Главные моменты жизни Пьера Безухова. Описывая в «Войне и мире» среду интеллигентную, богатую и властную, Толстой находит там или хищников, как Долохов, Элен и Анатоль Курагины, или карьеристов, как Берг, Друбецкой, или развратников и прожигателей жизни, или сплетников, мотов, казнокрадов, или же, наконец, людей, стоящих выше этой среды, сознавших невозможность для себя найти в ней содержание жизни и стремящихся отыскать какой-либо выход из этих условий жизни.

К числу последних относится Пьер Безухов. Его отличительными чертами являются детская доверчивость души неутомимое внутреннее искание правильных жизненных устоев. Воспитавшийся на книгах Руссо, охваченный различными впечатлениями, вопросами самообразования, чтением, занятиями, он не замечал вначале тягостных условий жизни в своей среде. Доверчивый, добродушный, он дал себя затянуть в тот душный мирок разврата, фальши и лжи, в котором очутился, благодаря своей жене, её брату и отцу. Но, будучи прямым и сильным по натуре, Пьер, сознав ложь и обман, окружавшие его, пустоту и пошлость жизни вокруг, решительно порвал все нити, связывавшая его с прежней обстановкой. Очутившись один и разрушив старое, лживое, он беспокойно и страстно ищет нового содержания жизни и готов открыть свою душу каждому искреннему и живому слову. Случайные встречи со старичком-масоном Баздеевым и после с Платоном Каратаевым определили два важных этапа его внутренней жизни. Масон Баздеев повлиял на жившую в душе Безухова струнку религиозной мечтательности.

 

Путь исканий Пьера Безухова

 

Нравственные искания Пьера. Человек по натуре необузданный, страстный, чувствовавший часто бессилие воли и ума перед влечениями низшего характера, Пьер в течение своей жизни вел упорную борьбу с темными сторонами своей натуры, с наследственными инстинктами, с привычками среды. Но рядом со всеми влечениями его чувственной натуры в нем было живо глубокое религиозное чувство, настойчиво давали себя знать потребности нравственного порядка, чем и объясняется жадное внимание Пьера ко всему, в чем, казалось ему, заключается надежда на правильный жизненный выход из его сомнений и бесплодных исканий. Духовные запросы его натуры взяли решительный перевес, и Пьер задумал обновить жизнь, внести в нее полезный труд, чистоту и служение нравственному идеалу.

 

 

В эпоху выработки нового строя жизни беседа со старичком Баздеевым затронула струнку религиозности в душе Пьера; ему понравилось строгое отношение к жизни старого масона, его мистические настроения и идеальные цели братства. Пьер сам делается масоном, участвует в собраниях братства, читает религиозно-философские книги, погружается в мистику, находя в ней отзвук некоторым склонностям своей натуры, и под влиянием новых идей готов всего себя и все свое богатство отдать на цели, проповедуемые братством. Ему хочется подчинить всю свою жизнь какой-либо высшей цели, жить по строгим заветам, определяющим каждый шаг жизни, и наполнить ее живой и полезной деятельностью. Но ближе подойдя к жизни членов братства, Безухов увидел, что они ограничивают свое служение лишь внешней обрядовой стороной, что масонство не мешает многим членам братства стремиться к наживе, орденам, власти, ничуть не изменяя привычек светской жизни. Когда же Пьер задумал сблизить религиозные цели братства с общественными, дабы кроме добрых слов были и полезные дела, то встретил решительный отпор и решил покинуть братство.

Таким образом он снова потерпел разочарование. Но жить пустой, бесцельной прежней жизнью он не мог. Выходом из создавшегося положения показалась ему во время его пребывания в армии, среди солдат, идея принести себя в жертву национальному долгу, он решил пойти и убить Наполеона при взятии французскими войсками Москвы. Попав в плен, переживая нужду, лишения, близость смерти, Пьер, превратившийся наружно из барина в огромного, нечесанного и небритого мужика в оборванном тулупе, встречает среди пленных Платона Каратаева и под влиянием его личности переживает решительный нравственный переворот.

