На следующий день, продолжал Одиссей, предали мы погребению тело Эльпенора и насыпали над его могилой высокий курган. Узнав о нашем возвращении, на берег моря пришла и волшебница Кирка; за ней шли ее служанки, они принесли к кораблю много роскошно приготовленной пищи и меха с вином. До ночи пировали мы на морском берегу. Когда же мои спутники легли спать, Кирка рассказала мне, какие опасности предстоят на дальнейшем пути, и научила, как их избежать. [Читайте полный текст Песни 12 и всей поэмы «Одиссея», а также краткое описание приключений Одиссея целиком.]

 

 

Разрушение Трои и Приключения Одиссея. Мультфильм

 

Остров сирен

Лишь только разгорелась утренняя заря, разбудил я своих товарищей. Спустили мы корабль на море, и он понесся в открытое море. Попутный ветер надул паруса. Уже недалек был знаменитый остров сирен. Тогда я обратился к своим спутникам:

– Друзья! Сейчас должны мы проплыть мимо острова сирен. Своим пением завлекают они плывущих мимо моряков и предают их лютой смерти. Весь остров их усеян костями растерзанных ими людей. Я залеплю вам уши мягким воском, чтобы не слышали вы их пения и не погибли, меня же вы привяжите к мачте, ибо позволила мне волшебница Кирка услышать пение сирен. Если я, очарованный им, буду просить вас отвязать меня, то вы свяжите меня еще крепче.

Только сказал я это, как вдруг стих попутный ветер. Товарищи мои спустили парус и сели на весла. Виден был уже остров сирен. Залепил я воском уши моим спутникам, а они так крепко привязали меня к мачте, что не мог я двинуть ни одним суставом. Быстро плыл наш корабль мимо острова, а с него неслось чарующее пение сирен.

– О, плыви к нам, великий Одиссей! – так пели сирены. – К. нам направь свой корабль, чтобы насладиться нашим пением. Не проплывет мимо ни один моряк, не послушав нашего сладостного пения. Насладившись им, покидает он нас, узнав многое. Всё знаем мы – и что претерпели по воле богов под Троей греки, и что делается на земле.

Одиссей у острова сирен

Одиссей и сирены. Картина Г. Дрэпера, ок. 1909

 

Очарованный их пением, я дал знак товарищам, чтобы отвязали они меня. Но, помня мои наставления, они связали меня еще крепче. Только тогда вынули воск из ушей мои спутники и отвязали меня от мачты, когда уже скрылся из наших глаз остров сирен.

 

Сцилла и Харибда

Спокойно плыл все дальше корабль, но вдруг услыхал я вдали ужасный шум и увидал дым. Я знал, что это – страшное чудовище Харибда. Испугались мои товарищи, выпустили весла из рук, и остановился корабль. Обошел я моих спутников и стал их ободрять.

– Друзья! Много бед испытали мы, многих избежали опасностей, – так говорил я, – та опасность, которую предстоит нам преодолеть, не страшнее той, которую мы испытали в пещере Полифема. Не теряйте же мужества, налегайте сильнее на весла! Зевс поможет нам избежать гибели. Направьте дальше корабль от того места, где виден дым и слышится ужасный шум. Правьте ближе к утесу!

Ободрил я спутников. Изо всех сил налегли они на весла. О другом же чудовище, Скилле, ничего не сказал я им. Я знал, что Скилла вырвет у меня лишь шесть спутников, а в Харибде погибли бы мы все. Сам я, забыв наставления Кирки, схватил копье и стал ждать нападения Скиллы. Напрасно искал я ее глазами.

Быстро плыл корабль по узкому проливу. Мы видели, как у одного его берега поглощала морскую воду страшная Харибда: волны клокотали около ее пасти, а в ее глубоком чреве, словно в котле, кипели морская тина и земля. Когда же изрыгала она воду, то вокруг кипела и бурлила вода со страшным грохотом, а соленые брызги взлетали до самой вершины утеса.

Скилла и Харибда

Корабль Одиссея между Сциллой и Харибдой. Итальянская фреска XVI века

 

Бледный от ужаса, смотрел я на Харибду. В это время с другой стороны пролива вытянула все свои шесть шей ужасная Скилла и шестью громадными пастями с тремя рядами зубов схватила шесть моих спутников. Я видел лишь, как мелькнули в воздухе их руки и ноги, и слышал, как призывали они меня на помощь. У входа в свою пещеру сожрала их Скилла; напрасно несчастные простирали с мольбой ко мне руки. С великим трудом миновали мы Харибду и Скиллу и поплыли к острову солнечного бога Гелиоса – Тринакрии (Сицилии).

