствии дал ему за это герб с изображением огнедышащей горы.

План похода Кортеса

Путь Кортеса к Теночтитлану

Автор изображения - Yavidaxiu

 

Перешедши хребет, испанцы спустились на прелестную мексиканскую равнину Теночтитлан. Она была покрыта цветниками, маисовыми нивами, тутовыми и кедровыми рощами, между которыми стояли многочисленные города. Средину её занимал великолепный город Теночтитлан (Мехико, Мексика), блиставший множеством белых башен, имевший громадные пирамидальные храмы. За голубыми водами Мексиканского озера на краю горизонта поднимался темный порфировый хребет.

Монтесума в молодости славился храбростью и мудростью; но теперь он совершенно струсил. Его посольства, приносившие испанцам золото, разжигали в них желание овладеть столицей богатого царя. Кортес постоянно говорил, что идет в Теночтитлан с дружескими намерениями, хочет только заключить союз между своим королем и царем мексиканского государства. Монтесума просил у своих вельмож советов, как ему держать себя; их мнения были разноречивы, не давали твердой опоры его мыслям.

Испанцы пришли в город Чалько, стоявший на юго-восточном берегу мехиканского озера. Он был построен, подобно Мехико, на сваях и вдавался далеко в озеро. Испанцы дивились искусству ацтеков строить города над водой. В Чалько пришел с большой свитой тескукский князь и поднес Кортесу жемчуг, зерна которого были очень крупны. Кортес подарил ему ожерелье из граненого стекла. Монтесума рассудил, что должен принять испанцев любезно, отправил двух своих родственников сопровождать белых людей на пути в столицу.

Испанцы шли берегом озера Хочикалько по дороге, построенной из камня и глины, восхищались красотою местности. На берегу стояло много городов и селений, на озере были огромные плоты, покрытые землей и служившие огородами, цветниками. Испанцам казалось, – говорит Берналь Диас, – что они пришли в одну из тех волшебных стран, которые описываются в волшебном романе «Амадисе Галльском». В Ицтапалапане, городе, имевшем роскошные фруктовые сады, наполнявшие воздух ароматом, испанцев принял и угостил брат Монтесумы.

На следующий день они пошли по каменной дороге, проведенной через озеро в великолепную столицу мексиканского царства; богато одетые вельможи вышли приветствовать их. По озеру к дороге, по которой шли испанцы, приплыли бесчисленные челноки; туземцы с удивлением смотрели на белых людей. За вельможами явился приветствовать гостей сам царь, окруженный блестящей свитой. Его несли на богатых носилках. Сошедши с них, он поздоровался с испанцами, сел опять на носилки. Процессия вошла в город; при громе музыки испанцы вступили в южную часть Мексики; царь назначил жилищем их старый дворец, находившийся там. Дома города были большие каменные; на плоских кровлях и по улицам стоял народ. Улицы пересекались площадями и садами.

Мексиканцы обращались с испанцами очень почтительно, но выказывали ненависть к сопровождавшим их тласкаланцам. На дворе старого дворца снова встретил своих гостей царь, повесил на шею Кортесу тяжелое золотое ожерелье и сказал: «Этот дворец принадлежит тебе и твоим братьям, отдохните от ваших трудов». В огромном здании, построенном отцом Монтесумы, было достаточно помещения для всех испанцев; царь приготовил им обильное угощение и потом присылал очень много продовольствия. Кортес, поддерживавший во время похода строгую дисциплину, считал и теперь необходимостью осторожность. На пире вечером он велел стрелять из пушек, чтобы туземцы получили понятие о сверхъестественном могуществе своих гостей.

На следующий день он с несколькими офицерами отправился к царю в новый дворец, построенный самим Монтесумой. Берналь Диас, находившийся в свите Кортеса, подробно описывает великолепие обширного дворца. Комнаты были украшены панелями из прекрасного дерева с тонкой резьбой, ковры были так хороши, что Берналь сравнивает их с фландрскими. Множество апартаментов занимал гарем Монтесумы, очень многочисленный; во дворце соблюдался строгий церемониал; бесчисленные служители были одеты богато. Дворец был окружен садами, в которых были устроены зверинцы, крытые птичьи дворы; в садах были фонтаны.

Кортес, Монтесума

Встреча Кортеса с Монтесумой

 

Монтесума спросил Кортеса о цели его прибытия. Он через свою переводчицу, Марину, отвечал, что прислан своим могущественным государем обратить царя и его народ в истинную христианскую веру и прекратить гнусное идолослужение; изложил христианское учение о воплощении Сына Божия, о таинстве св. причащения. Монтесума был смущен: сбывались пророчества о том, что, с прибытием белых людей, разрушится прежний порядок дел, что ацтекское царство будет покорено владычеству государя белых людей, живущего за морем. Это убеждение отнимало у Монтесумы всякую мысль о сопротивлении. Он снова дал испанцам богатые подарки.

Они возвратились в свой дворец. При всей робости Монтесумы, их положение в Мексике было очень опасно. Город был окружен водой. Его многочисленное население было воинственно и уже выказывало неприязнь к своим гостям. Их было только 450 человек.

 

Жизнь и обычаи ацтеков

Кортес понимал опасность своего положения, он остался тверд в намерении покорить обширное государство Монтесумы. Чтоб ознакомиться с характером местности, он выпросил позволение осмотреть город. Монтесума сам повел его и нескольких офицеров в главный храм. Удивление испанцев росло с каждым шагом. На огромном рынке, наполненном людьми, приходившими из всех областей государства, было множество товаров, показывавших высокое развитие промышленности. Одежда и уборы были сделаны очень искусно, деревянная, каменная и металлическая посуда также была очень хороша; лежали груды оружия хорошей выделки; количество съестных припасов было громадно. Мужчины и женщины, толпившиеся на рынке, были в изящной одежде из хлопчатобумажных тканей с вышивками, с роскошной отделкой из перьев, с меховой опушкой. Все показывало, что ацтеки – народ образованный.

