Жорж Жак Дантон (Danton) – французский революционер, родился 26 октября 1759 в городе Арси-сюр-Об (в Шампани), казнён 5 апреля 1794 в Париже.

В 1787 Дантон, сын мелкого чиновника, женился на дочери богатого содержателя кафе, на полученное им приданое купил место адвоката при парижском суде и скоро занял выдающееся положение в парижской адвокатуре. Как только началась Великая французская революция, он стал одним из самых смелых и даровитых её ораторов на народных собраниях, в кафе и клубах. Дантон был как бы рожден для революции: громадный рост, резкие черты некрасивого, изборожденного оспою, но замечательно выразительного лица, сильный голос, порывистые жесты, бурное и повелительное красноречие, умение владеть народной речью, страстные призывы к свободе и против «деспотизма» предрасполагали его к роли народного трибуна.

Жорж Жак Дантон

Жорж Жак Дантон

 

14 июля 1789 он воодушевлял толпу к нападению на Бастилию: такую же роль он играл во время похода на Версаль 5-6 октября 1789. Вместе с Камиллом Демуленом, Фабром д'Эглантином и Маратом, он в 1790 основал клуб кордельеров, который, по влиянию на ход революционных событий, соперничал с клубом якобинцев; Дантон посещал и ораторствовал также и в последнем, и одно время (1793) был в нем даже председателем. В 1790 г. Дантон получил место помощника прокурора парижской коммуны (городского совета) и сохранил его до 10 августа 1792.

17 июля 1791 он на Марсовом поле собирал подписи под петицией о низложении короля. Народное восстание и нападение на Тюильри 10 августа 1792, которое повело за собой падение королевской власти, было подготовлено в значительной степени им. В тот же день Законодательное собрание назначило его министром юстиции (222 голосами из 284). Отношение Дантона к последовавшим вскоре сентябрьским убийствам остается не вполне выясненным; большинство современников считали его одним из главных виновников этих убийств; ему приписывали слова, будто бы сказанные им после убийств отряду национальных гвардейцев, замешанному в это дело: «Я благодарю вас, не как министр юстиции, а как министр революции». Однако, совершенно несомненно, что обладавший широкой натурой и чуждой низменной злости Дантон дал возможность бежать из тюрьмы нескольким лицам, частью даже своим личным противникам. В любом случае, он знал о подготовлявшихся убийствах и не сделал попыток воспрепятствовать им, ибо был уже не в состоянии обуздать расходившуюся революционную стихию. Но обвинение в этом падает на него в той же степей и, в какой и на более умеренных его товарищей по министерству, например, на жирондиста Ролана.

 

Жорж Жак Дантон: между правосудием и революцией. Историк Наталия Басовская

 

В сентябре 1792 Дантон был избран в Париже в Конвент и ввиду несовместимости должности министра со званием депутата пожертвовал первою для сохранения второго. 30 ноября 1792 он отправлен Конвентом в Бельгию для организации управления этою только что завоеванною страною. Управление его там отличалось обычным характером того времени: государственные и церковные имущества подвергались конфискации, «враги революции» подвергались арестам и казням. И тут Дантон, как и во время сентябрьских убийств, нередко склонялся на личные просьбы и спасал людей, которых его система обрекала на гибель. Вообще безжалостный и решительный, не отступающий ни перед чем, когда приходилось принимать политические меры, он всегда обнаруживал доброту и способность чувствовать сострадание, когда дело касалось отдельных личностей. Впоследствии его обвиняли в том, что конфискациями он пользовался для личного обогащения и недобросовестно обращался с государственными средствами.

 

 

В январе 1793 Дантон на несколько дней возвращался в Париж, как раз во время суда над королем Людовиком XVI, и в конвенте голосовал за его казнь. В марте он окончательно покинул Бельгию, и первые после этого месяцы были временем его наибольшего влияния в Конвенте. По его инициативе создан главный проводник террора – кровавый революционный трибунал.

 

Дантон. Художественный фильм. В главной роли - Жерар Депардье

 

Тем не менее Дантон, находя, что республика уже обеспечена, и не сочувствуя крайним мерам, за которые стояли эбертисты и Робеспьер, желая упрочить положение Франции рядом экономических мер и целесообразной иностранной политикой, стал стремиться к сближению с жирондистами, но не встретил сочувствия с их стороны. Они, напротив, возбудили в Конвенте обвинение против него, как против одного из виновников сентябрьских убийств, но безрезультатно. Союз стал невозможным, однако Дантон все же не поддержал казней жирондистов; вообще в это время он явился главой наиболее умеренной фракции якобинской Горы. Он указывал на необходимость завоевания Голландии и поддержки в Англии элементов, сочувствующих французской революции. Он был одним из главных защитников закона о таксе на хлеб.

Летом 1793 Дантон съездил к себе на родину в Арси и там, через несколько месяцев после смерти своей первой жены, вторично женился на дочери роялиста Луизе Жели. По настоянию родителей невесты брак был заключен в церкви с соблюдением всего католического ритуала; впоследствии враги Дантон ставили ему в упрек этот факт и приписывали его умеренность влиянию супруги. Приблизительно с этого времени влияние Дантона, благодаря господству крайних элементов, стало быстро клониться к упадку. Из Комитета Общественного Спасения он был исключен. В марте 1794 он помог Робеспьеру расправиться с эбертистами. Между тем ни для кого не было тайной, что Робеспьер вслед за противниками слева имел ввиду истребить и противников справа, «модерантистов». Дантона предупреждали об опасности, но он отказывался бежать, говоря, что «родину нельзя унести на подошвах сапог». Кроме того Дантон в последние месяцы обнаружил некоторую апатичность и усталость, которая облегчила врагам борьбу против него.

В ночь на 1 апреля 1794 Дантон вместе с друзьями Демуленом, Вестерманном и др. арестован по приказу Комитета Общественного Спасения. 3 апреля арестанты преданы суду основанного самим же Дантоном революционного трибунала. Дантона обвиняли в том, что он принимал деньги от двора, что он имел преступные сношения с изменником Дюмурье и составил заговор для ниспровержения республики и возведения на престол герцога Орлеанского. Судебное разбирательство велось без соблюдения формальностей, без каких бы то ни было гарантий правосудия; серьезных доказательств в подтверждение обвинения приведено не было.

Дантон вел себя на суде мужественно, относясь с полнейшим презрением к судьям и с полным равнодушием к своей судьбе. На вопрос о его имени, летах и месте жительства, Дантон ответил: «Имя мое Дантон; оно довольно известно в революции; мне 35 лет; жилищем моим скоро будет Ничто, имя же мое будет жить в Пантеоне истории». После объявления смертного приговора, Дантон сказал: «Робеспьер последует за мной». 5 апреля Дантон вместе с 13 дантонистами был гильотинирован. Перед казнью он сказал палачу: «На меня хватит одного ремня, другой прибереги для Робеспьера».

Революционное настроение Дантона нередко объясняли озлобленностью человека, кругом задолжавшего, и в революции видевшего средства поправить свои дела. Но теперь установлено, что перед революцией он зарабатывал хорошие деньги адвокатской практикой.

Подробнее о личности и деятельности - см. в статье Дантон.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.