Остров Эола

Вскоре, – продолжал свой рассказ Одиссей, – прибыли мы на остров властителя воздушной стихии Эола. Остров Эола, плавающий по морю, окружен нерушимой медной стеной, берега же его поднимаются отвесными утесами из морских волн. На этом острове живет Эол с женой своей, шестью сыновьями и шестью дочерьми. Счастлива и безмятежна жизнь Эола. Он проводит дни, весело пируя со своей семьей в богатых чертогах. [Читайте полный текст Песни 10 и всей поэмы «Одиссея», а также краткое описание приключений Одиссея целиком.]

Целый месяц чествовал нас пирами Эол и слушал мои рассказы о подвигах героев под Троей.

 

Разрушение Трои и Приключения Одиссея. Мультфильм

 

Наконец, стал я просить его отпустить нас на родину. Согласился Эол. На прощанье дал он мне большой мех, завязанный серебряной бечевкой. В этом мехе были подвластные Эолу ветры. Лишь один западный ветер, Зефир, был оставлен на свободе. Он должен был гнать мои корабли к родной Итаке. Запретил Эол развязывать мех до тех пор, пока не прибуду я на родину.

Но не сулил мне великий Зевс вернуться на родину. Когда на десятый день плавания показалась уже Итака, боги погрузили меня в глубокий сон. Спутники же мои стали говорить между собой, что наверно много золота и серебра дал мне Эол, положив их в мех, раз я не позволяю развязывать его. Побуждаемые любопытством, развязали мои спутники мех. Вырвались из него ветры и подняли страшную бурю на море. Проснулся я от шума бури и хотел броситься в отчаянии в море, но покорился судьбе и, завернувшись в плащ, лег на корме.

Бурей опять пригнало нас к острову Эола. С одним из своих спутников пошел я в его дворец и стал молить, чтобы он еще раз помог мне вернуться на родину. Но разгневался на меня Эол и прогнал. Ушёл я, проливая горькие слезы.

 

Лестригоны

Отправились мы дальше по морю. Шесть суток плыли мы, и наконец достигли какого-то острова. Одиннадцать моих кораблей пристали к берегу, и мои спутники вытащили их на прибрежный песок. Свой же корабль я поставил у входа в залив.

Лестригоны

Одиссей и лестригоны. Стенная живопись конца I в. до Р. Х.

 

Взошел я на утес, чтобы посмотреть окрестности. Нигде не было видно ни стад, ни возделанных полей, только кое-где вдали подымался дым. Послал я трех моих спутников узнать, кто живет на этом острове. Отправились они в путь. Около колодца, недалеко от большого города, встретили мои спутники громадного роста деву; она отвела их в город во дворец отца своего Антифата, повелителя лестригонов. Во дворце увидели они жену Антифата, ростом с высокую гору. Велела она позвать своего мужа, бывшего на собрании старейшин. Прибежал он, схватил одного моего спутника, растерзал его и приготовил себе из его мяса обед.

Обратились в бегство мои спутники и прибежали к кораблям. Антифат же созвал лестригонов. Побежали они на берег моря и, отрывая целые утесы, стали разбивать корабли. Убили эти великаны всех моих спутников с одиннадцати кораблей и, нанизав их на колья, унесли в свой город. С трудом спасся я на своем судне. Из двенадцати кораблей остался у меня только один.

 

Одиссей на острове волшебницы Кирки

Долго плыли мы по безбрежному морю, проливая слезы о погибших товарищах. Наконец, на дальнем западе, достигли мы острова Эйи, где жила прекрасновласая волшебница Кирка, дочь солнечного бога Гелиоса.

Два дня провели мы на берегу тихого залива. На третий день пошел я вглубь острова. С высокого утеса увидел я вдали дым, подымавшийся из-за леса. Решился я вернуться к кораблям и послать несколько спутников узнать, кто живет на острове.

Утром разделил я своих спутников на два отряда. Одним начальствовал я, другим же поручил начальствовать Эврилоху. Бросили мы жребий, кому идти вглубь острова, выпал жребий идти Эврилоху с двенадцатью товарищами.