Главный храм также возбудил удивление испанцев. Он был каменный, имел пять ярусов, построенных один на другом уступами, был окружен высокой стеной с воротами; при храме находились жилища жрецов и прислуги, школы для детей и сыновей вельмож, казарма для отряда стражи. Взошедши по широким лестницам на террасу верхнего яруса, имевшую до 400 футов ширины, Кортес и его спутники с восхищением смотрели на расстилавшуюся под ними панораму. Но ужасающее впечатление произвела на них каменная настилка, на которую клали приносимых в жертву, чтобы вырезать у них живых сердце и относить его, еще трепещущее, на жертвенник Уицилопочтли, бога войны, безобразная статуя которого, украшенная золотом, жемчугом и дорогими камнями, стояла в одном из святилищ этого здания. Храм со своими пристройками был так огромен, что составлял целый город. И тут, как и в Чолуле, лежали правильно сложенные высокие кучи бесчисленного множества человеческих черепов. Кортес выразил царю ужас и омерзение. Монтесума рассердился.

Религия ацтеков

Человеческие жертвоприношения у ацтеков. Европейский рисунок XVI века

 

Арест Монтесумы и признание им себя данником Испании

Испанцы прожили в старом дворце неделю; Монтесума присылал съестные припасы в большом изобилии и выказывал неизменную дружбу. Но туземцы, привыкая видеть белых людей, переставали бояться их, а испанцы замечали, что ацтеки враждебны им. Правитель той области, где был построен Веракрус, вероломно напал на это укрепление. Эскаланте, начальник гарнизона, и несколько солдат были убиты. Надо было полагать, что нападение сделано по приказанию Монтесумы.

Кортес посоветовался со своими офицерами и решился овладеть царем, пошел с отрядом солдат в его дворец, попросил свидания. Монтесума тотчас прислал сказать, что просит Кортеса к себе. Обменявшись несколькими словами с Монтесумой, Кортес потребовал, чтобы царь шел с ним в старый дворец присутствовать при допросе правителя, сделавшего нападение на Веракрус. Монтесума отказался идти, хотя Кортес уверял его, что будет поступать с ним почтительно. Веласкес де Леон, человек вспыльчивого характера, стал говорить угрожающим тоном; Монтесума испугался и согласился исполнить требование испанцев, – но, чтобы не унизить своего достоинства перед народом и вельможами, показал вид, будто отправляется с испанцами в старый дворец добровольно. Он сел на носилки, вельможи по обыкновению понесли его.

Испанцы поместили его в одной из великолепнейших комнат своего дворца, обращались с ним почтительно, оставили при нем вельмож и прислугу по его собственному выбору, дозволяли всем подданным приходить к царю. Внешне могло казаться, что Монтесума остается повелителем государства, что испанцы – лишь его телохранители. Но все ацтеки понимали, что их царь находится в плену.

Касик, сделавший вероломное нападение на Веракрус, сын его и пятнадцать его помощников были приведены скованные в Мексику; касик на допросе показал, что сделал нападение по приказанию Монтесумы. Испанцы приговорили его и других арестованных к сожжению. На дворе старого дворца был сложен костер из ацтекских стрел, дротиков и другого оружия. Когда взвели осужденных на костер, Кортес вошел в комнату Монтесумы, велел слуге, принесшему цепи, надеть их на руки и на ноги царю и ушел из комнаты. После сожжения приговоренных к смерти, Кортес снова пришел к Монтесуме, снял с него цепи, сказал, что очень жалеет о необходимости, заставившей его подвергнуть Монтесуму наказанию, но что таков испанский закон. Испанцы говорят, что после этого Кортес предложил Монтесуме свободно возвратиться в его дворец, но Монтесума добровольно остался во дворце у испанцев, потому что стыдился показываться народу после унижения, которому подвергся.

На место Эскаланте Кортес назначил комендантом в Веракрус храброго рыцаря Алонсо Сандоваля и стал принимать меры к установлению испанского владычества над мексиканским царством. Ему помогал в этом сам Монтесума, продолжавший держать себя относительно своего народа, как повелитель, но безусловно повиновавшийся Кортесу, который обращался с ним почтительно и, как говорят испанцы, приобрел этим его расположение. Какама, владетель тескукской области, племянник Монтесумы, составил с другими родственниками и князьями замысел прогнать испанцев; Монтесума велел своим тайным приверженцам схватить Какаму и отдать его Кортесу, который заковал его в цепи. На его место Монтесума назначил его младшего брата. Кортес сказал Монтесуме, что хочет основать в Мексиканском царстве несколько испанских поселений. Царь велел правителям области помогать испанцам, отправленным выбирать места для укреплений.

Кортес потребовал, чтобы Монтесума торжественно признал испанского короля своим государем; царь собрал касиков и велел, чтобы они, как и он, признали своим повелителем государя белых людей, пришедших к ним, повиновались и платили дань этому государю, потому что он – тот владыка, который по древним пророчествам должен господствовать над ними. Все касики дали присягу на верность государю белых людей. Это была, по словам Берналя Диаса, такая умилительная сцена, что все плакали.

