Вся противоестественность, весь ужас для человека в таком деянии, как убийство, освещены Достоевским в «Преступлении и наказании» не как поучение, но в яркой изобразительности самого момента убийства. Ступив на ложный путь, доверившись своей отвлеченной теории, Раскольников должен сразу попасть в хаос, в котором теряет возможность руководить событиями и управлять собственной волен. Читателю становится ясно, что Раскольников, согласно утверждению Сони, совершает насилие не только над другими, но и над самим собой, над своей душой и совестью.

 

Теория Раскольникова

 

Если бы Раскольникову, в дни, когда он только размышлял об относительности понятий добра и зла, представили яркую картину этого убийства, если бы он мог увидеть себя с топором в руке, услышать треск черепа старухи под его топором, увидеть лужу крови, представить себя самого приближающегося с тем же окровавленным топором к Елизавете, как-то детски отстраняющей его в слепом ужасе руками, – если бы он мог пережить и перечувствовать все это, а не обдумывать только теоретические решения, нет сомнения, он бы увидел, что такой ценой никаких благ купить нельзя. Он бы понял, что средства цели не оправдывают.

Двойное убийство, совершенное Раскольниковым, как-то разрушает весь его жизненный устой. Им овладевают полная растерянность, смятение, бессилие и тоска. Он не может преодолеть, пересилить страшных впечатлений убийства: они его преследуют, как кошмар. В своей теории Раскольников полагал, что именно после убийства и грабежа он начнет осуществлять планы новой жизни; между тем именно самый кошмар убийства наполнил всю его последующую жизнь тоской и смятением.

 

 

В ночь после убийства он с лихорадочной торопливостью мечется по комнате, старается сосредоточиться, обдумать свое положение и не может, ловит и теряет нити мыслей, засовывает украденные вещи за обои и не видит, что они торчат оттуда. Им овладевают галлюцинации, он бредит и не может отличить действительности от безумных представлений.

В дальнейшем он продолжает ощущать непредвиденные последствия случившегося, которых учесть он не мог. Так, он чувствует свое полное разобщение со всем миром и с самыми близкими людьми. Он носит маску в общении с любимой матерью и сестрой, замыкается в свое угрюмое одиночество. И хотя он теоретически оправдывает свое преступление и винит себя только за слабость воли и малодушие, но в то же время бессознательно чувствует, что пролитая им кровь делает невозможным прежнее простое и душевное общение с любимыми людьми. – «Точно я из-за тысячи верст на вас смотрю», – говорит он матери и сестре.

Таким образом, Достоевский обнаруживает здесь, что нарушение вечных, свойственных душе человеческой, законов влечет за собой наказание не извне, а изнутри. Раскольников сам же казнит себя своим тоскливым разобщением с людьми, своей уединенностью и смутным сознанием, что жизнь его чем-то искалечена, разбита Он решает, что все дело в его слабости, в том, что он наделен дряблой и бессильной натурой. Он приходит к сознанию того, что он спасовал перед своим принципом, оказался ниже его. «Я себя убил, а не старушонку», – говорит он и выражает ту же мысль в другом месте: «Старушонка – вздор; я не человека убил, я принцип убил...»

В дальнейшем автор рисует своего героя в состоянии внутреннего расстройства и душевной борьбы. У него совершенно исчезло жизненное содержание, ибо исчез устой жизни; он не находит никаких прежних интересов жизни, не может больше отдаться ни труду, ни развлечениям. Он борется между двумя решениями: собственными прежним, говорящим ему о праве сильных, и Сони Mapмеладовой, призывающей его к покаянию и искуплению. Но личные черты, который показывает в своем герое автор, объясняют медленный процесс душевного перерожденияРаскольникова, которое совершилось в нем под влиянием Сони.

 

Ссылки на другие статьи о творчестве Ф. М. Достоевского – см. ниже, в блоке «Ещё по теме...»