Двор вернулся в столицу лишь с сумерками. Много слез было пролито из-за той роковой охоты. Коварный Хаген велел своим людям под покровом ночи отнести тело владыки нибелунгов к дверям Кримхильды. Он знал, что королева, идя утром в церковь, непременно наткнется на труп мужа. Как только стали звонить к заутрене, слуга сообщил своей госпоже, что у ее порога лежит убитый витязь. Зигфрид был забрызган кровью, к слуга его не узнал. Еще не знала Кримхильда, что это ее муж, но в ней проснулась тревога, и она заплакала. Она вспомнила, что доверила Хагену тайну мужа, и, сраженная страшной догадкой, лишилась чувств. Когда королева пришла в себя, приближенные стали утешать несчастную, говоря, что может быть к ее двери подброшен чужой труп. Но вскричала Кримхильда: «Нет, нет! Там лежит мой Зигфрид. Его убил Хаген, чтобы угодить Брюнхильде!» Она вышла за дверь, взглянуть на мертвеца. Узнав мужа, королева застонала: «О горе мне! Не в бою ты сражен, а пал от рук убийцы – ведь твой добрый щит остался цел. Ах, если б я знала, кто посмел это сделать!» Приказала владычица разбудить нибелунгов и сообщить ужасное известие почтенному Зигмунду, чтобы вместе оплакать героя. Старец долго не мог поверить словам гонца, но плач и стоны женщин убедили его. Собрал король своих витязей и повел их к Кримхильде. Там Зигмунд сказал невестке: «В недобрый час поехал я гостить в чужие края. Но кто посмел лишить меня сына в стране, где все ему были друзьями?» Королева отвечала, что, знай она имя убийцы, сумела бы отомстить за мужа. Все люди Зигфрида горько оплакивали своего короля. Нибелунги были готовы пустить в ход оружие, чтобы расквитаться с убийцей своего владыки. Они подозревали, что следы преступления ведут во дворец Гунтера. Яростный вид бойцов испугал Кримхильду, и она просила свекра и вассалов сдержать гнев до более удобного случая, а сейчас помочь ей положить в гроб любимого супруга. Так и сделали.

Едва ли можно описать словами, как безутешно рыдали дамы и рыцари. Весь Вормс был оглашен плачем, в столице каждый скорбел наравне с гостями. Кузнецы с утра взялись ковать герою гроб из золота и серебра, надежно обшитый полосами стали. Кримхильда приказала нести тело к собору. Полился колокольный звон, сзывая людей к заупокойной службе. Гунтер явился к храму с толпой своих витязей, пришлось и Хагену прийти туда. Сказал король Кримхильде: «Мне жаль тебя, сестра. Безмерная печаль переполняет всех нас. Мы вечно будем скорбеть по твоему мужу». Ответила несчастная: «Ни к чему Вам скорбеть. Если бы Вы и вправду испытывали жалость к своей сестре, мне не пришлось бы сейчас убиваться о милом супруге. Не поощряй Вы зла, оно бы не произошло. Лучше бы я сама умерла!» В те времена было поверье, согласно которому, едва злодей приближался к убитому, как раны опять начинали кровоточить. Поэтому королева прибавила в ответ на речи своего брата: «Тому, кто не виноват, нетрудно оправдаться: стоит лишь вплотную подойти к телу, чтобы отвести от себя подозрения». Лишь только Хаген подошел к убитому витязю, как рана вновь открылась. Так был уличен коварный злодей. Увидев кровь, заплакали еще горше, лишь Гунтер пытался защитить вассала, настаивая, что Зигфрида убили разбойники. Кримхильда возразила: «Я знакома с этими разбойниками. Даст Бог, мои друзья отомстят им. Ты сам, Гунтер, и твой Хаген лишили меня мужа». Тут ее вассалы схватились за оружие, но королева опять остановила их: «Повременим». Затем к останкам зятя приблизились Гизельхер и Гернот, непритворной печалью были вызваны их слезы.

Кримхильда оплакивает Зигфрида

Кримхильда оплакивает Зигфрида

 

Служба начиналась, тело было внесено в храм. Гернот и Гизельхер попытались унять скорбь сестры, но та была безутешна. Мертвого Зигфрида переложили с носилок в гроб, который кузнецы закончили к полудню. Несчастная вдова долго не давала этого сделать. Видя такое горе, все плакали навзрыд. Почтенная Ута, и вместе с ней вся свита, тоже печалилась о славном Зигфриде. Немало друзей было у нидерландца в стране бургундов. Едва он был положен в гроб, на помин души посыпались и чистое золото вельмож, и медные гроши бедняков. Кримхильда раздала для поминальной лепты казну покойного мужа. До самой ночи шли в храм друзья героя. Там над ним было пропето более ста панихид. Когда же пение смолкло и все пошли домой, Кримхильда со своей свитой осталась в соборе. Три дня и три ночи провела она там без сна в бдении над телом мужа. Все это время священники служили над гробом панихиду. Вдова Зигфрида не жалела золотой казны на помин души. Монастыри, недужные и калеки получили от нее участки земли, а нищие – новую одежду.

Когда гроб с телом понесли к могиле, рыдавшую Кримхильду свите не раз пришлось отливать холодной водой, так сильно королева горевала. Внемля ее мольбам, вассалы сняли с гроба крышку, и безутешная вдова в последний раз обняла тело своего мужа. Долгим было это прощание. Кримхильду пришлось унести оттуда на руках, от горя она была полумертва. И вот героя опустили в сырую землю. Безмерно грустили о Зигфриде нибелунги. Зигмунд же так был удручен смертью сына, что никому больше не довелось увидеть его улыбки. Некоторые вассалы не ели по три дня, горюя о погибшем и кляня своих недругов. Но настал четвертый день – и им стало легче. Живым нельзя вечно грустить о мертвых.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.