Кортес и Монтесума велели собирать по всему царству дань для нового государя. В Мексику были собраны громадные массы золота, серебра, дорогих камней, жемчуга, драгоценных одежд; Монтесума присоединил к ним несметные сокровища, собранные его отцом и хранившиеся в кладовой старого дворца, двери которой были заложены. Испанцы отделили по закону пятую часть своей добычи на долю короля; остальное разделили между собой. Кортесу и правителю Кубы назначили они очень большие доли; офицерам было дано больше, чем простым солдатам; это неравенство возбудило много ропота; и только благодаря уму Кортеса, дело не дошло до ссоры.

Мексиканцы, по примеру своего царя, повиновались белым людям; но стали выказывать озлобление, когда Кортес, негодуя на то, что продолжается принесение людей в жертву, стал уничтожать идолопоклонство. Вначале он выпросил у царя позволение совершать христианское богослужение в одной из священных башен главного теокалли (мексиканской пирамиды); когда испанцы очистили эту постройку от идолов, и Ольмедо, освятив ее, стал служить литургию у нового престола перед образом Богоматери, жрецы и народ выказали большую досаду. Кортес видел надобность иметь корабли на случай опасности, велел строить их на морском берегу. Ацтекские мастеровые, по приказанию Монтесумы, помогали испанцам в этой работе.

Ацтеки

Крещение ацтеков. Неизвестный художник XVI или XVII века

 

Прибытие войска Нарваэса и победа Кортеса над ним

Но возникла для Кортеса иная опасность. Веласкес узнал о самовольном походе Кортеса и о посольстве, которое отправил он в Испанию, объявил его ослушником, изменником и сделал все, что мог, чтоб отнять у него славу и выгоду.

Президент комитета индийских дел в Испании Фонсека, друг Веласкеса, затруднял исполнение просьбы Кортеса об утверждении его в должности правителя Мексики, а Веласкес снарядил экспедицию для отнятия власти у Кортеса и покорения Мексики. Слухи о богатстве этой страны привлекли к участию в новой экспедиции много смелых и жадных людей. Эскадра состояла из 18 кораблей; на них поплыли 900 человек, в том числе 80 всадников. Веласкес сначала думал сам начальствовать этой экспедицией, но рассудил, что поход будет очень труден, и поручил начальство своему родственнику Панфило Нарваэсу, на преданность которого вполне полагался. Правитель Эспаньолы порицал намерение Веласкеса отнять власть у Кортеса, который вел дело очень успешно; но этот протест остался напрасным.

Эскадра Нарваэса поплыла путем прежних экспедиций вдоль берегов Юкатана и 23 апреля 1521 бросила якорь близ того места, где стоит нынешний город Веракрус. Невдалеке от укрепления, называвшегося тогда этим именем, Нарваэс стал строить новое укрепление на том самом месте, где стоит нынешний город, и отправил к Сандовалю послов с требованием повиновения. Сандоваль велел связать их и отправил в Мексику. Кортес принял их любезно и сумел расположить в свою пользу, говорил им, как выгодно единодушие и как опасно будет, если туземцы заметят, что белые люди ссорятся между собой, объявил, что готов подчиниться Нарваэсу, если должность поручена ему королем, дал послам богатые подарки и, отпуская их, отправил вместе с ними священника Ольмедо, дав ему много золота для подкупа войска Нарваэса. Меж тем как Нарваэс, человек горячего характера, ругал мятежника Кортеса, Ольмедо подарками и любезностями склонял офицеров и солдат на его сторону.

Узнав от Ольмедо об успехе подкупа, Кортес отобрал людей, на которых мог положиться, и пошел к морю, оставив большую часть своего войска под начальством Педро Альварадо стеречь Монтесуму. Пришедши к морю и призвав к себе Сандоваля и Леона Веласкеса, он имел в своем отряде 300 человек. В бурную ночь он перешел близ Семпоалы высоко поднявшуюся от дождей горную речку и неожиданно напал на неприятеля, беззаботно стоявшего в Семпоале. Нарваэс ушел на теокалли; Сандоваль взошел туда, ранил его и взял в плен (май 1520). Кортес велел заковать пленного соперника в цепи, захватил неприятельские пушки и повернул их против его войска.

Оно состояло из авантюристов, отправившихся в Мексику только за добычей, не имевших расположения к своему начальнику. Кортес велел своим солдатам надеть золотые цепи и другие драгоценности; солдаты Нарваэса обольстились надеждой приобрести такие же богатства; Кортес приблизился к ним, предложил им участие в славе и добыче, и они признали его своим главнокомандующим. Тех, которые еще оставались враждебны ему, он примирил с собой подарками и любезностями.

 

Убийства ацтекских вельмож

Счастьем для испанцев было то, что они примирились так быстро; если бы ссора затянулась, они все погибли бы. Скоро после победы Кортес получил от Альварадо известие, что мексиканцы восстали. Оставив небольшой отряд в Веракрусе, велев снять такелаж с кораблей и перенести на берег, Кортес пошел через Тласкалу в северо-восточном направлении к Теночтитлану подавить восстание. По пути он видел, что ацтекское население стало враждебно белым людям; они с трудом получали продовольствие. Пришедши в Теночтитлан, Кортес увидел, что улицы пустынны. Без сопротивления прошел он в старый дворец к остававшемуся в нем гарнизону и услышал о причине восстания.