 

Остров Тринакрия

Вскоре показался вдали остров бога Гелиоса. Все ближе подплывали мы к нему. Я уже ясно слышал мычанье быков и блеяние овец Гелиоса. Помня прорицание Тиресия и предостережение волшебницы Кирки, я стал убеждать спутников миновать остров и не останавливаться на нем. Хотел я избежать великой опасности. Но Эврилох ответил мне:

– Как жесток ты, Одиссей! Мы утомились; сколько ночей провели мы без сна, а ты запрещаешь нам выйти на берег и отдохнуть, подкрепившись пищей. Да и опасно плыть по морю ночью. Нет, мы должны пристать к берегу, а завтра с зарей отправимся в дальнейший путь.

Согласились и остальные спутники с Эврилохом. Понял я, что не миновать нам беды. Пристали мы к острову и вытащили на берег корабль. Заставил я спутников дать мне великую клятву, что не будут они убивать быков бога Гелиоса. Приготовили мы себе ужин, и во время его со слезами вспоминали наших товарищей, похищенных Скиллой. Кончив ужин, мы уснули на берегу.

Ночью послал Зевс страшную бурю. Грозно взревел неистовый бог ветра Борей, тучи заволокли все небо. Утром втащили мы свой корабль в прибрежную пещеру, чтобы не пострадал он от бури. Еще раз просил я товарищей не трогать стада Гелиоса, и обещали они мне исполнить мою просьбу.

Целый месяц дули противные ветры, и не могли мы пуститься в путь. Наконец, вышли у нас все припасы. Приходилось питаться тем, что добывали мы охотой и рыбной ловлей. Все сильнее мучил голод моих спутников. Однажды ушел я вглубь острова, где в уединении стал молить богов-олимпийцев послать нам попутный ветер. Незаметно погрузили меня боги в глубокий сон.

Пока я спал, Эврилох уговорил моих спутников убить несколько быков из стада бога Гелиоса. Он говорил, что, вернувшись на родину, они умилостивят Гелиоса, построив ему богатый храм. Даже если погубят их боги за убийство быков, то лучше уж быть поглощенными морем, чем погибнуть от голода.

Послушались Эврилоха мои спутники. Выбрали они из стада лучших быков и убили их. Часть их мяса принесли они в жертву богам. Вместо жертвенной муки они взяли дубовые листья, а вместо вина – воду, так как ни муки, ни вина не осталось у нас. Принеся жертву богам, они стали жарить мясо на кострах. В это время я проснулся и пошел к кораблю. Издали почувствовал я запах жареного мяса и понял, что случилось. В ужасе воскликнул я:

– О, великие боги Олимпа! Зачем послали вы мне сон! Совершили великое преступление мои спутники – убили они быков Гелиоса.

Между тем нимфа Лампетия известила Гелиоса о том, что случилось. Разгневался великий бог. Он жаловался богам на то, как оскорбили его мои спутники, грозил спуститься навсегда в царство мрачного Аида и никогда не светить больше богам и людям. Чтобы умилостивить бога солнца, Зевс обещал разбить своей молнией мой корабль и погубить всех моих спутников.

Напрасно упрекал я моих спутников за то, что совершили они. Боги послали нам страшное знамение. Как живые, двигались содранные с быков кожи, а мясо издавало жалобное мычание. Шесть дней бушевала буря, и все дни истребляли быков Гелиоса мои спутники.

Наконец, на седьмой буря прекратилась, и подул попутный ветер. Тотчас отправились мы в путь. Но лишь только скрылся из виду остров Тринакрия, как громовержец Зевс собрал над нашими головами грозные тучи. Налетел с воем ветер-Зефир, поднялась ужасная буря. Сломалась, как трость, наша мачта и упала на корабль. Сверкнула молния Зевса и разбила в щепки судно. Всех моих спутников поглотило море. Спасся один только я. С трудом поймал я обломок мачты и киль моего корабля и связал их.

Стихла буря. Начал дуть южный ветер Нот. Он помчал меня прямо к Харибде. Она в это время с ревом поглощала морскую воду. Едва успел я ухватиться за ветви смоковницы, росшей на скале около самой Харибды, и повис на них, прямо над ужасным чудищем. Долго ждал я, чтобы вновь изрыгнула Харибда вместе с водой мачту и киль. Наконец, выплыли они из ее чудовищной пасти. Выпустил я ветви смоковницы и бросился вниз прямо на обломки моего корабля. Так спасся я от гибели в пасти Харибды. Спасся я по воле Зевса и от чудовищной Скиллы. Не заметила она, как плыл я по волнам бушующего моря.

Девять дней носился я по безбрежному морю, и, наконец, прибило меня волнами к острову нимфы Калипсо.

Так кончил Одиссей рассказ о своих приключениях.

 

Для перехода к краткому содержанию предыдущей / следующей песни «Одиссеи» пользуйтесь кнопками Назад / Вперёд ниже текста статьи.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Просьба делать переводы через карту, а не Яндекс-деньги.