В «Севастопольских рассказах» (см. их литературный анализ) Толстой заглядывает и на поле битвы, и в траншеи, и к офицеру на квартиру, и в лазарет, и на бульвар, где гуляют жители осажденного города... Он заглядывает в души разных людей, заметных и малозаметных, – он рисует настроения этих душ в разные моменты жизни осажденного города, – и во время боя, и во время отдыха он показывает, что она ощущает и думает, как веселится в свободную минуту, как шутит под свистящими пулями, как мучительно иногда боится, как отдается тщеславному чувству, мечтам о наградах, о славе, как спокойно и просто совершает подвиги мужества и великодушия, и как мелочно и зло вздорит из-за какого-нибудь проигранного в карты рубля...

 

Л. Толстой. Севастопольские рассказы. Аудиокнига

 

Нет героев: «все хороши и все дурны» – вот, предел, до которого дошел художественный реализм, явившийся на смену романтизму, с его апофеозом «личности». Толстой не боится «истины», как ни безобразна она. Эта «истина» – лучший помощник ему в доказательстве того, что война – величайшее зло (см. статью Изображение войны в «Севастопольских рассказах»).

В первом очерке: «Севастополь в декабре 1854 года» Толстой показывает жизнь города в начале осады, когда и жители его, и защитники верили в то, что отстоят город. Вот почему серьезности в настроении толпы еще нет: жизнь течет разнообразная, по-прежнему довольно пошлая и обыденная. Во втором очерке: «Севастополь в мае 1855 года» – картина уже иная: настроение у всех приподнятое; опасность чувствуется всеми. В этом очерке Толстой вводит нас в настроения «защитников» города. Целый ряд живых и разнообразных лиц проносится перед нами, – и в них, без труда, можем мы прочесть крупные и мелкие страсти людей, светлое и темное их души...

 

 

На первом плане выведен штабс-капитан Михайлов. Помня свой веру в то, что «все хороши и все дурны», Толстой в своем герое рисует человека, в общем, хорошего, но, в то же время, знающего и дурные чувства. Он – человек храбрый, честный слуга родины, способный на самопожертвование; простодушный и порядочный, он, в то же время, мелочно честолюбив и глупо тщеславен. Ему, честному боевому офицеру, доставляет неописанную радость пройтись под руку с блестящим «адъютантом», князем Гальциным... Идя умирать за родину, он мечтал о крестах.

В лице Калугина вывел Толстой карьериста, храбрость которого есть результат желания выслужиться. Наряду с этими офицерами, которые даже в глаза смерти не могут посмотреть «без задней мысли», – выведены солдаты, которые бьются просто и умирают без рисовки. В их храбрости нет ничего эффектного: и автор преклоняется перед их простотой, – в их душах видит величие, «молчаливое и бессознательное». Он нарисовал их спокойно-мужественными на бастионах, терпеливо умирающими в лазаретах, добродушно болтающими с врагами во время перемирия. В этом преклонении перед простым солдатом – виден тот «апофеоз простоты», возвеличение природы, с которыми читатель встречается и в написанных Толстым ещё раньше «Казаках».

Третий очерк: «Севастополь в августе 1855 года» представляет последние минуты «осажденного города». Дух защитников и жителей уже иной, чем в декабре 1854; сознание важности переживаемого момента вносит долю торжественности в настроения; некоторая растерянность и, в то же время, готовность умереть – сменяют прежнюю беспечность. Центральными фигурами в этом третьем очерке выведены братья Козельцовы. Старший, спокойный несложный, человек, живущий без порывов и без особых душевных тревог, просто и серьезно смотрит в глаза смерти и «делает свое дело» без шумихи, без задних мыслей. Это натура – простая и цельная. Младший брат его, Володя – восторженный, романтически настроенный юноша-мечтатель, который весь живет благородным порывом патриотизма. Чувствительный и впечатлительный, он болезненно переживает те впечатления, которыми подарило его знакомство с обратной, «прозаической» стороной войны.

 

Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.