В мае мексиканцы праздновали свое главное религиозное торжество; это был праздник в честь бога войны, Уицилопочтли; вельможи с семействами приносили жертвы богу, пели и плясали. Альварадо услышал, что мексиканцы в этот праздник хотят освободить Монтесуму и напасть на испанцев. Человек горячий, он поверил этому извещению и решился поступить в Теночтитлане, как поступил Кортес в Чолуле. Когда вельможи собрались в главный храм, Альварадо велел солдатам броситься на них и убивать их. Они были безоружны; кровь текла ручьями по помосту храма. Находившиеся в ограде храма мексиканцы были убиты все до одного.

Мы не знаем, действительно ли существовал заговор, или донос о нем был неоснователен. Очень вероятно, что главным побуждением перерезать вельмож была алчность; они богато нарядились на праздник, испанцы взяли с убитых очень много золота. Не было между ацтеками знатной фамилии, из которой не погиб бы кто-нибудь на этом празднике. Ацтеки долго пели песни о коварном убийстве своих вельмож. Они были раздражены, решились мстить испанцам, напали на старый дворец; но Монтесума, для спасения своей жизни, сказал им, что они должны прекратить приступ, и они заменили нападения блокадой, надеясь, что голод принудит испанцев сдаться.

В это время пришел Кортес. Он сильно порицал Альварадо за безрассудный поступок, но не захотел возбуждать ропот войска наказанием храброго офицера, которого любил. Притом наказание и не повело бы ни к чему, потому что ацтеки не хотели слышать о примирении. Кортес предполагал, что Монтесума возбуждал своих подданных к восстанию и на приветливые слова царя отвечал сурово.

 

Восстание ацтеков против испанцев

Осада испанцев в старом дворце. У Кортеса было теперь 1.200 испанцев и многочисленное войско тласкаланцев. Испанцы разместились все в обширном одноэтажном дворце, тласкаланцы – отчасти в нем, отчасти под навесами на дворе, окруженном стеною. Ацтеки мужественно напали на испанцев, старались взлезть на стену, пускали град стрел и камней с плоских кровель соседних домов. Испанцы были защищены от этих ударов латами и камзолами на толстой ватной подкладке, но все-таки многие получили тяжелые раны. Пушки и ружья испанцев истребляли ацтеков массами; места убитых занимали другие. По грудам тел они подымались, чтобы перелезть через стену; но как только они показывались над ней, испанцы и тласкаланцы убивали их. Мексиканцы они старались зажечь дворец стрелами с огнем и головнями.

На ночь они прекратили нападение, но с рассветом возобновили его. Конница испанцев сделала вылазку, прогнала ацтеков от дворца, зажгла соседние дома, с которых они стреляли. Но ушедши вечером во дворец, испанцы слышали крики ацтеков, что Уицилопочтли скоро получит жертвы, которых желает, что ножи уже отточены. Осаждающими начальствовал брат Монтесумы Куитлагуак, считавшийся наследником престола.

Рана Монтесумы. Опасность принудила Кортеса обратиться к помощи Монтесумы; он убедил своего пленника требовать у ацтеков прекращения войны, обещав ему, что испанцы уйдут из Мексики, если им дан будет свободный пропуск. Монтесума в сопровождении испанских офицеров взошел на надстройку, находившуюся над срединой здания. Ацтеки сначала слушали речь царя почтительно, но когда он сказал, что остается у испанцев по доброй воле, что они – его друзья, поднялся ропот, камни и стрелы полетели в Монтесуму, и прежде чем испанцы успели закрыть его щитами, он упал раненный.

Ацтеки в ужасе разбежались; площадь перед дворцом осталась пуста. Монтесуму отнесли в его комнаты; но жизнь перестала быть мила ему. Напрасно Кортес утешал, успокаивал его; он молча сидел, опустив глаза, отвергал медицинские пособия, срывал перевязки с раны. Видно было, что он хочет умереть; силы его падали.

Нападение испанцев на теокалли. Рядом с дворцом стояла теокалли, широкая и высокая пирамида. С верхней его площади ацтеки пускали в осажденных стрелы и дротики, делавшие им много вреда. Эсковар с отрядом из 100 человек пытался овладеть этим зданием, но ацтеки три раза отражали его атаку. Кортес, хотя был ранен в руку, пошел сам с храбрейшими воинами взять этот храм. Широкие лестницы ярусов теокалли были полны воинов, бросавших сверху на испанцев дротики, стрелы, головни; но Кортес взошел до верхней площади; бой на ней был отчаянный. Она не имела балюстрады; испанцы и ацтеки, тесня одни других к окраинам, падали вниз. Два сильных ацтека схватили Кортеса, чтобы сбросить его; но он был сильнее их, вырвался, сам сбросил одного из них.

Наконец все ацтеки были перебиты. Испанцы сбросили идол Уицилопочтли и зажгли святилища, стоявшие на верхней площади. Но победа была куплена дорого: 45 испанцев были убиты, почти все остальные ранены. В следующую ночь испанцы сожгли 300 домов.

Смерть Монтесумы. Но мужество мексиканцев оставалось непоколебимо. Кортес хотел помириться с ними. С той надстройки, с которой говорил Монтесума, Кортес предложил им прощение, если они покорятся, грозил обратить весь город в развалины, не оставить ни одного живого человека в нем, если они не прекратят нападений; они отвечали, что он и все воины его погибнут, не уйдет ни один, потому что мосты сломаны.

Война продолжалась. Солдаты Нарваэса роптали, нашедши опасности и лишения вместо богатства. Порох и запасы продовольствия истощались; число испанцев с каждым днем уменьшалось от сражений и болезней, а у ацтеков погибшие воины заменялись новыми. Монтесума умер, отказавшись изменить вере предков.