Отправились они в путь и быстро достигли дворца Кирки. Около него ходили ручные львы и волки. Увидав моих спутников, подбежали они к ним и стали ласкаться, словно собаки, ласкающиеся к своим хозяевам, – так укротила их Кирка волшебным питьем. Из дворца донеслось до моих спутников звонкое пение. Вышла оттуда Кирка и приветливо просила моих друзей войти. Во дворце подала она им вина в чашах, подмешав в него сока волшебной травы. Выпили вино мои спутники, а Кирка, коснувшись каждого жезлом, обратила их всех в свиней, оставив им лишь разум. Загнала их Кирка в хлев и бросила им, льющим горькие слезы, в пищу желудей. Спасся один лишь Эврилох, который не пошел во дворец вместе со всеми.

Цирцея

Кирка протягивает Одиссею чашу с колдовским зельем. Картина Дж. У. Уотерхауса

 

Прибежал к кораблю Эврилох и с ужасом рассказал о постигшем моих спутников несчастье. Тотчас я пошел ко дворцу Кирки. На пути явился мне под видом прекрасного юноши бог Гермес. Он научил меня, как освободить товарищей из власти волшебницы, и дал мне чудодейственный корень, который должен был сделать чары Кирки безвредными для меня.

Пришел я во дворец Кирки. Она ласково встретила меня, ввела во дворец и, посадив на богато украшенное кресло, поднесла волшебного питья. Спокойно выпил я его. Она же коснулась меня жезлом и сказала:

– Иди же теперь в свиной хлев и валяйся там вместе с другими.

Я, обнажив меч бросился на волшебницу и стал грозить ей смертью. Упала предо мной на колени Кирка.

– О, кто ты? – воскликнула она. – Никто до сих пор не мог спастись от моего волшебного напитка. О, знаю я, ты – хитроумный Одиссей! Мне давно уже предсказал Гермес, что ты придешь ко мне. Вложи же твой меч в ножны!

Одиссей и Кирка

Одиссей и Кирка. Греческий сосуд ок. 440 до Р. Х.

 

Я, вложив меч в ножны, заставил поклясться Кирку, что она не причинит мне вреда. Дав клятву, Кирка просила меня остаться у нее и предложила мне отдохнуть. Я согласился. Пока я отдыхал, служанки Кирки, дочери богов реки и ручьев, приготовили пышную трапезу. Когда я отдохнул, то оделся в роскошные одежды, вошел в пиршественный чертог, сел за стол, уставленный богатыми яствами, но от печали не мог ничего есть.

Сказал я Кирке, что не примусь за еду, пока не вернет она прежнего образа моим спутникам. Кирка вывела из хлева свиней, помазала их волшебной мазью, возвратила им их прежний образ и сделала их даже красивее и сильнее, чем они были раньше. Обрадовались мои спутники, увидав меня; их радость тронула даже Кирку.

Просила меня волшебница сходить на берег моря за оставшимися там моими спутниками и привести их всех к ней во дворец. Исполнил я просьбу Кирки и привел к ней всех своих спутников, хотя и уговаривал Эврилох не доверяться коварной волшебнице. Когда все мы собрались во дворце Кирки, устроила она великолепный пир.

Целый год прожили мы во дворце Кирки. По прошествии года я стал просить Кирку отпустить нас на родину. Согласилась великая волшебница. Но она сказала мне, что, раньше чем вернуться на родину, я должен посетить царство мрачного бога мёртвых Аида и там вопросить о своей судьбе тень фиванского прорицателя Тиресия. Рассказала мне Кирка, как достигнуть входа в подземное царство теней, и научила, как должен я приносить жертвы и призывать тени умерших.

Выслушал я наставления богини и стал собирать в путь товарищей. Проснулся от шума наших сборов Эльпенор, спавший на крыше дворца. Поспешно вскочил он с ложа и, забыв, что находится на крыше, побежал на голос товарищей. Упал он на землю с высокой крыши и разбился насмерть. Горько плакали мы, видя смерть нашего друга, но должны были спешить в далекий путь на край земли, ко входу в царство мрачного Аида.

 

Для перехода к краткому содержанию предыдущей / следующей песни «Одиссеи» пользуйтесь кнопками Назад / Вперёд ниже текста статьи.