Сближение с народом. Платон Каратаев как бы возвращает его снова к жизни, дает ему то новое духовное содержание её, с которым жизнь делается радостной и разумной. Между тем до этого образовавшаяся пустота жизни казалась Пьеру столь невыносимой, что единственным исходом он признавал или старание всячески убивать дни картами, вином, чтением, развлечениями, убегать от жизни, «спасаться от неё», или же пойти навстречу смерти. Присутствуя на поле Бородинской битвы, Пьер удивлял солдат своим равнодушием к смерти и вызвал среди них уважение к себе. Тут же впервые он приблизился к народной массе, и без преднамеренного желанья узнать солдат и войти в их среду, просто в силу своей чуткости, душевного вниманья к людям, – был поражен особенностями жизни этой среды.

Его поразило простое и серьезное отношение к жизни, молчаливый героизм, простота отношений; этот мир простых, смиренных и серьезных людей показался ему самым удобным и нужным для жизни. Ему захотелось самому стать таким же, сбросить все то, «лишнее и ненужное», что было в его прежней жизни. Ему захотелось уподобиться «им», солдатам, в их молчаливом героизме, в их простом и смиренном служении долгу: он задумал пойти на гибель, убить Наполеона, как врага общественного покоя и блага, как причину ужасов войны и самому погибнуть. Последнее страшное нравственное потрясение Пьер испытал, присутствуя при смертной казни. Ему показалось, что последние остатки веры в людей и жизнь он потерял после этого зрелища. В эпоху полного душевного отчаяния он встречает Каратаева.

 

 

Решения не логические, но основанные на вере. Каратаев с его беззаветной любовью ко всему живому, с его верой в добро и благо, с его живым религиозным чувством, открывающим Бога во всем великом и малом, с его самоотречением, детской жизнерадостностью и легкостью жизни, показался Пьеру как бы искоркой того божественного света, которого искала его душа. Непосредственная, всю жизнь Каратаева проникнувшая вера передалась Безухову, он понял, что нужно добиваться не одним умом решения жизненных вопросов, что правда только в том, чтобы отречься от личных целей, от забот и внешних и внутренних, отдаться всецело Тому Высшему, что руководит всем. Вера заменила умственные искания. Пример людей из народа показал ему, какова эта жизнь, подчиненная высшему руководящему началу, проходящая в отречении от личных забот и целей, в радостном и легком служении добру, жизнь строгая, простая и дающая полное душевное спокойствие.

Это душевное спокойствие ощутил теперь и Пьер. Как и Каратаев, он почувствовал себя маленькой частицей целого, частицей, совершенно определяющейся этим целым. Вера заменила его предыдущие умственные утверждения, на которых он не мог успокоиться, постоянно ища чего-то окончательно правильного и решающего все вопросы жизни, какой-то удовлетворяющей душу жизненной цели. Теперь он понял, что «это искание цели было только исканием Бога; и вдруг он узнал в своем плену не словами, не рассуждениями, но непосредственным чувством то, что ему уже давно говорила нянюшка: что Бог – вот Он, тут везде.

Пьер в плену узнал, что Бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он направлял зрение, глядя далеко от себя. Он всю жизнь свою смотрел куда-то поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой». Вот это-то живое религиозное чувство в массе народной почувствовал Безухов и при этом увидел, что религиозность народа не остается чем-то только внешним, но проникает собою жизнь и сообщает ей смысл, глубокое значение и радость.

Уже не разумом, но чувством воспринял Пьер эту веру и почувствовал, что вместе с тем жизнь его совершенно обновляется. Исчезло презрительное и холодное отношение к людям, отвращение к мелочам их жизни, исчезла пустота жизни, не нужно было спасаться от неё, убивать праздно время. Наоборот, он почувствовал бодрость, прилив сил и в голове его зародились новые планы деятельности. Оптимистически настроенный, он возвращается в отстраивающуюся Москву, где ждут его новые события личной жизни. В дальнейшем Пьер счастливо устраивает семейную жизнь, женившись на Наташе Ростовой, и неуклонно проводит в жизни начала, добра и справедливости, на которых утвердил свое миросозерцание.