 

«Ночь печали»

Смерть Монтесумы отняла у Кортеса всякую надежду на мир с мексиканцами; он видел, что не может победить их, потому решил уйти. Путем отступления была выбрана та из плотин, которая была короче других, а временем его – ночь 1 июля. Испанцы надеялись уйти незамеченными, но ошиблись и подверглись такому бедствию, что за этой ночью осталось название «печальная». Тлакопанская плотина, но которой они пошли, была перерезана тремя каналами; мосты через них были разрушены. Испанцы взяли с собой переносный мост, но когда положили его через первый канал, он вдавился в землю и в камень плотины так, что нельзя было поднять его. Ацтеки знали об отступлении испанцев, заняли плотину, стреляли с лодок в отступающих. Много испанцев погибло от стрел и камней или утонуло. Некоторые были взяты в плен и отведены для принесения в жертву богам.

Кортес и его помощники выказывали изумительное геройство. Не имея моста для перехода через второй и третий прорезы плотины, они заваливали их своим багажом, телами убитых; некоторые переплывали через них. Альварадо, опершись на копье, перепрыгнул через канал; ширина была так велика, что у спутников Кортеса навсегда сохранилось воспоминание об этом невероятном прыжке, и в Мексике до сих пор показывают место, где он был сделан. Потеряв очень много товарищей, израненные, изнуренные испанцы вышли на берег, добрались до храма, стоявшего на холме, и остановились тут отдохнуть.

Когда Кортес сделал смотр уцелевших и увидел, скольких друзей нет в их рядах, у него навернулись слезы. В «печальную ночь» погибло 450 испанцев. Но уцелели главные помощники Кортеса: Альварадо, Сандоваль, Олид, Ортас, Авила и корабельный строитель Лопес. Уцелела и Марина, вверенная охране тласкаланцев. Из солдат Нарваэса спаслись лишь немногие: они, наперекор совету Кортеса, взяли с собою слишком много золота и почти все утонули от его тяжести. Не осталось ни одной пушки, ни одного ружья, потому что солдаты бросили на плотине все тяжелое, мешавшее идти.

 

Отомпанская битва

Кортес не мог дать продолжительного отдыха утомленным: надо было уходить от погони. В полночь испанцы выступили в поход; он длился семь дней и был чрезвычайно изнурителен. Дошедши 8 июля до Отомпанского холма, испанцы увидели, что долина, отделяющая их от Тласкалы, занята огромным войском тескукских ацтеков. Кортес побледнел, но скоро овладел собой, поставил испанцев и шедших с ними тласкаланцев в боевой строй. Испанцы бросились на врага с мужеством отчаяния, разорвали его ряды, всадники топтали беспорядочную массу, но она была слишком велика.

Бой длился несколько часов; испанцы начинали изнемогать, а у ацтеков вступали в битву все новые и новые отряды. Кортес, получивший две раны, увидел окруженного вельможами главнокомандующего. Он сидел на носилках и отдавал приказания. Кортес, взяв четырех храбрейших рыцарей, поскакал к носилкам и пронзил ацтекского главнокомандующего копьем. Один из сопровождавших Кортеса рыцарей овладел ацтекским знаменем. Неприятелей охватил страх, они обратились в бегство. Испанцы истребили множество их, взяли на поле сражения богатую добычу и пошли на ночь в ацтекский храм, стоявший на высоком месте.

 

Возвращение Кортеса в Тласкалу

На следующее утро испанцы пошли в Тласкалу, неуверенные в том, остаётся ли она дружественной им, но были встречены гостеприимно. Махихка, один из четырех князей тласкальской конфедерации, заботливо ухаживал за раненным Кортесом. Благодаря этому, он скоро оправился и занялся мыслями о возвращении в Мексику.

Но прежде чем идти туда, он должен был одолеть много препятствий. Большинство новых его солдат и некоторые из прежних потеряли надежду покорить мексиканское царство и требовали отступления в Веракрус, с тайной мыслью возвратиться в Кубу. Отклонив их от этого намерения, Кортес увидел себя в опасности лишиться помощи тласкаланцев. Новый мексиканский царь, брат Монтесумы, Куитлагуак, непримиримый враг белых, предложил тласкаланцам мир и союз. Хикотенкатль, полководец, храбро сражавшийся с испанцами, советовал тласкаланскому правительству соединиться с единоплеменниками против иноземцев; молодые воины поддерживали его. Но пожилые правители государства, в особенности Махихка и старик-отец Хикотенкатля, предостерегали свой народ от коварства ацтеков, которые, победив при их помощи испанцев, нападут на них. Тласкаланцы решили сохранить союз с белыми. Хикотенкатль покорился необходимости, но оставался в душе врагом испанцев и впоследствии, увлекшись этим чувством, был наказан смертью. Махихка крестился, его примеру последовали многие тласкаланцы.

 

Второй поход Кортеса в Мексику

Волшебный ореол, которым были сначала окружены белые люди, рассеялся и перестал охранять их. Мелкие отряды испанцев, неосторожно уходившие от главных сил, подвергались неожиданным нападениям и нередко погибали. Тепеакцы, соседи тласкаланцев, убили несколько испанцев. Кортес разбил их в двух сражениях, обратил в рабство и заклеймил, чтобы можно было узнавать тех, которые убегут. Эта суровость запугала другие племена той области, а дружба тласкаланцев с испанцами показывала им, что Кортес милостив.

