Небольшой турецкий город-порт Синоп лежит на узком перешейке полуострова Бостепе-Бурун южного берега Черного моря. Он имеет прекрасную гавань, которая особенно важна потому, что по этому берегу большого Анатолийского (Малоазиатского) полуострова нет другой такой же удобной и спокойной бухты. У Синопа 18 (30) ноября 1853 произошло главное морской сражение Крымской войны 1853 – 1856.

После объявления Россией войны Турции (1853) вице-адмирал Нахимов с кораблями «Императрица Мария», «Чесма» и «Ростислав» был послан начальником всех русских войск в Крыму, князем Меншиковым в крейсерство к берегам Анатолии. Проходя вблизи Синопа, Нахимов увидел в бухте отряд турецких судов под защитою береговых батарей и решил тесно блокировать порт, чтобы с прибытием из Севастополя кораблей «Святослав» и «Храбрый» атаковать неприятеля. Погода стояла мрачная, дождливая, со свежим восточным ветром и довольно сильным волнением от норд-оста. Несмотря на это, эскадра держалась весьма близко к берегу, чтобы не позволить туркам уйти ночью из Синопа в Константинополь (Стамбул).

16 ноября к отряду Нахимова присоединилась эскадра контр-адмирала Новосильского (120-пушечные корабли «Париж», «Великий князь Константин» и «Три Святителя», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи»). На другой день Нахимов пригласил на флагманский корабль («Императрица Мария») командиров судов и сообщил им план предстоящего сражения с неприятельским флотом. Решено было атаковать двумя колонами: в 1-й, ближайшей к неприятелю, – корабли отряда Нахимова, во 2-й – Новосильского; фрегатам же предстояло под парусами наблюдать за неприятельскими пароходами. Якоря было приказано бросить со шпрингами (тросами, облегчающими удержание корабля в заданном положении) по возможности ближе к противнику, имея наготове верпы и кабельтовы. Консульские дома и сам город Синоп предполагалось щадить, поражая лишь суда и батареи.

Битва при Синопе 1853. Карта

Синопское сражение 1853 года. План

 

Утром 18-го ноября 1853 шел дождь при порывистом ветре от ост-зюйд-ост, самом неблагоприятном для захвата неприятельских судов (разбитые, они легко могли выброситься на берег). Полдесятого утра, держа гребные суда у бортов кораблей, русская эскадра направилась к рейду. В глубине Синопской бухты 7 турецких фрегатов и 3 корвета были расположены лунообразно, под прикрытием 4 батарей (одна – 8-орудийная, три – по 6 орудий каждая); за боевой линией стояли 2 парохода и 2 транспорта.

 

 

В половине первого дня, по первому выстрелу с 44-пушечного фрегата «Аунни-Аллах», по русским был открыт огонь со всех неприятельских судов и батарей. Корабль «Императрица Мария» был засыпан ядрами и книпелями (снарядами для разрушения мачт и парусов). Большая часть его рангоута (устройств для управления парусами) и стоячего такелажа оказалась перебитой, у грот-мачты осталась нетронутой только 1 ванта. Однако этот корабль безостановочно шел вперед и, действуя батальным огнем по неприятельским судам, отдал якорь против фрегата «Аунни-Аллах». Не выдержав и получасового боя, тот выбросился на берег. Тогда наш флагманский корабль обратил свой огонь исключительно на 44-пушечный фрегат «Фазли-Аллах», который вскоре загорелся и тоже выбросился на сушу.

Синопский бой

Синопское сражение. Картина И. Айвазовского, 1853

 

После этого действия корабля «Императрица Мария» в Синопском сражении сосредоточились на батарее № 5. Корабль «Великий князь Константин», встав на якорь, открыл сильный огонь по батарее № 4 и 60-пушечным фрегатам «Навек-Бахри и «Несими-Зефер». Первый был взорван через 20 минут после открытия огня, осыпав обломками и телами батарею № 4, которая затем почти перестала действовать. Второй же выброшен ветром на берег, когда у него была перебита якорная цепь. Корабль «Чесма» своими выстрелами срыл батареи №№ 4 и 3. Корабль «Париж», стоя на якоре, направил батальный огонь по батарее № 5, корвету «Гюли-Сефид» (22-пушечному) и фрегату «Дамиад» (56-пушечном). Взорвав же на воздух корвет и отбросив на берег фрегат, он стал поражать 64-пушечный фрегат «Низамие», фок- и бизань-мачты последнего были сбиты, а само судно сдрейфовало к берегу, где вскоре загорелось. Тогда «Париж» снова начал обстреливать батарею № 5. Нахимов, восхищенный действиями этого корабля, приказал прямо во время сражения изъявить ему свою благодарность, но не на чем было поднять соответствующий сигнал: все фалы оказались перебитыми. Корабль «Три Святителя» вступил в борьбу с фрегатами «Каиди-Зефер» (54-пушечным) и «Низамийе». Первыми же выстрелами турок у «Трёх Святителей» перебило шпринг. Повернувшись по ветру, этот русский корабль подвергся меткому продольному огню батареи № 6, от чего сильно пострадал его рангоут. Но, заворотив снова корму, «Три Святителя» стал очень удачно действовать по «Каиди-Зеферу» и другим вражеским судам, принудив их броситься к берегу. Корабль «Ростислав», сосредоточив огонь на батарее № 6 и 24-пушечном корвете «Фейзе-Меабуд», отбросил корвет на берег.

В половине второго часа дня из-за мыса показался русский пароход-фрегат «Одесса», под флагом генерал-адмирала Корнилова, в сопровождении пароходов «Крым» и «Херсонес». Эти суда немедленно приняли участие в Синопском бою, который однако уже близился к концу, так как силы турок были исчерпаны. Батареи №№ 5 и 6 продолжали беспокоить наши корабли до 4 часов, но «Париж» и «Ростислав» вскоре разрушили их. Между тем остальные неприятельские суда, зажженные, по-видимому, своими экипажами, взлетали на воздух одно за другим. От этого в городе Синоп распространился пожар, который некому было тушить.

 

Синопское сражение

 

В числе пленных находился начальник турецкой эскадры, вице-адмирал Осман-паша, и два судовых командира. По окончании Синопского сражения русские корабли начали исправлять повреждения в такелаже и рангоуте, а утром 20 ноября снялись с якоря, чтобы на буксире пароходов следовать в Севастополь. За Синопским мысом эскадра встретила большую зыбь от норд-оста, так что пароходы вынуждены были отдать буксиры. Ночью ветер стал сильнее, и суда направились под парусами. 22-го ноября 1853, около полудня, победоносные русские корабли при общем ликовании вошли на Севастопольский рейд.

Победа в Синопском сражении имела очень важные последствия для хода Крымской войны: она освободила кавказское черноморское побережье России от опасности турецкой высадки.