Римский император Калигула

Кратко о Калигуле читайте в статье «Император Калигула – краткая биография». На нашем сайте можно познакомиться с жизнеописаниями и других римских императоров: Юлия Цезаря, Октавиана Августа (30 г. до Р. Х. - 14 г. по Р. Х.), Тиберия (14-37 гг.), Калигулы (37-41 гг.), Клавдия (41-54 гг.), Нерона (54-68 гг.), Гальбы (68-69 гг.), Отона (69 г.), Вителлия (69 г.), Веспасиана (69-79 гг.), Тита (79-81 гг.), Домициана (81-96 гг.), Нервы (96-98 гг.), Траяна (98-117 гг.), Адриана (117-138 гг.), Антонина Пия (138-161 гг.), Марка Аврелия (161-180 гг.), Коммода (180-192 гг.), Пертинакса (193 г.), Дидия Юлиана (193 г.), Септимия Севера (193-211 г.), Каракаллы (211-217 г.)

Характер императора Калигулы

Римский император Гай Цезарь, обыкновенно называемый Калигулой (правил 37-41 гг.) по имени, которое в шутку ему дали германские легионы, потому что он, бывши ребенком, надевал в угождение им маленькие военные сапожки, caligulae, выказал в свое недолгое правление все гнусные пороки и пошлости в таком размере, что для объяснения этой совершенно лишенной разума и нравственного чувства личности составлено было предположение о помешательстве его. И действительно, пересматривая бессвязные рассказы о правительственных поступках Калигулы, находящиеся в «Биографиях императоров» Светония и в «Римской истории» Кассия Диона, приходится думать, что он был сумасшедший; иначе следовало бы считать его чудовищем. Он был подвержен припадкам падучей болезни, нервы его были расстроены; потому можно предполагать, что и в самом деле он был помешанный. Но, вникая глубже в его поступки, мы видим, что сумасбродство Калигулы было методическое. Великий знаток человеческого сердца, Тацит, вероятно, мог найти связь и порядок в действиях этого сумасшедшего. Но те книги «Летописи», в которых он рассказывал о царствовании в Риме Калигулы, не дошли до нас. Известия, какие мы имеем о его правлении, скудны, но и по ним видно, что у Калигулы среди безумств бывали проблески ума. По его правлению проходит непрерывной чертой насмешливое презрение к людям.

Бюст Калигулы

Бюст императора Калигулы из Луврского музея

 

Начало правления Калигулы

По ненависти к мрачному Тиберию, Рим с беспредельным восторгом приветствовал нового повелителя. Похоронная процессия умершего Тиберия была триумфальным шествием нового императора. Сын Германика, воспитанник войска, Калигула вступал в ликующий Рим между рядами пылающих факелов и дымящихся курениями жертвенников. И по всему государству, как в Риме, совершались радостные праздники благодарения богам. Народ ожидал, что сын исполнит то, чего не мог сделать его отец - восстановит в Риме старинную республиканскую свободу.

Семья императора Августа

Родственные отношения в семье императора Августа

 

Калигула понимал, что для него чрезвычайно выгоден резкий контраст между ним и Тиберием, потому в первые месяцы своего правления он поступал совершенно не так, как этот брат его деда. Тиберий с жестокой подозрительностью губил своих родных; Калигула объявил, что будет с отцовской любовью заботиться о несовершеннолетнем Тиберии, внуке умершего императора, хотя завещание деда, назначавшее этого внука соправителем Калигулы, было отвергнуто сенатом и народом. Калигула велел перевезти в Рим и поставить в императорской фамильной гробнице урны с прахом Агриппины и Нерона, дал своей бабушке Антонии титул Августы, осыпал почестями своих развратных сестер Друзиллу, Агриппину Юлию Ливиллу и своего дядю Клавдия. Главным стремлением Тиберия было сосредоточить всю власть в руках римского императора и сената. Калигула возвратил комициям право избирать курульных сановников, а этим сановникам – должностную власть их; отменил закон об оскорблении величества, прекратил процессы, начатые на основании его, возвратил изгнанных, освободил находившихся в темницах, отменил запрещение, которому были подвергнуты книги историков, преданных делу свободы, Тита Лабиена, Кремуция Корда, Кассия Севера.