Многие племена, покоренные ацтеками, заключили союз с испанцами, чтоб освободиться от поработителей. Кортес помогал прогонять ацтекские гарнизоны из их городов; этим он ослаблял ацтеков и увеличивал свои военные силы. Урон, который потерпели испанцы в Мексике, пополнялся: слух о богатой добыче привлекал в войско Кортеса авантюристов с Кубы, Эспаньолы. Он получал не только воинов, но и оружие, порох. Вскоре он счёл себя достаточно сильным, чтоб идти на покорение Мексики.

План второго похода в Мексику показывает всю гениальность Кортеса. Корабельный мастер Лопес построил из перенесенного на берег материала несколько кораблей; они были разобраны на части и перенесены туземцами через горы к Мексиканскому озеру, чтобы сложить их там и спустить в воду. Это было повторение того, что сделал Бальбоа на Дариэнском перешейке.

Пока шла постройка и переноска кораблей, Кортес покорял города, стоящие около озера, чтоб отнять у столицы всякую поддержку. Все это было исполнено так, что трудно сказать, чему больше надобно дивиться, отваге и стратегическим талантам алчных завоевателей, или геройству, с каким бился за свою независимость народ, почти беззащитный против их искусства и оружия.

С 600 испанцев и огромным числом тласкаланцев и других союзников Кортес перешел горы и направился к Тескуко, богатой столице акольгуанцев. Ацтекский владетель и многие жители Тескуко бежали в Мексику; Кортес без труда овладел городом и дал должность правителя брату бежавшего князя Ицтлильпочитлю, постоянно бывшему другом испанцев, а теперь принявшему крещение. Соседние касики отложились от мексиканского царя, отдались под власть короля испанского.

В Теночтитлане после отступления Кортеса произошли важные перемены. Брат Монтесумы Куитлагуак умер от оспы, занесенной в Америку испанцами и истреблявшей массы туземцев. Царем был выбран племянник его и Монтесумы, женатый на дочери Монтесумы, Куаутемок (Гватемосин), храбрый молодой человек, непримиримый враг белых. Мужество нового царя ободрило ацтеков и сделало борьбу с ним очень тяжелой для испанцев.

Покорение городов вокруг Мексиканского залива (весна 1521). Кортес взял штурмом и отдал на разграбление богатый, окруженный роскошными садами и рощами, город Титапалапан, жители которого очень много вредили испанцам при отступлении из Мексики. Теперь, при нападении испанцев, они прорезали плотины; наводнение едва не уничтожило все испанское войско. Добыча была потеряна, порох испортился.

Кортес пошел к Чальтокану, стоявшему на острове северного края озера. Туземец показал испанцам брод через пролив. Жители покинули город, испанцы разграбили и сожгли его (весна 1521). Той же судьбе подвергся Тлакопан, жители которого тоже нападали на испанцев при отступлении из Мексики.

Ацтекские отряды дрались с испанцами очень храбро, только лошади пугали их. Город Чалько, стоявший на пути из Тласкалы в Мексику, отложился от ацтекского царя и просил защиты от него у испанцев. Кортес послал туда Сандоваля; он разбил ацтеков у подошвы Попокатепетля. Кортес в апреле подступил к Куэрнаваке. Перед городом текла в глубоком ущелье речка, мосты через которую жители сломали. Несколько испанцев перелезли через ущелье по ветвям двух гигантских деревьев; жители бежали, город был сожжен.

При нападении на город Хочимилько Кортес, забыв осторожность, был схвачен врагами и едва спасен друзьями от плена и смерти на жертвеннике богов. Взяв этот город, испанцы сожгли его; зарево было видно в Теночтитлане.

Подступив к столице ацтеков, Кортес несколько раз предлагал жителям её сдаться; ему не хотелось разрушать этот великолепный город; но они не хотели покориться. Весною один отряд под начальством Альварадо стал ходить на приступы к плотинам из Тлакопана, другой отряд под начальством Олида – из Кохогуакана; они перерезали трубы, по которым текла в Мексику пресная вода, и овладели плотиной этого водопровода. Тринадцать кораблей, спущенных на озеро, блокировали город, а Сандоваль занял северный вход на тепехакакскую плотину. Началась осада города.

 

Осада Теночтитлана испанцами

Перед началом осады Кортес был встревожен открытием заговора в испанском войске. Антонио Вильяфанья, один из бывших солдат Нарваэса, составил с несколькими другими недовольными умысел убить главнокомандующего и его важнейших помощников Сандоваля, Олида, Альварадо. Некоторые из заговорщиков раскаялись и открыли все Кортесу. Он арестовал Вильяфанью, предал его суду, казнил, но оставил в покое всех его соумышленников, чтобы не возбуждать неудовольствия в их многочисленных друзьях.

Осада началась 28 апреля. У испанцев было 87 всадников и 818 пеших воинов. Войско союзников было очень многочисленно. Кортес поставил по отряду у каждой плотины; испанцы стали подниматься по ним. Их корабли скоро потопили или прогнали бесчисленные челноки мексиканцев. Ацтеки упорно нападали на осаждающих; но пушки, ружья и самострелы испанцев отгоняли их. Испанцы скоро овладели южной и западной плотинами; через несколько времени Сандоваль овладел северной.

Город был теперь отрезан от всяких сообщений, и Кортес начал штурмовать его. Испанцы мало-помалу дошли до большой площади, ворвались в ограду теокалли, взошли на него, сбросили жрецов и идолы. Ацтеки собрали все свои силы, напали на испанцев с такой яростью, что истребили бы отряд, взявший теокалли, если бы не примчалась на помощь ему конница. При втором штурме Кортес разрушил и сжег старый дворец, в котором жили прежде испанцы, сжег многие другие великолепные здания.

