А тем временем бургунды готовились к отъезду. Гунтер взял с собой на праздник десять сотен и шесть десятков лихих витязей, кроме того, короля сопровождали девять тысяч слуг и простых бойцов. Всех их пришлось потом оплакивать близким и друзьям. Но вот настал прощальный миг. Шпейерский епископ был уже готов благословить отъезжающих, как королева Ута сказала детям: «Останьтесь здесь все трое. Нынче ночью приснился мне дурной сон, как будто всех птиц в Бургундии сразил неведомый недуг». Хаген же, помня о насмешке Гернота, когда тот сказал, что вассал боится мщения Кримхильды, призвал своих государей не бояться дурных снов и немедленно отправляться в путь. Не хотел Хаген, чтобы его обвинили в трусости, но потом горько пришлось пожалеть ему о своих словах.

У берега реки уже стояли корабли, на них грузили поклажу. Всем не терпелось поскорее двинуться в поход. Гунтер простился с супругой, и с зарей его витязи собирались выступить. Пока все прощались с родными и близкими, начальник королевской кухни Румольт еще раз сказал своему государю, как не нравится ему эта поездка, и попросил на время отсутствия королей назначить блюстителя бургундского трона. Гунтер назначил Румольда хранителем своего трона и наследника. И вот герои сели на коней и отправились в дальний путь.

Так отправились в поход вместе со своими королями десять сотен вассалов-нибелунгов. Всех их в краю гуннов ждала смерть: жгла сердце Кримхильды кровь Зигфрида. А пока они ехали на пир к Этцелю, не зная своей судьбы. Смелый Данкварт возглавлял дружину, а Хаген выбирал дорогу для своих спутников. С двенадцатой зарей отряд подошел к Дунаю. Была пора разлива, чересчур уж широка стала река, чтобы можно было ее переплыть, а кругом не было ни одного судна. Хаген пошел искать перевозчика. Долго бродил воин по прибрежным зарослям, как вдруг услышал, что где-то недалеко плещется вода. Вскоре его глазам предстал прохладный ключ, где со звонким смехом купались вещие сестры. Вассалу Гунтера удалось завладеть их одеждой. Тогда одна из сестер, вещая Хадебурга, сказала ему: «Если вы, Хаген, возвратите наш наряд, то мы расскажем, чем для вас закончится празднество у Этцеля». Когда же провидицы получили, что хотели, то вторая сестра, Зиглинда, воскликнула: «Вернись, пока не поздно, или тебя ждет конец. Не с доброй целью зазвали тебя к гуннам. Гибель, а не торжество ждет вас всех у Этцеля». Не поверил рыцарь вещуньям, но они стояли на своем: «Тебе и всем твоим друзьям назначено судьбою лишиться жизни. Нам известно, что только дворцовый капеллан живым вернется в Бургундию». Вспыхнул отважный вассал: «Довольно слов, всезнайки! Кто осмелится сказать трем государям, что их ждет гибель? Лучше скажите, как нам сейчас попасть за Дунай?» Одна из вещуний так отвечала ему: «Если ты все-таки решил продолжить путь, то знай: вверх по течению за рекой есть дом, там живет перевозчик, другого ты здесьне найдешь. Здешней страной владеет маркграф Эльзе, брат его, Гельфрат, правит баварской землей. По ней вам нужно ехать очень осторожно. Но больше всего бойтесь рассориться с перевозчиком. Он очень вспыльчив, но без него вам за Дунай не добраться. Пусть ваш владыка заплатит ему за труд, верно служит Гельфрату страж переправы. Если же перевозчик заставит вас ждать, то кричите что есть сил: Я – Амельрих «злосчастный» – жил тут такой боец, и он приплывет на этот зов».

Хаген и вещие сестры

Хаген и вещие сестры

 

После такого напутствия Хаген расстался с сестрами и пошел песчаным берегом вверх по реке. Вскоре вдалеке он увидел дом и крикнул: «Эй, перевозчик, живее подавай мне лодку! Если перевезешь меня на баварский берег, то получишь золотой браслет». Но богат был страж переправы, не очень-то прельщался он платой за труды. Вот почему долго пришлось Хагену ждать на берегу. Тогда рыцарь снова возвысил свой могучий голос: «Я – Альмерих, служивший у Эльзе, пока враги не изгнали меня из родного края». Высоко на острие клинка поднял он браслет, чтобы гордый перевозчик издалека увидел золото. Тут страж переправы наконец схватился за весло. По жадности глупец польстился на браслет, он решил его взять для своей молодой супруги.

Дорого пришлось заплатить перевозчику за свою алчность. Проворно преодолел он Дунай, но не встретил за рекой того, кого ожидал там увидеть. Это привело его в ярость, и он свирепо бросил Хагену: «Может быть, Вас тоже зовут Амельрих, но я думал встретить здесь совсем другого человека с этим именем, он мой родной брат. А Вы мне солгали, сидите же в наказание на этой стороне». Хаген стал просить перевозчика: «Уймите свой гнев, Вы не останетесь в накладе, если перевезете меня и моих товарищей на тот берег». Но страж переправы отвечал: «Не трать слов напрасно. У моего господина много врагов, и я не намерен возить к нему Бог весть кого. Если тебе дорога жизнь, прочь с моего судна». Вассал снова принялся его уговаривать, суля браслет. Тут перевозчик пришел в ярость и хватил Хагена что есть силы веслом по голове, а затем, опасаясь отпора, ударил еще и багром по темени. Багор разбился о шлем, Хаген вынул свой меч и снес грубияну голову. Потом он бросил тело на дно лодки. Течение было очень сильным, и вассал Гунтера с трудом сумел добраться до своих спутников и причалить к берегу.

Бургунды были ему рады, но когда они увидели кровь, то стали задавать Хагену вопросы. Гунтер угадал, как его вассал завладел ладьей, он спросил: «Где же вы, Хаген, раздобыли судно? И где же сам перевозчик? Это вы его убили?» Схитрил вассал: «Нашел я этот челн. Он был привязан к дереву у самой воды. А перевозчика я не видел, если даже его и убили, то не я тому виною». Тут на судно погрузили казну и кладь, и Хаген стал переправлять спутников. Он трудился допоздна, не покладая рук. Когда отряд был успешно перевезен на другой берег, вспомнились ему слова двух вещих сестер о том, что лишь капеллан вернется домой из дальних стран. Несчастный служитель церкви был сброшен за борт разгневанным Хагеном. Напрасно рыцари пытались помочь капеллану, а Гизельхер, Гернот остановить распоясавшегося вассала. Хаген сам правил ладьей и норовил концом шеста спровадить священника на дно. Наконец служитель Христа оставил свои попытки забраться в лодку и пустился вплавь. Он благополучно добрался до берега и таким образом покинул своих обреченных спутников. Увидев это, Хаген помрачнел и подумал: «Нам всем суждена смерть. Правду я слышал от вещих сестер». Едва последнюю поклажу вынесли на берег, он разнес борты челна и отогнал его подальше от берега. Все были удивлены таким поступком. Данкварт спросил брата: «Что же ты наделал? На чем же мы поедем, когда будем возвращаться?» Тот не сказал, что за участь ждет их всех, лишь только молвил: «Я разбил судно, чтобы ни один не смог покинуть товарищей в беде». Тут витязи взнуздали коней и собрались в дорогу. У них пока было совсем немного потерь: лишь капеллану пришлось вернуться с полпути и пешком добираться домой на Рейн.

 

По пересказу «Песни о Нибелунгах» А. Чантурия

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.