Тиберий не делал никаких бесполезных для государства издержек, ограничил расходы на народные развлечения. Император Калигула тратил деньги с безграничной расточительностью. Он дал денежные награды (донативы) всем воинам, находившимся в Риме и его окрестностях, угощал население города Рима и раздавал подарки ему. Калигула устраивал народные развлечения в таком размере, что еще не было видано ничего подобного: нескончаемым рядом шли драмы, пантомимы, гладиаторские бои, битвы с хищными зверями, скачки на колесницах в цирках. Все это делалось с неимоверным великолепием; зрелища устраивались в цирке даже по ночам при ярком освещении, придававшем новый блеск играм, гладиаторским боям, спектаклям и театральным процессиям; Рим веселился в колоссальном размере, и устроитель праздников наслаждался сам больше всех. Расточительность Калигулы на игры, его обжорство и разврат не имели границ; он восхищался, предаваясь грязным порокам. Неудивительно было, что, менее чем в год, был растрачен весь запас денег в казне, собранный Тиберием и простиравшийся до громадной суммы (более 120 миллионов рублей на дореволюционные русские деньги); а сам Калигула от чрезмерных чувственных наслаждений впал в тяжкую болезнь, окончательно расстроившую и его хилое тело и его рассудок, испорченный дурным воспитанием и ослабленный ранним развратом. Рим был до того очарован оргиями, какие получал от него, что толпы народа стояли по целым ночам кругом дворца императора Калигулы, рыдали, тоскливо спрашивали известий о состоянии больного. Один из граждан обещал богам свою жизнь в жертву за спасение императора, другой гражданин, имевший сан всадника, дал обет участвовать в гладиаторском бое, если выздоровеет император. А когда разнеслась весть о выздоровлении Калигулы, по всему государству были устроены в знак радости торжественные празднества.

 

Казни Калигулы

После болезни в поступках Калигулы произошла явная перемена к худшему (38 г.). Причиной было отчасти физическое и умственное расстройство императора, но гораздо сильнее действовала другая причина: запасы денег в казне были истощены, и если он не хотел отказаться от мотовства на праздники и на разврат, то должен был добывать деньги всяческими способами. Поэтому Калигула возобновил в Риме процессы по обвинениям в оскорблении величества, чтобы убивать или ссылать в изгнание богатых людей и конфисковать их имущество. Процессы по этим делам при Тиберии, как ни были ужасны и гнусны, были невинною игрой сравнительно с тем, что стало делаться теперь. Предавшись тирании, Калигула стал недоверчив и труслив; ему воображалось, что он окружен врагами, заговорщиками. Внук прежнего императора Тиберий, которого он объявил своим приемным братом, стал казаться ему опасным соперником и был убит подосланным от Калигулы военным трибуном. С бесчеловечной ирониею он принудил исполнить обещания тех римских граждан, которые во время его болезни говорили – один, что убьет себя, другой, что выступит на гладиаторский бой, если император выздоровеет. Калигула принудил к самоубийству своего тестя Силана, надоедавшего ему советами быть рассудительнее. За то же самое он принудил к самоубийству преторианского префекта Макрона, которому был обязан получением власти, и его жену Эннию, с которой прежде жил в любовной связи; а после их смерти он велел убить их детей.

Все права, возвращенные римскому народу и курульным сановникам в предыдущем году, Калигула отменил; за всякое возражение в сенате он наказывал, как за мятеж против императорской власти. Понятию об римском императоре Калигула дал совершенно божественный характер. Он возвел себя в сан бога, заставил сенат и народ строить храмы и приносить жертвы ему. Любитель театральных процессий, Калигула стал являться римскому народу то Юпитером с громовыми стрелами в руке, то Геркулесом с львиной шкурой на плечах и булавой, то Нептуном с трезубцем, то Аполлоном с китарой. У знаменитых статуй богов головы были заменяемы его головой и превращались в изображения нового бога – императора. Калигула велел поставить свою статую даже в иерусалимском храме. Сделавшись богом, он, как следует всемогущему богу, стал выше всех законов. Калигула постановил, что он источник всякого закона и потому имеет право давать всякому делу такое решение, какое хочет.