Ацтеки прогнали из города тласкаланцев и тескукцев, с особенным ожесточением занимавшихся разрушением. Отчаяние придавало осажденным новые силы. Куаутемок действовал искусно; испанцы терпели большие потери; но в город не было подвоза пищи, ацтеки стали изнемогать от голода.

Испанцы подверглись тяжелой неудаче при новом штурме. Ацтеки отступали, заманивая их в средину города. Вдруг зазвучала с соседнего теокалли труба Куаутемока; густые толпы ацтеков бросались на испанцев, опрокинули их, взяли две пушки, убили семь лошадей, относили головы убитых испанцев к ногам Куаутемока.

Кортес старался восстановить порядок в своем войске; на него напали шесть сильных ацтеков, потащили его на лодку. Раненый в ногу, он был бы увезен в жертву богам, если бы не освободил его Кристоваль Олеа, пожертвовав за него своей жизнью. Паж подвел ему лошадь; он выбился из толпы врагов, собрал в боевой порядок своих воинов, и они отступили стройными рядами. Кроме убитых погибли 62 испанца, взятые в плен: их отвели на большой теокалли. Уцелевшие испанцы видели, как режут их там.

Теночтитлан

Битва за Теночтитлан. Неизвестный художник второй половины XVII века

 

Головы пленных испанцев были украшены венками из перьев, в руки им дали опахала; их гнали вперед ударами, принудили их плясать в честь бога войны; потом сорвали с них жертвенный убор, клали одного за другим спиной на жертвенный камень, имевший посредине выпуклость, на которой приподнималась грудь, чтобы жрецу удобнее было разрезать ее; он обсидиановым ножом делал разрез между ребер, всовывал в него руку, вырывал сердце, и его, еще трепещущее, относили в золотой курильнице к идолу бога войны. Тело сбрасывали с крутой лестницы; ацтеки, стоявшие внизу, брали тела и готовили из них кушанье для пира своего каннибальского праздника. Большинство союзников ушло от испанцев, но через некоторое времени возвратилось.

Победа ацтеков отсрочила их гибель лишь на короткое время. Кортес велел ломать дома, чтоб иметь материал, которым можно будет завалить прорезы плотин и каналы предместий. Завалив их, он возобновил нападение со всех сторон. Ему хотелось, чтобы город уцелел, но ацтеки отвергали его требование покориться. Они страшно страдали от голода и болезней; не успевали хоронить умерших; трупы массами лежали на дворах и по улицам. Оставшиеся в живых исхудали как скелеты, но оставались непоколебимы в решимости обороняться.

Испанцы подвигались вперед. Кортес писал королю, что на улицах Теночтитлана не было места, куда бы поставить ногу, не наступая на тело ацтека. Штурмующие сожгли дворец Куаутемока. Альварадо взял и сжег главный теокалли в котором еще нашел остатки каннибальского пира. Семь восьмых частей города уже были взяты испанцами, но изнемогавшие от голода ацтеки еще оборонялись.

Куаутемок отказывался вступить в переговоры, предлагаемые ему Кортесом, и 13 августа 1521 испанцы пошли на последний штурм. Туземные союзники их убивали побежденных, не слушая приказаний Кортеса щадить несчастных. Куаутемок хотел сесть на лодку и уплыть, но был схвачен и приведен к Кортесу, который велел обращаться почтительно с ним и его женой, дочерью Монтесумы. Из всего населения столицы уцелело лишь несколько тысяч человек. Кортес позволил им уйти из города.

Добыча была гораздо менее богата, чем ожидали испанцы. Солдаты роптали, говоря, что Куаутемок зарыл или бросил в озеро свои сокровища, требовали, чтобы Кортес заставил его сказать, где они. Кортесу пришлось согласиться на то, чтобы Куаутемок и один из касиков были подвергнуты пытке; но она осталась бесполезна.

 

Назначение Кортеса вице-королём Новой Испании

Завоеванием столицы ацтекского царства было лишь наполовину исполнено дело, которое хотел совершить Кортес. Он поставил себе целью покорить все царство ацтеков королю испанскому, ввести новый порядок в покоренной стране, обратить её жителей в христианство. Но его собственная власть еще не имела законного утверждения. Веласкес и Фонсека интриговали против него; по их внушениям, Адриан, епископ утрехтский, воспитатель Карла V, сделавшийся влиятельным советником его, склонил короля отправить уполномоченным в Мексику (Новую Испанию) Кристоваля Тавию.

Но Кортес держал себя так, что этот слабый и алчный человек скоро уехал из Мексики. Он и Нарваэс, отпущенный Кортесом из-под стражи, поехали в Испанию и поддерживали клеветы Веласкеса и Фонсеки. Но Кортес отправил послов с письмами и подарками королю. Карл назначил комиссию для исследования дела. Она убедилась, что Кортес оказал великие услуги королю, что Веласкес и Фонсека враждуют против него по личным мотивам, и в октябре 1522 г. король назначил Кортеса правителем Новой Испании. Фонсека и Веласкес были раздражены неудачей своих интриг, и злоба ускорила, как говорила молва, их смерть (они оба умерли вскоре после назначения Кортеса правителем).

Эрнан Кортес

Кортес - наместник Мексики

 

Кортес старался по возможности исцелить раны, нанесенные Мексике войной, заботился о восстановлении разрушенной столицы, о развитии земледелия, о распространении христианства. Царь Мичоакана, сильного государства между Мексиканской равниной и Тихим океаном, признал над собой власть испанского короля; его примеру последовали цари других государств этой части Америки. Чтоб упрочить испанское владычество, Кортес основывал города по приморью и внутри страны. Он начал разработку богатых рудников юго-восточного склона Кордельеров в Оахаке.

 

Экспедиция Кортеса в Гондурас. Смерть Куаутемока, 1524

Он отправлял экспедиции и для открытий; некоторые предпринимал сам. Кортес разделял мнение, что между Северной и Южной Америкой находится пролив, соединяющий океаны, и велел найти этот пролив. Он дал поручение искать пролив Кристовалю Олиду, начальнику экспедиции, отправленной им в Гондурас. Олид увлекся честолюбием, перестал повиноваться Кортесу, объявил себя независимым правителем и по приказу Кортеса был казнен.

После этого сам Кортес пошел с 200 испанцев и 3.000 туземцев из Юкатана вглубь Гондураса (1524). Путь лежал через горы, быстрые горные реки, через болота. Войско страдало от голода, идя по пустыням. Кортес взял с собой в этот поход бывшего ацтекского царя Куаутемока и касика тлакопанского, опасаясь оставить их без своего надзора в Мексике. В феврале 1525 года один из туземцев сказал ему, что ацтеки, участвующие в экспедиции, составили заговор убить его и весь испанский отряд. Он арестовал заговорщиков; они сказали, что действовали по внушению Куаутемока и касика тлакапанского. Касик и бывший царь уверяли, что не участвовали в злоумышлении, но Кортес велел повесить их. Они умерли мужественно.

У озера, называющегося теперь Петенским, войско нашло приют у миролюбивого населения. Дав солдатам отдохнуть, Кортес пошел дальше, достиг Гондурасского залива и собирался продолжать поход на юг, когда известия из Мексики заставили его спешить туда для прекращения беспорядков, поднятых его наместниками. Альварадо, отправившийся, по его поручению, из Оахаки на юг, овладел между тем Гватемалой и основал (в 1524 году) в этой стране город Сантьяго.

 

Интриги врагов Кортеса

Изнуренный трудностями и лишениями похода, Кортес возвратился в июне 1526 г. в Мексику. Вскоре после этого (в июле) приехал уполномоченный, присланный королем для исследования дел в Новой Испании. Враги Кортеса говорили королю, что он удерживает у себя часть той доли доходов, которую должен был посылать в испанскую казну, что он хочет сделаться независимым государем. Комиссаром, назначенным для проверки этих обвинений, был Понсе де Леон, молодой человек очень знатного рода. Кортес сумел приобрести его дружбу, но через несколько недель по приезде де Леон умер; на его место был прислан Эстрада. Новый уполномоченный стал во враждебные отношения к Кортесу, оскорблял его, даже велел ему выехать из Теночтитлана.

Кортес решил ехать из Мексики в Испанию, чтоб оправдаться перед королем. Он нагрузил два корабля сокровищами, которые вез в королевскую казну, взял с собой сыновей Монтесумы и Махихки и в мае 1528 г. приплыл в Палосскую гавань. Он остановился отдохнуть в монастыре Рабиде. Там посетил его Франсиско Писарро, родственник его матери, задумавший экспедицию в Перу, и получил от него полезные советы.

Отдохнув, Кортес отправился в Толедо, где находился король. Карл принял его с большим почетом, дал ему обширное владение в Оахаке, титул маркиза дель Валье; но не поручил ему вновь должность правителя Мексики. Он назначил его только командующим войсками Новой Испании и берега Тихого океана, с правом предпринимать новые экспедиции и основывать поселения. Кортес, первая жена которого умерла вскоре по приезде в Мексику, женился теперь на Хуане Суньиге, дочери одного из знатнейших вельмож Испании. Он сопровождал короля в Италию, потом весной 1530 г. вновь отплыл в Новый Свет; его сопровождали жена, мать и блестящая свита.

Управление Новой Испанией было поручено комитету, называвшемуся аудиенсией; он делал неприятности Кортесу. Утомленный ими, Кортес уехал из города Теночтитлана (Мехико) и поселился в Куско. Через несколько времени члены аудиенсии сменились. Её новый состав выказывал расположение к Кортесу. Он возвратился в Мехико, но не мог выносить подвластного положения, поссорился и с новыми членами аудиенсии, уехал в свое обширное владение близ города Куэрнаваки, на южном склоне Кордельеров, в прелестной и плодородной области построил там себе дворец, разводил плантации сахарного тростника, выписал себе мериносов, разрабатывал рудники.

Он управлял хозяйственными делами хорошо, но скучал мирной жизнью, предпринимал экспедиции по Тихому океану, исследовал берега полуострова Калифорнии, основывал там поселения. Испанский правитель северной части Новой Испании был враждебен ему; новый вице-король Антонио Мендоса, считавший исследование и покорение соседних земель своей привилегией, мешал экспедициям Кортеса; расходы на них расстроили его состояние.

 

Возвращение Кортеса в Испанию и его смерть

В 1540 году он отправился в Испанию хлопотать о вознаграждении, был принят с почетом, но не получил ничего, кроме любезностей. В 1541 году Кортес участвовал в неудачной алжирской экспедиции Карла; она вовлекла его в новые долги. По письму, которое послал он королю в 1544 году, мы видим, что его заслуги были забыты. Наконец Кортес решился возвратиться в Мексику, но на пути к морю занемог в селении близ Севильи и умер 2 декабря 1547 на 64-м году жизни. Свою переводчицу Марину он оставил в Мексике, когда готовился к экспедиции в Гондурас, дал ей именье и выдал ее за испанца благородного происхождения.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.