Его любовь к великолепным спектаклям, процессиям, играм росла до размеров все более и более безумных. Какой бы случай ни произошел, он брал его предлогом для праздника. Когда внезапно умерла его сестра Друзилла, которую муж её Марк Лепид уступил ему и на которой Калигула женился, он велел ежегодно праздновать играми день её рождения, причислить ее к богиням и воздавать божеские почести её золотой статуе. Когда был кончен большой водопровод, который шел высокими аркадами из гор в Рим и доставлял городу родниковую воду, распределявшуюся из него множеством каналов и труб по рыбным прудам, баням, садам и домам, Калигула отпраздновал великолепными торжествами открытие этого единственного рассудительного своего сооружения.

Друзилла

Друзилла - сестра и любовница императора Калигулы

 

Праздники, еще более великолепные, были даны по поводу другого сооружения, совершенно безумного: Калигула построил мост от Байев до Путеол через залив; это расстояние составляло 3,600 римских шагов (более пяти верст). По мосту была проведена шоссейная дорога, подобная Аппиевой; по сторонам были построены гостиницы и разные другие места для отдыха. Окончание этой постройки император Калигула отпраздновал торжествами, превосходившими великолепием все прежние; тут были и военные игры и триумфальные процессии, все это – в колоссальном размере. В день открытия дороги Калигула с отрядом роскошно одетых воинов проехал по ней; он ехал впереди всех; на нем был панцирь, о котором говорили, будто бы его носил Александр; поверх панциря была наброшена шелковая пурпурная мантия, вышитая золотом. Калигула хвалился, что он этим своим делом затмил сооружения Дария и Ксеркса.

Даже римской черни или наскучили, или опротивели ежедневные праздники с бесчеловечными боями гладиаторов и свирепыми травлями зверей; число сходившихся смотреть на эти зрелища уменьшилось. Раздраженный холодностью римлян к ним, Калигула воскликнул, что «желал бы, что бы весь римский народ имел одну шею, тогда можно было б убить весь его одним ударом секиры». Он вообще употреблял грубые ругательства и проклятия, потому что принадлежал по степени своей образованности к римской черни. Калигула велел всадникам и сенаторам участвовать в гладиаторских боях. Однажды, когда бросали преступников на растерзание зверям, число преступников оказалось меньше, чем было нужно. Калигула велел схватить из толпы зрителей, сколько было надобно для пополнения числа и бросить их зверям.

 

Расточительность Калигулы

Никаких сокровищ не доставало на безграничную расточительность императора Калигулы, потому надобно было придумывать все новые и новые способы грабежа. Когда оскудела возможность добывать, много денег конфискациями, Калигула велел финансовым правителям отбирать в его фиск часть состояния вообще всех очень богатых людей, чтоб уменьшилось неравенство состояний. Он требовал, чтобы в каждом завещании часть имущества была предоставляема ему. Когда истощились доходы с Рима и с Италии, Калигула перенес свою резиденцию в богатую Галлию и там, окруженный фокусниками, гладиаторами, уличными женщинами, довел фантазии своего тиранства до дикой, дурацкой нелепости. В Лугдуне Калигула устроил публичный аукцион, на котором продавались посуда, уборы прежних императоров, разные вещи из добычи, оставленные ими у себя, и принуждал зрителей покупать. Деньги он употребил на праздники и на подарки воинам. Бесстыдные женщины помогали развитию пошлости разврата Калигулы. Говорят, что Милония Цезония совершенно расстроила его рассудок любовным напитком, который поднесла ему. В кругу приближенных Калигулы возник заговор, и это послужило ему желанным поводом к новым убийствам. Двух своих сестер, бывших и любовницами его, Калигула сослал в изгнание; первый муж его умершей сестры Друзиллы, Лепид, был убит. Римский сенат утратил последний остаток чести раболепными выражениями радости по поводу спасения его жизни.

Сестерций Калигулы

Сестерций римского императора Калигулы

Источник изображения

 

Поход Калигулы в Галлию

Чтобы затмить славу Цезаря, Калигула отправился походом против британцев. Когда император пришел на галльский берег, сын одного из британских царей, прогнанный своим отцом, явился с несколькими спутниками в его стан и просил его защиты. Этого было достаточно сопернику Цезаря, чтобы послать римскому сенату извещение, что Британия покорилась. После того, Калигула велел воинам легионов собирать на берегу раковины, набирать их полные шлемы, набирать их за пазуху, потому что это добыча, которую они отнимают у океана. Воины роптали, император успокоил их подарками. Чтобы добыть предлог для блестящего триумфа, Калигула послал отряды по берегам Рейна, набрал галлов высокого роста и пленных германцев, которые должны были фигурировать в процессии его триумфального въезда в Рим. Галлам император велел отпускать волоса и красить их в рыжий цвет, чтобы быть похожими на германцев. Невольно возникает мысль, что это была насмешка над Римом.

 

Доносчики и сенат при Калигуле

Покрытый позором, император Калигула в день своего рождения въехал триумфальной процессией в Рим (40 г.) возобновить там свои гнусности и свирепости. Действительные, или мнимые заговоры служили ему предлогом убивать виновных и невинных. День и ночь работали орудия пытки у палачей перед глазами злодея-императора, наслаждавшегося видом страданий и заботившегося лишь о том, чтобы мучимые мучились долго. Римский сенат с рабской покорностью терпел эти неистовства. Однажды сенаторы сами заменили палачей. Один из страшнейших доносчиков Протоген, всегда носивший при себе, как говорят, два списка имен, один из которых был озаглавлен «меч», а другой – «кинжал», назвал в заседании сената одного из бывших тут сенаторов врагом императора Калигулы. Другие сенаторы бросились на несчастного и убили его своими стилями, острыми палочками, которыми римляне писали на дощечках, покрытых воском. После этого, сенаторы приняли решение, что божественный император будет сидеть в сенате на таком высоком престоле, чтобы нельзя было достать до него и что кругом его всегда будет стоять вооруженная стража. Самые жестокие преследования Калигула направил против римского всаднического сословия, богатства которого были нужны императору. Когда грабеж отдельных лиц оказался недостаточным для расточительности Калигулы, он установил тяжелые и гнусные налоги. Взималась пошлина со всех съестных припасов, продаваемых в Риме; носильщики должны были отдавать восьмую долю своего заработка, со всех судебных исков также бралась определенная пошлина; проститутки и содержательницы их платили пошлину со своего ремесла. Светоний говорит, что Калигула устроил в своем дворце несколько комнат, в которых женщины и юноши знатных фамилий были принуждены продаваться развратникам за плату, поступавшую в кассу императора.

Калигула

Римский император Калигула. Бюст I в. до Р. Х.

 

Убийство Калигулы

Мера гнусностей Калигулы переполнилась. Некоторые из знатных римлян, принадлежавших к императорскому двору, утомленные бесконечными казнями, конфискациями, всяческими грабежами и опасавшиеся за свою жизнь, составили заговор. Военные трибуны преторианцев Херея и Сабин закололи сумасбродного тирана в коридоре театра (24 января 41 г.), потом убили его жену Цезонию и маленькую её дочь. Так умер римский император Калигула после правления, продолжавшегося несколько менее четырех лет.

Это был человек, в котором все человеческие качества были искажены пороками, не смягченными ничем хорошим. У Калигулы кружилась голова от упоения могуществом; он был раб пошлых страстей, не знавший никакого закона, кроме своей воли, завидовавший всякому хорошему качеству в других, считавший славу других уменьшением своего величия. При безграничном мотовстве на игры и постройки, при неслыханных излишествах обжорства и разврата, главным побуждением Калигулы было не собственно влечение к расточительности и к чувственным наслаждениям, а тщеславное желание показать, что для него нет ничего невозможного, не существует границы закона, природы, стыда, приличия. Поставленный случайностью рождения наверх императорского могущества, Калигула безумствовал в восторге от беспредельности своей власти, выказывая свою силу поруганием всего. Есть какая-то демоническая ирония в том, как этот римский император разыгрывал роль бога перед подвергнувшимся в прах сенатом и народом, возвещая словами и доказывая делами, что он существо сверхъестественное. Однажды на пиру Калигула вдруг захохотал; два консула, между которыми было его место на ложе, спросили, о чем он засмеялся; император отвечал: «смеюсь при мысли, что могу одним моим словом велеть удавить вас обоих». Однажды, целуя шею любовницы, он сказал: «какая прекрасная шея; а если я велю, то она будет перерублена».

Есть несколько анекдотов об этой демонической шутливости императора Калигулы; черты её врезались в памяти народа глубже, чем свирепости, которые совершал в порывах ярости деспот, постоянно находившийся в лихорадочном волнении и мучимый бессонницей. Не было человека, который пожалел бы о Калигуле. Память его была предана проклятию; храмы его были разрушены, имя его стерто с памятников. В римской истории Калигула заклеймён вечным позором. Преемником Калигулы был его дядя, Клавдий.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.